ЛитМир - Электронная Библиотека

Лис покивал:

— Логично, не спорю. Но почему ты не согласишься, что, поскольку такие существа не знают, что их создали искусственно, может быть и наоборот: они будут людей считать уродами, а себя красавцами? Знаешь, я когда-то, еще на Земле, читал рассказ русского писателя Куприна, сказку, где рассказывалось о племени уродов, живших в горах и никогда не видевших других людей. Но себя они, естественно, считали вполне нормальными, и многие соплеменники, по их понятиям, были даже красивыми. Так вот у их короля и королевы, красавцев по местным меркам, родилась дочка, которую все посчитали уродиной, да еще такой, что отец ее, король, приказал спрятать все зеркала, дабы девочка никогда не увидела своего лица и не смогла, сравнивая себя с другими, понять, насколько она уродлива. А девочка росла доброй, отзывчивой, была очень ловкой и смышленой. Однажды, став уже достаточно взрослой, она случайно нашла осколок зеркала и увидела, что она — уродина. Принцесса, естественно, очень расстроилась, стала уходить гулять в горы, окружавшие королевство, и долго оставалась в уединении. И вот как-то раз в горах она набрела на заблудившегося охотника, который чуть не упал со скалы, и спасла его. Она увидела, что юноша, который повстречался ей, тоже страшный урод. Ну, в общем, далее вкратце скажу, что юноша оказался сыном короля из большого мира, он влюбился в девушку, которая, как ты уже поняла, по меркам нормальных людей как раз и была красавицей, и увез ее с собой. Принцесса, оказавшись в новой для себя стране, увидела, что там все были уродами, такими же, как ее муж-принц и она сама. Что девушку и порадовало, поскольку, как она считала, повода для ревности у нее не будет. Вот так вот. То есть тут все относительно.

— Интересная сказка, — сказала Монра, задумчиво обходя вокруг сооружения гномов. Я бы с удовольствием почитала этого твоего писателя, но я ведь и не утверждаю, что местные гномы начали ненавидеть людей, поняв, что сами они уроды. Я просто высказала предположение. Ситуация странная и тревожная, и ты сам что-то подозреваешь, если не стал сидеть на месте.

Лис кивнул:

— Я ломаю голову, что нам делать. Главное, куда идти?

— Хоть ты и говорил, что Проклятый лес — место довольно неприятное и опасное, я предпочла бы выбраться из этих подземелий. Я тут ощущаю себя заживо похороненной.

— Но скажу тебе откровенно: с тем, что у нас есть, нам будет очень трудно добраться до Арсенала, особенно не ведая дороги. Я знаю одну точку перехода недалеко отсюда, но не уверен, что шаровики не поставили около нее охрану. Но даже если и не поставили, то мы опять-таки окажемся во Дворце двое против шести, и слабо вооруженные. А если шаровики во Дворце успеют сообщить своим, то на подмогу явятся тридцать, и что мы будем делать, если к тому моменту не сумеем установить полный контроль над Дворцом? Я, правда, давным-давно спрятал в нескольких местах дворцового парка кое-какое оружие — я, знаешь ли, довольно долго боялся, что кто-нибудь явится неожиданно и мне придется прятаться в этом парке. Лис усмехнулся.

Монра тоже улыбнулась, присев на деревянный помост:

— Ну ты прямо как Терп — создал свой малый Арсенал. Ты считаешь, это нам поможет?

— По-моему, не слишком. Ведь даже если они и не Дежурят возле этой точки перехода, то наверняка поставили какую-то сигнализацию о перемещении. Эту точку легко обнаружить. Хотя, ты знаешь, — Лис почесал затылок, — могут и не найти — это место было отмечено только в записной книжке Терпа, которую я нашел случайно.

— Рискнем? — спросила Монра, вопросительно глядя на Лиса.

— Но я же не уверен, что они ее не нашли — я, к сожалению, специально эти записи не прятал, дурак, просто поставил на одну из полок в библиотеке. И если они ее нашли, то мы сами сунем голову в ловушку. Вот если бы у нас сейчас был Ключ!

Монра фыркнула:

— Скажешь тоже!

— На одно я сильно надеюсь: шаровики Ключ не нашли. Вот его-то я спрятал как следует.

В глубине тоннелей, в той стороне, откуда они пришли, что-то ухнуло. Под сводами прокатилось гулкое эхо, стены пещеры задрожали, посыпалась каменная крошка.

— Это что такое? — Лис вскочил на ноги.

