ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лес тысячи фонариков
Пятизвездочный теремок
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Новая Зона. Излом судьбы
Дни прощаний
Наследник из Сиама
Театр отчаяния. Отчаянный театр
Сказки для сильной женщины
Мечтать не вредно. Как получить то, чего действительно хочешь
Содержание  
A
A

И тут я заметил небольшую темно-коричневую птичку с вытянутым туловищем, которая вспорхнула на старую осину в двух шагах от нас. В стволе дерева на высоте четырех метров от земли находилось маленькое дупло, к которому направилась птичка. Мы радовались, как дети, увидев, что из темного отверстия высунулось несколько широко раскрытых клювов, которые и издавали странные звуки! Пока птичка кормила пищащих и толкающихся птенцов, мы успели хорошо ее разглядеть.

Не будучи большими знатоками в области орнитологии, мы признали ее скворцом. Покормив птенцов, скворец улетел, но очень быстро вернулся, притащив что-то в клюве. Так повторилось несколько раз. Мы понаблюдали за наладившимся процессом доставки в гнездо жучков и червячков и отправились дальше в полной уверенности, что кормежка подрастающего поколения в отдельно взятом дупле обеспечена.

Для нас приятным итогом благодарения оказалась причастность к лесной тайне, которую невозможно передать словами. Чувство тихой радости, оставшееся от встречи, долго сопровождало нас в этот весенний день.

ГЛАВА 7. СИМОРОНЦЫ И БЮРОКРАТЫ

МАЛИНОВЫЙ ПИДЖАК

Холодным мартовским вечером порог квартиры переступила молодая симпатичная барышня, явно чем-то удрученная. Марина узнала о добрых волшебниках — симоронцах и обратилась ко мне за помощью. Ситуация, в которой она очутилась, казалась Марине безвыходной, и та надеялась лишь на чудо. Сбивчиво и торопливо начала она печальный рассказ.

— Я работаю бухгалтером на одной фирме. Директор (назовем его Борисовичем) постоянно придирается ко мне, буквально по любому поводу. Раньше он был сотрудником КГБ и перенес на новое место стиль и дух старой работы. Стоит на пять минут отлучиться, директор уже поджидает меня, чтобы наброситься с руганью и упреками:

— Где ты шляешься?! Ты на работе находишься или на бабских посиделках? Распустили молодежь! Жаль, времена нынче не те, а то бы ты у меня по струнке ходила!

Из опаздывающих на работу он замечает именно меня. Если я ушла с работы во время обеденного перерыва, так Борисовичу обязательно потребуется Марина — или в банк съездить, или деньги заплатить, или что-то еще. Однажды я приехала из банка и опоздала на десять минут, в руке у меня была большая сумка. Борисович устроил настоящий скандал, крича, что я обошла все магазины.

В общем, я все время его боюсь, установить с ним контакт никак не получается, и работа не ладится. Я стараюсь, выполняю все, что требуется, лезу из кожи вон, а в ответ — сплошные упреки и обвинения. Борисович вообще-то ко всем придирается, но мне просто прохода не дает. Никто его не боится, одна я трясусь при виде этого тирана. Директор старается «заткнуть мной все дыры» и, если это не получается, страшно злится. А теперь собирается отправить меня в командировку в Урюпинск, несмотря на то, что я не очень хорошо разбираюсь в делах фирмы.

Приходя домой, я с ужасом ожидаю, что завтра — опять на работу, и опять будет то же самое. У меня коленки дрожат от одной мысли, что Борисович опять ко мне подойдет и будет орать.

* * *

Ситуация, в которой оказалась Марина, называется в Симороне вихревой. Она стала почти неуправляемой, и Марину несет, как щепку в водовороте.

Марина выразила благодарность шефу, ибо он своими действиями предупреждал о гораздо больших неприятностях, которые могут с ней случиться, если она не изменит отношения к происходящему. Например, представлялись вполне вероятными следующие варианты: вследствие беспрестанной дрожи в коленках — развитие подпрыгивающей походки, как у Чарли Чаплина; вследствие бесконечных страхов — появление санитаров и отдых где-нибудь на Канатчиковой даче; вследствие повышенного слезоизвержения — потребность в чемодане с носовыми платками. После столь «оптимистичного» монолога наша героиня повеселела.

