ЛитМир - Электронная Библиотека

Монра посмотрела на Лиса. Тот согласился:

— Пойдем принесем.

Когда они вышли из медицинского блока, Монра сказала:

— Я бы ликвидировала его — и все, а так — слишком много чести. Уверена, что они бы с нами не церемонились. Ты столько внимания ему уделяешь!

Лис хмыкнул:

— Я не то что уделяю ему много внимания, я просто стараюсь понять мотивы их поведения. Не сомневаюсь, это будет нам полезно: чтобы победить врага, надо его знать — есть такая старая мудрость. Ну и вообще: я-не хладнокровный убийца. Хотя я и бывал в разных переделках, но взять и замочить связанного человека мне претит.

— Ну конечно, — резко ответила Монра, — ты его развяжи, дай ему лучемет и вступи в честную схватку, чтобы не убивать безоружного. Ты же такой благородный! Только хочу тебе напомнить, если ты уже забыл: это вовсе не человек, и я не сомневаюсь, что он не дал бы тебе ни малейшего шанса в подобной ситуации.

— Да я не собираюсь давать ему шанс, о котором ты говоришь, — улыбнулся Лис. Пусть он уйдет в свой шар, а потом мы уничтожим его.

— Очень хорошо, ну а что ты планируешь сделать с телом?

— С телом? — Лис сначала не понял. Монра вздохнула:

— Чего тут непонятного! Тело же останется после того, как сознание шаровика перейдет в шар!

— М-да, действительно я не подумал, — Лис озадаченно посмотрел на Монру.

— Ты сможешь оставить его одного, самого по себе? Он же будет беспомощнее ребенка. Согласно твоей философии у тебя будет еще меньше причин убивать его в таком состоянии, чем пока в этом теле был разум шаровика. Но тогда тебе придется с ним нянчиться, верно? — Монра засмеялась.

Лис почувствовал себя в западне — он совершенно не думал о таком подходе к проблеме. Действительно, как же поступать с телом, лишенным разума шаровика и вообще какого бы то ни было разума?

— Ну, это мы сможем решить позже. Полагаю, что существует много вариантов: мы, например, можем усыпить тело, погрузить его в анабиоз или что-то еще. Ведь можем?

Монра снова засмеялась:

— Хитрый Лис! Я старалась поймать тебя на слове, но ты выкрутился. Однако ты все же слишком много внимания уделяешь этическим проблемам. Что тебе это тело, тем более уже без шаровика? Умертвить его — и бросить в утилизатор. Честное слово, удивляюсь, как ты с таким подходом и сентиментальностью выжил в совершенно дикой жизни столько лет?

— Я далеко не всегда сентиментальный, — сказал Лис, — ты могла это заметить. Я отнесу ему шар, а ты проверь еще раз по мониторам, что делают шаровики во Дворце: нам нужно постоянно их контролировать, перед тем как атаковать Дворец. Я же схожу к шаровику, а потом подберу кое-какое оружие и вызову тебя, чтобы мы обсудили экипировку. Ты, возможно, что-нибудь добавишь к моей «коллекции».

— Хорошо, — согласилась Монра, — но ты уж не проливай слишком много слез над беспомощным шаровиком и не расслабляйся.

— Да ну тебя!

Лис забрал шар и вернулся в комнату, где лежал пленник.

— Вот твой шар, — сказал он, положив устройство на пол рядом с кроватью.

— Разве ты меня не освободишь? — удивился шаровик. — Лежа прикованным на кровати, я не могу воспользоваться шаром.

Лис почесал затылок:

— Ладно, руки я тебе освобожу — и не более того. Лис вытащил из кобуры лучемет и, не спуская глаз с шаровика, специальным устройством дезактивировал молекулярные зажимы. Не имея такого устройства, шаровик все равно не сможет освободить ноги и слезть с кровати. Затем Лис положил шар на кровать так, чтобы шаровик мог до него дотянуться. Тагирс сразу же схватил шар и прижал его к груди.

— Ну, оставляю тебя, — сказал Лис. Жаль, что не хочешь выступить посредником в переговорах с остальными шаровиками. Я надеялся, что мы смогли бы договориться. Поверь, худой мир действительно лучше всякой доброй ссоры.

Шаровик молчал. Он прижался к шару, как к старому доброму другу, с которым давно расстался, и даже не взглянул на человека.