— Ты меня спрашиваешь? — Монра тоже поднялась с деревяшки, на которой сидела. Похоже на взрыв. У гномов есть взрывчатка?

— Еще вчера я бы с уверенностью ответил «нет», а сейчас не знаю.

— Я говорю, это похоже на взрыв, а если у гномов взрывчатки нет, то, значит, это работа шаровиков. Возможно, они нашли проход в подземелье и теперь расширяют его, полагая, что мы скрылись здесь. Тогда нам нужно побыстрее уносить ноги — гномов перебьют, и нам никто не поможет. Ты уверен, что этот взрыв не могли устроить гномы?

— Я же говорю — не уверен, и если это дело их рук, то, возможно, они оказали нам услугу и отправили на тот свет еще нескольких шаровиков. Дорого бы я дал, чтобы узнать, что же там происходит на самом деле.

— Я бы тоже не пожалела награды за сообщение об истинном положении дел, но, сидя здесь, мы не узнаем ничего.

— Полагаешь, нам стоит вернуться и посмотреть, что там делается?

— Наверное, нам не стоило уходить из грота.

— Ну знаешь ли! — Лис почти рассердился. Я же думал о нашей общей безопасности. Ясно, что произошло нечто непредвиденное. Мы можем, конечно, вернуться, но, если помнишь, первый тоннель перед пещерой с гротом не имел ни одного ответвления и в случае чего мы не сможем там укрыться — он как труба. Да и кто знает, не завалило ли там все?

Задумчивый взгляд Монры, устремленный на него, дал Лису понять, что она ждет от него действий. Если бы Монра могла что-то предложить, она бы уже выдала вариант действий.

Лис решил импровизировать. Часто его спасала именно импровизация.

— Знаешь, давай сделаем так…— начал Лис и замолчал. Он неожиданно услышал подозрительное шуршание за сталагмитами, поднимавшимися у прохода, через который они попали в эту пещеру.

Монра внимательно смотрела на Лиса, ожидая продолжения. Лис понизил голос и, не меняя позы, сказал:

— Стой, как стоишь, делай вид, что ничего не происходит.

— Что такое?.. — удивленно начала Монра, но тут же сообразила, что Лис говорит это не зря.

Продолжая говорить какую-то ерунду и стараясь выглядеть спокойным, Лис достал из сумки бинокль с блоком ночного видения и подключил его к разъему на шлеме. Это устройство позволяло видеть в полной темноте, проецируя изображение на лицевой щиток шлема. Ходить с биноклем, подключенным к шлему, было не очень удобно, и они пока не пользовались им в подземелье, так как все ходы, по которым они шли, были освещены растениями-люминофорами, дававшими хотя и неяркий, но достаточный для свободного передвижения свет. Однако за камни, откуда донеслись звуки, насторожившие Лиса, этот слабый свет не проникал и там царила полная темнота.

Лис включил устройство и осторожно повернул голову. Через щиток шлема казалось, что все вокруг, даже теневая зона за камнями, залито бледно-голубым светом. Лис увидел нескольких гномов, которые, спрятавшись за сталагмитами, возились с каким-то агрегатом. Находясь в густой тени, гномы, похоже, были уверены, что люди не могут их видеть.

Машина, с которой манипулировали маленькие уродцы, не понравилась Лису, поскольку напоминала очень большой арбалет. Правда, вместо стрелы была какая-то толстая палка с наконечником из торчащих в стороны прутьев, на концах которых красовались шарики размером с теннисный мяч. Ниже прутьев на палке было намотано нечто, похожее на махровую ткань.

Ранее Лис ничего подобного у гномов не видел, и больше всего ему не понравилось то, что арбалет был нацелен прямо на них.

— Медленно, как бы невзначай, приготовь лучемет, — тихо сказал Лис.

— Я не вижу ничего! — нервно прошептала Монра. Лис быстро пояснил ей, что он видит за сталагмитами.

— Я, кажется, должен взять назад свои слова относительно доверия к гномам: сейчас они замышляют что-то против нас.

Произнося эти слова, Лис немного сместил взгляд и выпустил гномов с их приспособлением из поля зрения. Он скорее почувствовал, чем услышал щелчок.

69
{"b":"7313","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Луч света в тёмной комнате
Магия смелых фантазий
Царство мертвых
Всегда при деньгах. Психология бешеного заработка
Пилигримы спирали
Чего желает джентльмен
Королевская кровь. Огненный путь
Свой, чужой, родной