ЛитМир - Электронная Библиотека

Гном спрыгнул с камня и совершенно естественным человеческим движением отряхнул штаны.

— И то верно, — сказал он. Давайте за мной. Только подойдя поближе, Лис и Монра увидели, что большой камень сместился в сторону, открыв вход в узкий. лаз, в который, впрочем, вполне было под силу протиснуться обычному человеку. Тилль махнул рукой:

— Нагнитесь и залезайте, дылды!

ГЛАВА 22

Проход постепенно сужался, и Лису с Монрой пришлось кое-где ползти на четвереньках. В стены были вставлены светильники из фосфоресцирующих растений, напоминавших крупные виноградные гроздья. Лис и раньше видел такие растения в Проклятом лесу: будучи сорванными и правильно высушенными, они очень долго давали ровный, довольно сильный бледно-розовый свет.

Лис заметил, что местами тоннель явно не был естественным.

— Давно вы нарыли это все? — спросил он у Тилля. Его удивило, что гномы начали выбираться за пределы своего плато: когда он был у них в последний раз, они и не помышляли об этом.

Тилль, не оборачиваясь, пробурчал:

— Ну, не очень-то давно. Мы тут добываем железо.

— Железо?! — удивился Лис.

— Ну да, — ответил гном. У нас есть один умелец — да ты его видел раньше, его Комет зовут. Он открыл, как из некоторых каменьев делать железо. Нагревал их с углями и еще с чем-то, ну и в общем выплавил железо. Полезная вещь: мы сделали наконечники к стрелам — легко сбивают гарпий! Теперь мы у тебя не будем просить наконечники — попросим побольше конфет!

— Да ради бога, — пробормотал Лис в замешательстве. «Ну и ну, — подумал он, — они научились выплавлять железо! Просто невероятный прогресс. Неужели дело в том, что и они живут недолго?»

Монра, которую больше всего удивило, что гномы говорят на языке-Творцов, шепнула:

— Слушай, откуда они знают наш язык?

Лис, стоя на четвереньках, попытался пожать плечами:

— Точно не знаю. Думаю, что это работа Терпа, создавшего гномов. Ты совсем ничего об этом не знаешь?

— Я не была у Терпа очень давно, уже лет триста, и в последний раз не видела никаких гномов. Тут вообще было пусто — лес дремучий и ничего больше. Были какие-то монстры, но не гномы, это точно.

— Получается, Терп поселил гномов в Проклятом лесу в последние триста лет. Интересно…

Лис окликнул Тилля, который двигался по тоннелю быстрее, чем люди:

— Слушай, дружище, тут дама моя интересуется, почему вы разговариваете на языке Творцов? Я, помню, тоже спрашивал тебя, а ты ответил, что ваш народ всегда на нем разговаривал. Вы сколько лет живете тут?

Тилль остановился и поправил свой колпак:

— Да уж сколько себя помним, столько и живем. Не знаю, может быть, и тысячу лет, а может, и больше.

Монра озадаченно посмотрела на Лиса в свете растений-факелов и сказала шепотом:

— Но этого не может быть. Когда я бывала тут у Терпа, никаких гномов не было. А, подожди, я, кажется, понимаю, в чем дело: запрограммированная память. Я знала одного из наших, который создал в своем мире народы; считающие, что они имеют историю в несколько сотен тысяч лет. Он просто сотворил поколение, имеющее память о том, что якобы было до них, создал кое-какие остатки исторической культуры и прочее, даже древние кладбища. Его люди появились на свет, считая, что здесь уже жили их предки.

— Вот оно что, — кивнул Лис, — тогда ясно. Ну и не стоит им говорить — они могут не понять и обидеться.

— О чем вы там шепчетесь? — поинтересовался гном, оборачиваясь на ходу. Лис хмыкнул:

— Да мы, знаешь ли, рассуждаем, почему Творец наделил вас своим языком.

— Ха! Я думаю, он поступил так потому, что предполагал вернуться когда-нибудь к нам и мы будем ему полезны. Лис подмигнул Монре:

— Тут он почти прав.

Так, обсуждая разные темы, они двигались по подземелью около часа. Неожиданно проход стал шире, и Лис понял, что они вышли в какую-то естественную пещеру, такую большую, что они могли наконец-то выпрямиться.

