ЛитМир - Электронная Библиотека

— Туманно. Я не очень понимаю, куда ты клонишь.

— Сейчас поймешь. Условимся считать личностью соединение души и тела, если говорить немного упрощенно, так? Лис смущенно улыбнулся, пытаясь согласиться.

— Уровень развития того, что мы называем личностью, зависит во многом от уровня развития общества, в котором эта личность формировалась. Другими словами, ты же понимаешь, что если перенести ребенка из менее развитой культуры в более развитую, то он, как правило, не воспримет все элементы этой более развитой культуры.

— Что ты называешь «более развитой культурой»?

— Ну, скажем, более сложную культуру, более развитую в техническом смысле и с более сложными законами и нормами поведения. Так вот, большинство детей, взятых из какого-нибудь дикого племени в более сложную культуру, никогда в ней не адаптируются.

— Подожди! —Лис предупреждающе поднял вверх палец. Если ребенок был уже достаточно большим, безусловно. А вот если взять младенца, то уверен, что в этом случае он вырастет как обычный член этого более сложного, как ты выражаешься, общества.

Монра покачала пальцем, как бы передразнивая Лиса:

— Ничего подобного! В подавляющем большинстве случаев это как раз не так. Вырастая, такой ребенок остается внутри, в душе своей, продуктом породившего его более примитивного общества. Это будет проявляться в том, что он не сможет полностью воспринять все даже чисто механические моменты общества более сложного. И наоборот, дети, рожденные обычными женщинами от Творцов…

— Или женщинами Творцов от обычных людей, — вставил Лис, вспоминая слова Эльота о том, что Монра рожала детей от Обычных.

— Или так, — кивнула Монра, нисколько не смущаясь. Так вот, такие дети, как правило, всегда становились незаурядными личностями в тех обществах, куда их отдавали, то есть в обществах более примитивных или, если говорить о твоей Земле, просто менее развитых по сравнению с нами. Но, что самое интересное, есть некоторый процент личностей, которые независимо от среды, в которой они появились и даже сформировались, готовы воспринять элементы более сложной культуры. То есть личности, которые как бы готовы, рождены для того, чтобы стать Творцами.

— Ага. Лис победно засмеялся. Вы все все-таки уверены, что высшая ступенька мироздания — это вы. А как же быть с тем, что, как ты сама призналась, вы до конца не понимаете в этом мире? Как вы себя любите, я просто не знаю! Вы настолько необъективны, что, даже сами признаваясь в вашем незнании всего на свете, через несколько секунд забываете об этом и снова мните себя истинными творцами всего сущего! Как вы вообще с таким подходом можете оценивать что-либо объективно?!

Слова эти вырвались у Лиса очень горячо, а тон был довольно резким. Монра несколько секунд смотрела на Лиса молча, и он уже подумал, что тут она, как и Эльот, уж точно обидится. Однако женщина вдруг примиряюще погладила его по руке:

— А в чем-то ты прав. У нас действительно, наверное, не хватает объективности в оценках. Хотя мы даже уже и не цивилизация в классическом понимании, поскольку мы отдельные хозяева отдельных миров, но тем не менее некая коллективная психология осталась несмотря ни на что. Конечно, даже в свете того, что я тебе говорила, мы вряд ли высшая степень развития живой материи, хотя и высокая, если у этой материи есть вообще какие-то ступени. Но тем не менее мы все-таки кое-чего достигли.

Лис опустил голову, скрывая улыбку: в любом случае Творцам было необходимо похвалить себя.

— Не надо иронически улыбаться, — сказала Монра, — так оно и есть.

— Технически — согласен, но нравственно — не могу сказать, судя по поведению Нимрата или по тому, что мне рассказал о своих забавах Эльот.

— Ты опять ударяешься в споры о категории нравственности. Я же говорю тебе, что это понятие выдумано людьми, а цель такого изобретения, как, кстати, и любой религии, — помогать управлять массами. Ты мне не даешь закончить мысль. Я хотела сказать, что подавляющее большинство людей из менее развитой культуры не воспримут по-настоящему глубоко большинства моментов, даже чисто технических, культуры более развитой. И чем дальше эти культуры отстоят друг от друга, тем это сильнее заметно. Однако, повторяю, имеется определенный процент, очень небольшой, людей, которые готовы воспринимать любую культуру, будучи сами рожденными в другой культуре.

