ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Однажды мой племянник, Молла Насреддин, никак не мог сдвинуть с места своего осла, который остановился на полдороги в Мекку. В изнеможении он прилег под инжирным деревом, вблизи бахчи. Молла смотрел на арбузы и дыни, на инжирное дерево, под тенью которого лежал, и размышлял:

— Как в этом мире все устроено шиворот-навыворот. На малюсеньких кустиках растут здоровенные арбузы и дыни, а на таком огромном дереве — маленький инжир.

Молла был в глубоком раздумье, и вдруг с дерева ему на голову упал инжир. От неожиданности он вскочил на ноги и посмотрел наверх. Огромная обезьяна готовила целую горсть плодов для броска. Молла начал вдохновенно благодарить ее:

— Благодарю тебя, обезьяна, за то, что ты показала мне, что если бы все мои желания исполнялись, то сейчас я не смог бы тебя поблагодарить. Вместо этого, я бы лежал погребенный грудой арбузов и дынь. Чем я могу отблагодарить тебя?

Обезьяна прислушалась к пламенной речи, но продолжала держать в руке горсть инжира. Тут великий симоронист всех времен и народов выудил из складок халата четки и бросил их обезьяне. Обезьяна ловко поймала четки и сразу нацепила их на шею. Инжир выскользнул из ее руки и привлек внимание осла, который подбежал и принялся его есть. В озарении Молла воскликнул: «Эврика!» Так появилось гениальное изобретение, позволяющее управлять упрямыми ослами. Вскоре можно было наблюдать это изобретение в действии. Осел увлеченно трусил за клоком сена, который маячил на палке перед его мордой, а палка крепилась к ослу.

На этих словах Дундуса начала медленно превращаться в радужное облачко, которое затем растворилось. В голове Федора долго звучало ее напутствие: «Не отступай и не сражайся, будь в нуле!» Федор проснулся и увидел все тот же замшелый валун. Не успел он окончательно придти в себя, как из-за деревьев послышался дикий гвалт и треск веток. На тропинку выкатился мохнатый клубок, оставляя по пути клочья шерсти. При виде Федора клубок распался, и перед ним оказалось двое чертей. Прекратив драку, они радостно завопили:

— Сейчас мы тебя зажарим, человече!

Рука Федора привычно потянулась к сабле. Увидев его движение, черти дико загоготали. Старший достал из кармана игрушечную гаубицу. В мгновение ока она выросла до натуральных размеров.

— Тебе ли, Федюня, с нами тягаться? Ты естеством, а мы колдовством, — молвил младший. Федор понял, что убежать тоже не удастся. Он вспомнил сон, и внутри него голос Дундусы повторил напутствие: «Не отступай и не сражайся, будь в нуле!» Федора осенило — нужно уладить конфликт чертей:

— Стойте, окаянные! За что деретесь?

— Помер у нас отец и оставил в наследство золотой песок. Так поделить не можем.

— Это не беда. Знаю, как вам помочь.

— Если обманешь, съедим. А если поможешь, одарим.

Федя хитро прищурился, глядя на старшего, и предложил тому поделить золотой песок поровну. Черт быстро разделил золотишко. Затем Федор предложил младшему выбрать понравившуюся кучку. В результате оба черта остались довольны.

— Да ты прям Соломон! — обрадовались черти и провалились сквозь землю. А на их месте появился новенький, пахнущий свежей краской ковер-самолет. Взмыв в воздух, Федор обратил внимание на надпись, вспыхнувшую на ковре: «Всегда есть выход».

