ЛитМир - Электронная Библиотека

— Иронизируешь… А вот мне кажется, что шумом мы могли бы их немного попугать.

—Не смеши! —махнула рукой Монра.-Ты что, действительно рассчитываешь испугать шаровиков громким звуком? Что за ребячество!

Лис почесал затылок:

— Кто знает? Может, тебе и смешно, но фактор неожиданности и испуг противника — хорошее подспорье при атаке. Почему не попробовать, хуже не будет.

— Пока ты будешь пробовать, тебя сожгут из лучемета. Лучше пошли к центральному пульту.

Она провела Лиса в помещение, располагавшееся метрах в сорока от коридора-музея, но не имевшее прямой физической связи с ним, то есть попасть туда можно было только через точку перехода. Предварительно, чтобы не задерживаться лишний раз, Монра сняла все пароли на перемещение внутри Арсенала.

Они хотели проверить коды образцов оружия по каталогу, но в часах Лиса неожиданно запищало сигнальное устройство, которое он установил на время пробуждения шаровика.

— Давай-ка побеседуем с нашим подопечным, — сказал Лис.

Шаровик проснулся, видимо, даже чуть раньше, чем планировали люди. Когда Лис и Монра вошли в комнату, он лежал с открытыми глазами и смотрел в потолок. Будучи прикованным к кровати, он не имел возможности сменить позу.

Двери открывались бесшумно, но пленник услышал шаги и скосил глаза на вошедшего первым Лиса.

— Как самочувствие? — осведомился Лис. Вопрос был чисто риторическим, так как Лис знал, что проведенный комплекс Лечебных мероприятий гарантировал полное выздоровление шаровика (точнее —его тела) от полученных повреждений.

Шаровик не ответил на вопрос и, глядя в глаза Лису, сказал:

— Отдайте мне шар.

Лис переглянулся с Монрой, державшей лучемет, и улыбнулся, скользнув взглядом по оружию: Монра опасалась даже связанного шаровика.

— Без шара он нервничает, — сказала Монра. Лис снова снисходительно улыбнулся, поскольку Монра, находясь рядом с шаровиком, тоже нервничала.

— Значит, так, — сказал Лис. Мы вернем тебе шар после того, как ты нам все расскажешь.

— Что — все? — устало спросил шаровик, как будто этот вопрос ему задавали уже не первый раз.

— Это значит, что ответишь на все вопросы, которые мы тебе будем задавать. Сейчас приду.

Лис сделал знак Монре оставаться на месте, а сам сбегал за шаром, который они оставили в соседнем помещении, процедурном кабинете, начиненном разнообразной аппаратурой и емкостями с препаратами.

При виде шара, который Лис держал в руке, шаровик напрягся в своих путах, как будто мог надеяться, что они спадут от его усилий.

Лис взвесил шар на ладони:

— Вот он, твой шар. Мы отдадим его тебе, но только после того, как ты поведаешь нам все, что нас интересует.

— Я не вполне понимаю, что вы хотите знать.

— Задавай ему конкретные вопросы, — сказала Монра. Лис кивнул и, положив шар на пол, присел на стоявший рядом с кроватью блок аппаратуры.

— Будем спрашивать конкретно, — сказал он, пристально глядя на шаровика. — Почему вы преследовали именно меня? Как вы узнали, что я — это я? Что я что-то знаю?

Шаровик хмыкнул. «Совсем как человек»,-подумал Лис.

— Твое изображение было в Компьютере Дворца, — неторопливо, как бы обдумывая слова, сказал шаровик. — Мы собирались уничтожить всех Творцов, и в первую очередь в мирах, непосредственно связанных с Землей. Кто ты конкретно, мы не знали. — Шаровик помедлил и бросил быстрый взгляд на Лиса. Как видишь, я откровенен.

—Ценю откровенность,-ухмыльнулся Лис,-но об этом я и сам догадался. Ладно, какова же ваша главная цель, что вам вообще нужно?

Шаровик немного подумал, глядя куда-то в потолок, а потом вдруг, как будто решившись сказать что-то, в упор взглянул на Лиса:

— Мне кажется, ты не так глуп для человека. Ты же должен понимать, что сосуществовать вместе мы не можем.

Лис снова посмотрел на Монру. Та молча поигрывала лучеметом. Лис криво улыбнулся:

— А все-таки почему?

