ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Возле нашего дома есть футбольное поле. Когда я проходил мимо, один из пацанов готовился ударить по воротам. Я подумал: «Если промажет, Сашу можно вытащить. Если забьет гол, значит, все пропало». Мяч влетел точно в девятку. Неужели ничего не выйдет? Опять выплыл вчерашний сон. Как там было сказано: дадим ему еще шанс? «А ведь это про Сашу!» — внезапно осенило меня.

Вспомнилось, каким Саша был в то время, когда мы работали вместе. На лице у него вечно была улыбка, Саня мог найти общий язык с кем угодно. Ни разу я не видел его возмущенным или обиженным, и это при изнуряющих головных болях. Какая внутренняя сила у небольшого с виду мужичка! Потом Ира рассказывала, что долгое время после замужества не подозревала, что он сильно болен. Догадки появились, когда заметила, что он украдкой глотает таблетки. Неужели такой человек не сможет выкарабкаться? Прочь сомнения! «Заседание продолжается, господа присяжные заседатели!»

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЕНЕЦИИ

Я опять созвонился с Ириной и договорился о своем приезде к Сане в больницу, в которой она работала врачом и могла предоставить нам свой кабинет. Ирина перечислила столько диагнозов, поставленных мужу, что их хватило бы на всю больницу. От мудреных медицинских терминов у меня чуть не повалил дым из ушей, и я даже не дослушал весь список. Как профессиональный медик, Ирина понимала, что из этого «букета» достаточно одного заболевания, чтобы отправить человека на тот свет. Например, такого, как арахноидит — воспаление оболочки головного мозга. Традиционная медицина считает его неизлечимым.

Однако Ирина не теряла надежды. Они с Сашей жили в поселке Некрасовка, где и находилась больница. Ира выписала временный пропуск, и в назначенный час я приехал в больницу. Саша производил тягостное впечатление: бледное восковое лицо, потухший взгляд человека, одной ногой стоявшего за чертой смерти. Его штормило из стороны в сторону, координация была нарушена.

Саша рассказал, что головные боли мучили его с детства (сейчас ему за сорок). Ему ничто не помогало: ни сильные обезболивающие средства, ни многократное лечение в больнице. Саша начал заниматься различными духовными практиками: системой Порфирия Иванова, динамической медитацией, Раджа-йогой, Рэйки… Особого эффекта это не дало. Состояние ухудшалось. Доходило до того, что он несколько суток подряд лежал пластом, в полуобморочном состоянии. Сашу мучила рвота, у него были провалы в памяти, он терял ориентацию во времени и пространстве. Передышки сокращались до одного-двух часов в день. Саша глотал по две пачки таблеток ежедневно. От большого количества лекарств была полностью разбалансирована работа иммунной системы и пищеварительных органов.

Во время нашей беседы Шурик, как обычно, испытывал сильную головную боль. Он был знаком с Симороном, и объяснять ему идею благодарения не требовалось. Саша стал благодарить головную боль и прочие болячки, предупреждающие хозяина о возможном усилении мучений и, в конечном итоге, о заколачивании в деревянный ящик. Я предложил Саше переименоваться через трэк.

Он сел поудобнее, закрыл глаза и увидел диагностический образ — черное пятно, которое затем преобразовалось в старый прогнивший колодец, окруженный песком. Из колодца сочилась струйка воды, которая постепенно превратилась в равномерный поток, и вскоре всюду расстилалась зеркальная гладь. Наконец, среди водной поверхности выросли ажурные здания, арки мостов, башенки, остроконечные крыши домов, стены каналов, лесенки. Вокруг неспешно скользили гондолы с нарядно одетыми пассажирами. Заходящее солнце окрасило облака, сооружения, поверхность воды в золотисто-розовые тона. Саша находился внутри дивной картины, пересекая Венецию на гондоле.