Лис хмыкнул:

— Что ж, уходи в свой шар. Имей в виду: у тебя есть полчаса, не более. Я приду, и если ты будешь не в шаре — уж извини!

Отойдя немного от медицинского блока, Лис остановился и включил один из мониторов, расположенных в коридоре. Шаровик по-прежнему лежал, обнимая шар. Лис покачал головой и направился в лифт-переход, доставивший его на склад оружия.

Он выбрал несколько лучеметов и гранатометов, аналогичных тому, что был у Монры, взял гравитационные гранаты, капсулы с усыпляющим газом и вдруг вспомнил об автомате Калашникова, который остался в музее.

Принеся автомат вместе с имевшимися двумя магазинами и полным цинком патронов, который все-таки нашелся на одной из полок, Лис включил дубликате? — устройство, способное воспроизводить различные предметы или их части, если только их конструктивная сложность не превосходила определенных пределов. Получив еще два новых магазина, он набил их патронами и скрепил попарно липкой лентой, как делают обычно бойцы подразделений спецназа. Он решил, что четырех магазинов вполне хватит для психологической атаки на шаровиков во Дворце: несколько длинных очередей могут оказать деморализующее воздействие на противника в начале атаки, а потом АКМ уже вряд ли понадобится.

Связавшись с Монрой, Лис узнал, что шаровики готовятся к высадке на грань и строят гравилет с полностью бронированным корпусом. Другие лица во Дворце не появлялись.

— Это хорошо, — сказал Лис. Значит, все они в одном месте?

Монра рассказала, что постройкой заняты только двое, а остальные патрулируют территорию Дворца на случай проникновения врагов. Увидев на столе, за которым сидел Лис, автомат и патроны, Монра неодобрительно сморщилась:

— Ты все-таки притащил эту игрушку? Зря, он такой тяжелый…

— Я же говорю — я хочу использовать любую возможность. Может быть, автомат хоть немного поможет нам.

— Чем? Я считаю, что нам, наоборот, нужно действовать тихо. Прокрасться, перебить шаровиков по отдельности, захватив врасплох. Сначала снять двоих в мастерских, а — потом и тех, кто патрулирует парк. Зачем нам хлопушка, предупреждающая врагов заранее?

— Кто знает, какая может быть ситуация. Вдруг как-то получится…

— Но ты все равно не сможешь запастись всем на все случаи жизни! — Монра начала злиться. Тогда уж тащи большой дезинтегратор — штука надежная, дальше некуда. Всех сожжет, и Дворец разворотит.

Лис упрямо повторил:

— Ты в принципе права, но я не собираюсь тащить «все», как ты говоришь. Только небольшой автоматик.

Он понимал, что в душе ему просто очень приятно держать в руках знакомое еще со школы оружие. Конечно, тащить с собой лишние пять-шесть килограммов груза только ради шумового эффекта, наверное, нерационально — Монра, видимо, права.

«А почему я зациклился на АКМ? — подумал Лис. Можно ведь взять какой-нибудь пистолет — в музее выбор большой. Размеры меньше, а стреляет тоже громко».

— Ты уже уничтожил шар с душой этого ублюдка? —прервала раздумья Лиса Монра.

— Пока нет. Я просто оставил шар…

— Ты что — освободил его?!

—Нет, зачем, только руки. Чуть позже я приду и сделаю все, что надо.

— Только не тяни: чем скорее его не станет, тем лучше. А я пока продолжу наблюдать за теми, кто во Дворце.

Лис собрался было отнести АКМ назад и подобрать для себя и для Монры какой-нибудь пистолет, но ему вдруг захотелось вспомнить молодость. Когда-то, еще на уроках начальной военной подготовки в школе, они разбирали и собирали автомат Калашникова на время. Лис решил попробовать сделать это сейчас.

Он положил автомат перед собой, поднял руки и засек время по часам на стене. И даже сам удивился, что практически не забыл всей последовательности так называемой неполной разборки автомата. Но в норматив на «отлично» — девять секунд, как он помнил, — Лис не уложился. Он закончил за двенадцать.

Лис вздохнул и собрал автомат, снова засекая время. Сборка, естественно, тоже не вышла с отличным результатом, Усмехнувшись, Лис примкнул к автомату магазин и резко передернул затвор. С сухим металлическим щелчком патрон вошел в патронник.

87
{"b":"7313","o":1}