— Потому, что мы слишком разные.

— И разные сосуществовать не могут? — подытожил Лис. Монра шумно вздохнула, предваряя возможный ответ шаровика:

— Я же тебе говорила — с ними ужиться невозможно.

— Тем более, — сказал шаровик, — ты уже все знаешь. Сам посуди, как мы можем сосуществовать? Вы же не будете добровольно поставлять нам свои тела. Поэтому нам остается только брать их силой.

— И ты так вот мне прямо это говоришь?! — спросил Лис.

— А почему бы и нет? Мне терять уже нечего.

— Переговоров быть не может? Я имею в виду переговоры между вами и нами с твоей, разумеется, помощью. Вдруг мы могли бы найти какой-то компромисс?

Монра снова демонстративно испустила шумный вздох, давая понять Лису, что допрос в такой форме ей уже надоел.

Шаровик покачал головой:

— Исключено!

— Но пойми, — сказал Лис, — если ты не согласен помочь в переговорах, ты умрешь. Я буду вынужден так поступить. А если никто из ваших не согласится на переговоры, то погибнете вы все!

Шаровик прикрыл глаза:

— Я-то, конечно, умру, ну а вот остальные… Кто знает? Ты так уверен, что сможешь перебить всех? Кто умрет раньше, а кто позже, известно только Великому Ничто, из которого все происходит и куда уходит все сущее.

Слова «Великое Ничто» шаровик произнес явно с большой буквы. Лис удивленно вскинул брови:

— Это что — ваша религия?

— Это не религия, это истинное знание. Религию придумывают люди, стараясь найти объяснение тому, чего они не могут осознавать своим ограниченным биологическим мышлением.

— Я же говорила, — вставила Монра. Лис сделал протестующий жест рукой:

— Погоди, ради бога! Я просто пытаюсь понять мотивы их действий.

— Ты их не поймешь!

Шаровик кивнул:

— В этом женщина права: мы все равно не поймем друг друга. Ваша человеческая натура чрезвычайно ограниченна.

— Это я уже слышал! — Лис с иронией посмотрел на щаровика. — Но если, по-вашему, люди такие ограниченные, то почему же вы так рветесь в человеческие тела?

— Вы сопоставляете совершенно разные вещи, — сказал шаровик. — Вы не можете понять, что сознание вашего вида — отработанный этап эволюции Великого Ничто. Оно создало ваши тела и затем нашу сущность, которая должна воспользоваться вашей биологией для продолжения эволюции…

— Чьей эволюции? — пожал плечами Лис.

— Эволюции самого Великого Ничто, вакуума. Вся природа — это эволюция вакуума, его развитие. Из него является все и в него все уходит.

— Но вас же создали люди! Шаровик покачал головой:

— Мы были созданы человеческими руками, но все это — просто продолжение развития Великого Ничто, только довольно специфичная его фаза. Я уверен, что, поняв это, биологические существа поймут бессмысленность сопротивления неизбежному и будут служить нам.

— И ты еще говоришь, что это не религия! Твои рассуждения ничем не отличаются от десятков, если не сотен, не менее бредовых религиозных течений, которые всегда существовали и существуют во всех мирах! Их, как правило, выдумывали те, кто хотел оправдать свое мнимое превосходство над другими. Я мог бы сейчас же придумать тебе несколько вариантов, объясняющих превосходство людей над шаровиками. Но нам не до этого — мы не будем заниматься бреднями.

— Это не бредни, — устало и уверенно сказал шаровик. — Свидетельство тому — человек, вызволивший нас. Он осознал неизбежность и стал нашим Главным Помощником.

Лис и Монра переглянулись: эти слова они уже слышали, но так и не поняли.

— И кто же этот человек? Творец? — в спокойно заданном вопросе Монры звучала скрытая ярость; Лис понял это, увидев прищуренные глаза подруги.

— Вы отдадите шар? — вопросом на вопрос ответил шаровик.

— Будем пытать? — поинтересовался Лис, демонстративно вытаскивая из-за пояса нож. Не люблю, но если придется… Биологический носитель чувствует боль, так что даже его душонке будет больно, и язычок развяжется.

— Подожди. Монра уже овладела собой. Есть методы лучше, проще, чище. Основа у него действительно биологическая, так что должно подействовать. Выйдем.

84
{"b":"7313","o":1}