* * *

Эта аллегория приведена для иллюстрации симоронского подхода к работе с препятствиями. Давайте разберемся в том, как мы пытаемся справиться с жизненными проблемами. Возьмем типичный пример. Предположим, что я иду по темной улице и вижу, что на моем пути стоит подозрительный мордоворот. Появляется страх. В воображении мгновенно прокручивается фильм, как мордоворот пристает ко мне: «Кошелек или жизнь?!» Я уже проигрываю возможные реакции — отдать деньги, дать в торец или развернуться и убежать. Во всех вариантах могут возникнуть проблемы. Кровные деньги отдавать жалко, в торец можно и самому схлопотать, и мордоворот (назовем его Иван) может оказаться рекордсменом района по бегу. Что делать? Или словами Гамлета: «Быть иль не быть — вот в чем вопрос. Что благороднее: сносить удары неистовой судьбы (отдать деньги) — иль против моря невзгод вооружиться (газовым баллончиком)?» Для симорониста подобный вопрос бессмысленен, потому что мордоворота породил он сам. Иван показывает, что симоронист вышел из состояния парения и отдаляется от этого состояния. Чем дальше от состояния парения, тем более угрожающе выглядит ситуация на втором экране. Мордоворот подобен красному бакену, предупреждающему: «Стой! Куда прешь?! Впереди мель! Вернись в русло реки!» Может ли симоронист быть неблагодарным за такое сообщение?

Напомним, что пока ничего не произошло, мордоворот далеко от меня. Может быть, он меня даже не заметил.

Мы подошли к одной из центральных идей Симорона — идее благодарения. Симоронист, увидев мордоворота в темном закоулке, произнес бы примерно следующее (не обязательно вслух!):

— Я благодарю тебя, Ванечка, за то, что ты предупреждаешь меня, что я вышел из состояния гармонии. Поэтому ты и возник на моем пути. Мне нужно разобраться с тобой, иначе тучи сгустятся, и меня окружат плотной толпой ужасные проекции. И в конечном итоге я могу превратиться в одну из них.

Это один из бесконечного числа возможных монологов благодарения. Если бы мы стали писать монолог спустя десять минут, то он был бы совсем другой. Система Симорон — не догма, а руководство к действию.

Монолог благодарения — это первая часть акции благодарения, и его произнесение может сразу разрядить ситуацию. К примеру, мордоворота может кто-нибудь позвать; мимо может проехать милицейская машина; из соседнего подъезда могут выйти мои друзья; между нами может завязаться диалог, и неожиданно выяснится, что я с Иваном ходил в один детский сад и т.д.

Монолог благодарения предотвращает дальнейшее ухудшение ситуации. Теперь достаточно протранслировать Ване симоронское излучение. Я задаю себе вопрос: чего мою личность лишает мордоворот-Иван (см. раздел «Симоронские принципы…»)? Если я испугался, значит, меня лишают спокойствия, смелости. А если бы Ваня покушался на мое здоровье, или эмоциональное равновесие, или уверенность, то как раз этого Ване и не хватает, и моя задача выдать ему это. В нашем случае Ваня нуждается в спокойствии и смелости. И если он их получит, препятствие исчезнет или ослабнет. Как это сделать? На какой тарелочке, в какой таре это передать? Необходима упаковка(, доступная для нас и приемлемая для получателя. Причем каждый раз, в каждом конкретном случае — иная, незаменимая. Очевидно одно: тара для таких вещей, как смелость и спокойствие, не может быть сделана из досок или металла. В Симороне предлагается изящное решение. Я транслирую Ване это излучение в виде картинки, образа.

На что обращает внимание покупатель при выборе подарка? Правильно, — на то, насколько нужен подарок, на цену, на упаковку, на качество. А если есть несколько подходящих подарков по одинаковой цене? На упаковку и на качество. Яркая, красочная, приятная на ощупь упаковка неизбежно притягивает покупателя. Если дополнительно выяснится, что товар высшего качества, то лучшего подарка не найти.

Симорон знает потребность своей проекции. Выступая от имени Симорона (а не личности), Я являюсь бездонным резервуаром здоровья, смелости, благодушия, уверенности… Поэтому вопрос о цене отпадает — у Симорона все бесплатно. Качество товара гарантируется. Осталось найти красивую упаковку.

Представьте, что вам подбирают подарок. И дарят именно то, о чем вы мечтали, да в прекрасной упаковке. И если даритель угодил точно в яблочко, удовлетворил ваше самое сокровенное желание, могут ли после этого возникнуть какие-то разногласия между вами? Мир, дружба на все времена.

Заметим, насколько мы падки на красивые упаковки: длинноногая незнакомка, сверкающая иномарка, украшенный торт, с иголочки одетый джентльмен. «По одежке встречают, по уму провожают». Зачастую красочная упаковка является решающим аргументом тогда, когда мы сталкиваемся с выбором.

10
{"b":"7314","o":1}