С удивлением он заметил, что головная боль исчезла. Впервые без таблетки, без болеутоляющих уколов он сам справился с ней. Шурик радовался как ребенок. Пока он ликовал, я встал и подошел к окну, чтобы немного размяться. День выдался хмурый, дождливый. Но к этому времени небо на западе очистилось, и солнце, повисшее над краешком леса, позолотило пелену облаков. Точь-в-точь, как в Венеции. Второй экран подтвердил качество работы! Под впечатлением заката, я подозвал к окну и Сашу. Новое имя было готово: «Я тот, который плывет по каналам Венеции». Два дня голова не болела вообще. Новоиспеченный гондольер назвал это колоссальным достижением. Одного удачного опыта оказалось достаточно, чтобы воскресить веру в себя и убедиться: «Симорон работает!» Отныне он частенько отправлялся в Венецию, особенно при первых признаках головной боли. Передышки увеличились, начался процесс восстановления. Отметим, что симоронист не занимается болячкой, не ищет, где она гнездится, а сразу находит просвет и расширяет его. В этом принципиальное отличие Симорона от известных целительских практик.

НЕ ЗАБУДЬТЕ ВЫКЛЮЧИТЬ ТЕЛЕВИЗОР

Шурик взялся осваивать симоронские приемы и техники. Скоро он рассказал о новом достижении. Саша лежал в четырехместной палате. Весь день шли оживленные разговоры о предстоящем футбольном матче — обсуждались шансы нашей сборной. По соседству была палата на шесть человек с телевизором, которая вечером превратилась в министадион. Саша упустил, не отсиморонил момент, когда начала побаливать голова, и к вечеру боль стала невыносимой.

К несчастью, начался футбол. Ребята поддали и врубили телевизор на полную громкость. Они орали и топали ногами, бурно реагируя на острые моменты игры. Деваться некуда. Пришлось Сане отблагодарить телевизор, хотя естественнее было работать с футбольными фэнами. Саша благодарил за предостережение, что от громких звуков голова может расколоться как кокосовый орех.

Наш герой представил телевизор, мысленно открыл его и изумился: пылища необыкновенная. Взял мяконькую колонковую кисточку, почистил все платы. Протер спиртиком контакты, осмотрел каждую детальку, подпаял, где надо. Экран протер чистой фланелевой тряпочкой. Подключил стабилизатор напряжения. Словом, выдал сигнализатору то, в чем он нуждался. Он применил симоронский метод переименования актуального сигнала. Тут пришла медсестра и сделала выговор распалившимся болельщикам: «Вы мешаете другим больным!» Те выключили телевизор и ушли в другую палату. Вслед за этим стихла и боль в голове.

ЗУБАСТАЯ ЩУКА

По признанию Саши, одно из главных препятствий на его пути к гармоничной жизни — страх смерти, страх перед бездной, на краю которой он оказался. Фактически, Шурик смирился с мыслью, что падение неизбежно. Он рассказал, что незадолго до начала нашей работы приготовился к смерти и разработал драматический и эффектный уход из жизни. Не один раз он представлял, как раздает друзьям самые любимые вещи, как, пустив скупую мужицкую слезу, прощается с женой и уходит в дремучие леса — помирать.

Тем не менее, призрак костлявой старухи с косой чрезвычайно пугал. Безысходным казался и страх перед изматывающими приступами, перед болью. Едва она затихала, возобновлялось ожидание очередной волны боли и страх перед ней. С этим необходимо было срочно разобраться. Саша поблагодарил чувство страха и стал вспоминать, когда оно впервые его посетило. Корневое событие было найдено почти сразу.

Пятилетний Шурик гостил летом в деревне. Возвращаясь с речки, он подошел к компании деревенских мальчишек, скучающих на завалинке. Самому старшему из них пришла мысль подшутить над малышом. Он выхватил здоровенную полуживую щуку и, растопырив ей пасть, резко поднес к лицу Шурика. Рыбина шевелила жабрами и била хвостом. Что творилось с Шуриком, описать невозможно. Сбежались взрослые, и его с трудом удалось успокоить.

Надо переименоваться. Реального благодарственного поступка для мальчишки Саня не мог совершить — они были незнакомы. Значит, надо переиграть корневой эпизод. Саша остановился на следующем варианте. Увидев, что мальчишкам скучно, он подошел к ним и вытащил из кармана перочинный ножик. Глаза у пацанов загорелись, и предложение Шурика сыграть в «ножички» нашло всеобщую поддержку. Время пролетело незаметно, и когда он собрался уходить, старший из мальчишек предложил щуку в обмен на ножик. Шурик едва дотащил крупную рыбину до дома. Все! Не было никакого испуга, а Шурик получил новое имя: «Я тот, который предлагает мальчишкам игру в ножички».

31
{"b":"7314","o":1}