Я предложил Марине переименовать директора. До сего момента она называла Борисовича: «тот, который все время придирается к Марине». Чтобы изменить ситуацию, надо дать ему другое имя, более позитивное. Своим поведением Борисович отбирал у Марины душевный комфорт, значит, он сам нуждался в нем. Как выдать ему этот комфорт, не жертвуя собственным? Один из вариантов поиска решения — вспомнить момент, когда у директора было достаточно душевного комфорта, и он делился им с окружающими. И тогда можно будет утвердить его в другом качестве, дав новое имя. В Симороне подобную стратегию переименования называют поиском симоронского следа.

Припомнить конкретный эпизод, в котором Борисович щедро дарил другим радость и душевный комфорт, для Марины оказалось очень непросто. Словно светофильтр, пропускающий излучение определенного цвета, она сформировала образ начальника как мрачного и агрессивного человека, и ей пришлось долго копаться в памяти. Наконец Марина вспомнила случай, когда Борисович поступил, как настоящий джентльмен, и лицо ее сразу расплылось в широкой улыбке.

Директор обычно носил одежду «мрачных» цветов — черные или серые костюмы, водолазки. И настроение — под стать, такое же мрачное. А один раз пришел Борисович в пиджаке ярко-малинового цвета. По словам Марины: «Пиджак, действительно, был ему к лицу. Я заметила, что непривычное одеяние очень нравилось директору, и он казался себе чрезвычайно благосклонным». Самое удивительное, что и настроение шефа было праздничным, он просто излучал радость. А когда Борисович вошел в комнату, где сидела Марина и другие сотрудницы, приветливо поздоровался, улыбнулся и отпустил приятные комплименты дамам, то в помещении несколько секунд стояла мертвая тишина. Это была сенсация!

Сомнений не было — вот он, симоронский след. Новое имя напрашивалось само собой: «Я тот, который делает комплименты в малиновом пиджаке». Марина предпочла сокращенное имя: «Я тот, который в малиновом пиджаке». Отныне ей предстояло по мере надобности пропечатывать это имя, раздувая найденную светлую искорку.

Вот повествование Марины о дальнейшем развитии событий.

— Я пропечатывала симоронское имя каждое утро, пока ехала на работу. Если Борисович придирался ко мне или только собирался это сделать, я вспоминала, что он — «тот, который в малиновом пиджаке». Директору это, видимо, нравилось, он сразу стихал и не проявлял агрессии. Однажды я зашла к нему в кабинет подписывать какие-то бумаги, твердя про себя о малиновом пиджаке, и Борисович это моментально почувствовал. Раньше или наорал бы, или подписал, не поднимая головы. А тут поднял голову, улыбнулся и спросил: «Как дела? Как ты себя чувствуешь? Все ли нравится на работе? Никто не обижает?» Ничего подобного я от него никогда не слышала. С этого момента наши взаимоотношения улучшались с каждым днем, и вскоре я перестала бояться директора. Другие сотрудники также заметили, что Борисович подобрел и стал более приветлив с ними.

Однако от командировки в Урюпинск, где находилась головная организация фирмы, Марине уклониться не удалось. Шеф заявил: «Съездишь, оставишь бумажки и вернешься назад». Но в действительности поездка обещала быть очень трудной. Марина знала, что бухгалтерский отчет, предназначенный для урюпинцев, составлен небрежно, с большим количеством ошибок. Шансов сдать его почти не было. Кроме того, в Урюпинске до сих пор не назначили сотрудника, ответственного за работу с этим документом. Другими словами, принимать отчет там никто и не собирался. Марина была самой молодой в бухгалтерской группе, поэтому на нее и свалили «почетную» Урюпинскую миссию. Опасения, что в Урюпинске ее просто отфутболят, и поездка завершится плачевно, были вполне обоснованы. Марина попросила меня поработать с этой проблемой.

Мы воспользовались переименованием на ЯСном. Это оригинальная симоронская техника, используемая для наиболее сильных вихревых сигналов. Марина имела возможность наблюдать эксцентричный спонтанный танец, завершившийся грациозным взмахом руки и мантрой, которую перенести на бумагу вряд ли возможно. Мантра эта скорее напоминает неприличный звук, как будто кто-то громко пукнул. «Вооружившись» мантрой, Марина и отбыла в Урюпинск.

48
{"b":"7314","o":1}