— А если конкретнее? — попросил Лис.

— Ну вот смотри: например, ты сам. Ты относишься как раз, видимо, к этому небольшому количеству. Ты попал в новые условия и сумел полностью адаптироваться в них, ты разобрался в сложных устройствах во Дворце Терпа, научился пользоваться всем, что там было…

— Ну далеко не всем, — возразил Лис.

— До чего-то у тебя просто не дошли руки! Ты также адаптировался и в более низких культурах на гранях планеты. Значит, ты именно такая незаурядная универсальная личность.

— И что же из этого следует?

— Даже не знаю, — улыбнулась Монра. — Наверное, только то, что в мире определенно есть нечто непонятное для нас. Возможно, это как-то связано с наличием, перемещением, а также свойствами этой самой составляющей личности — души.

—Глубокий вывод из нашей беседы. То, что стоит за нашим мирозданием, мы так и не рассмотрели.

— Мы этого и не знаем, но вот, как считали у нас, личности, легко адаптирующиеся в разных культурах, возможно, являются ключом к пониманию этого.

Лис потянулся в кресле и зевнул, чтобы скрыть, как приятно ему это слышать. Помимо воли на лице расползалась глупая детская улыбка.

— Как все-таки приятно сознавать собственную исключительность. Кроме того, если говорить о вашей культуре, я готов и дальше адаптироваться в ней, особенно если в ней имеют место быть такие женщины, как ты.

И он посмотрел Монре прямо в глаза. Она ответила Лису взглядом, от которого у него в груди неожиданно потеплело.

Лис никогда не испытывал проблем в общении с женщинами — ни на Земле, ни на гранях планеты Терпа. Однако сейчас у него перехватило горло и сердце начало биться гулкими неровными толчками. «Это что со мной такое?»— подумал Лис.

Монра протянула руку и провела раскрытой ладонью по груди Лиса. Он почувствовал, как жар охватывает его, нарастает и как у него вдруг почему-то начали краснеть уши.

Лис хотел сказать, что здесь, на планете Терпа, где обитали народы с культурой более простой, чем та, в которой вырос, он мечтал встретить женщину, которая могла бы стать ему настоящим другом… Однако его прервал сигнал, раздавшийся с пульта. Следящее устройство сообщало, что в поле зрения появились искусственные летающие объекты. Это могли быть только другие гравилеты.

Лис чертыхнулся

— Не дадут объясниться в любви, — сказал он. Но ничего.

Он притянул к себе Монру и крепко поцеловал ее в губы. Она ответила на поцелуй и, переводя дыхание, сказала в тон Лису:

— Если выживем… ты понимаешь…

Он отстранил Монру и, глядя на сводившее его с ума лицо, сказал:

— Ты мне нравишься все больше и больше. Я когда-то прочитал такие слова: «Когда говоришь „я тебя люблю“, Действительно имей это в виду». Думаю, что именно это я и имею в виду.

ГЛАВА 20

Две машины шли за ними, поднимаясь по течению Трапхора. В бинокль было четко видно, что это были малые гравилеты, рассчитанные максимум на четыре человека. Лис отметил, что большие излучатели установлены на обоих.

Гравилеты могли двигаться быстрее, но не приближались и держались примерно в километре. Они поняли, что преследуемая машина повреждена, но не знали, остался ли заряд в мощном оружии, установленном на ее борту, поэтому и не подходили на дистанцию эффективного поражения.

Лис поделился своими соображениями с Монрой.

— Ты думаешь, это что-то может дать нам? — спросила она.

— Только то, что они пока не атакуют, — сказал Лис. Не знаю, как долго можно пользоваться их неведением, но и это уже хорошо: с их маневренностью и оружием они сотрут нас в порошок. А у нас пока есть время подумать. Монра посмотрела на Эльота, который продолжал спать завернувшись в одеяло, на кресле в последнем ряду:

59
{"b":"7313","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ключевые модели для саморазвития и управления персоналом. 75 моделей, которые должен знать каждый менеджер
Никогда тебя не отпущу
Личный бренд с нуля. Как заполучить признание, популярность, славу, когда ты ничего не знаешь о персональном PR
Свидетель защиты. Шокирующие доказательства уязвимости наших воспоминаний
Раз и навсегда
Записки учительницы
Связанные судьбой