Звук шагов по каменному полу глушил слой песка, который, похоже, был сюда насыпан теми же гномами. Несмотря на то что растений-факелов тут на стенах было немало, их света явно не хватало для освещения такого большого пространства.

— Темновато тут, — сказал Лис, останавливаясь и оглядываясь.

— И совсем не темно, вполне хватает света. Это вы, люди, всегда любите яркий свет, потому что видите плохо, — возразил Тилль.

В слабом свете Лис и Монра увидели, что высота свода пещеры достигала пяти-шести метров, а в самом широком месте от стены до стены было метров тридцать. Кое-где в стенах темнели какие-то проходы. Лис сосчитал — их было пять, помимо того, откуда вышли они. Недалеко от места, где они находились сейчас, у стены, прямо под растением-факелом, стояла большая по меркам гномов бочка, накрытая крышкой, а сбоку от нее на колышке, вбитом в стену, висело несколько глиняных кружек. Взяв одну, Тилль подошел, открыл краник, расположенный на боку бочки, и нацедил в кружку жидкость.

— Хотите? — предложил он людям.

— Это что — вода? — настороженно спросила Монра.

— Лучше, — засмеялся Тилль, — это наше вино. Здесь ходят наши разведчики, оно стоит для них. Очень помогает снимать усталость. Попробуйте, бодрит.

Монра вопросительно посмотрела на Лиса — на ее лице была написана некоторая неприязнь, смешанная с подозрительностью.

Лис кивнул:

— Тилль прав. Если это то вино, которое я уже пил у них, то могу поручиться за его качество.

Гном скорчил, забавную рожу:

— Оно еще лучше. У нас тут один парень научился делать такую жидкость, что вообще обжигает как огонь. Мы назвали ее жжем. Сам-то жжем не каждому по душе придется — уж больно крепок. Но вот добавлять в вино — это совсем другое дело. Вино получается забористое. А еще на жжеме можно разные коренья настаивать или ягоды, например Тоже выходит неплохо. Немного все же надо водой чистой развести, чтобы не жгло глотку.

Лис переглянулся с Монрой:

— А как вы делаете этот самый жжем, можно узнать? Тилль шумно поскреб голову под шапкой:

— Точно-то я не знаю. Могу сказать только, что сначала сбраживается что-нибудь — ягоды там или зерно. Потом это все надо нагревать, а пар собирать и охлаждать в какой-то хитрой посудине — наш умелец сделал трубку такую длинную, которая проходит через другой сосуд, в котором вода. И так несколько раз. Вот этот жжем и получается.

— Понятно, — кивнул Лис.

Создатель гномов не заложил им в словарь слово «спирт», но маленькие изобретатели, открыв его самостоятельно, придумали для «огненной воды» собственное название.

«Если они подсунут спирт индейцам или грекам, особенно индейцам, те сопьются, как это было на Земле в Америке», — подумал Лис. В этом случае гномы будут иметь неплохие шансы распространиться по этой грани, а учитывая их быстрый прогресс, кто знает, куда они вообще доберутся. Однако на этой грани есть и другие народы, которые, скорее всего, проявят большую, чем краснокожие, устойчивость к «огненной воде». И, кроме того, гномы не любят яркий дневной свет, так что их передвижение днем, особенно на полностью открытой, залитой солнечным светом местности, будет сильно ограничено. Зато ночь — их стихия.

Лис протянул руку за кружкой:

— Дай попробую.

Жидкость была довольно крепкой настойкой трав и кореньев градусов за тридцать. Лис крякнул:

— Ничего себе — освежает!

— А ты не пей слишком много, — прищурился Тилль. Лис протянул кружку Монре.

— Стоит попробовать, — посоветовал он. Можно сказать — лечебная настойка.

Монра пригубила и скривилась:

— Ничего, но довольно крепко. Сейчас я бы выпила чего-нибудь полегче.

— Позже я могу вам принести простого вина, — пообещал Тилль.

Лис взял кружку и сделал еще пару глотков — по телу распространялось приятное тепло.

— Все это хорошо, — сказал он, возвращая кружку гному, — но, как ты правильно заметил, у нас возникли проблемы.

Пока они пробирались по подземному ходу, Лис успел вкратце объяснить Тиллю положение, в котором они оказались. Естественно, некоторые подробности, например, касательно Арсенала, он опустил.

65
{"b":"7313","o":1}