ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В этом состоянии я и попала на симоронский семинар. Рассказав о своих несчастьях, я получила имя: «та, которая сбрасывает свитер легким движением». Имя мне очень понравилось, и я, приходя домой, игриво сбрасывала пальто и свитер. Через три дня мне позвонили из новой фирмы и предложили придти на собеседование по поводу работы модельером-конструктором. Офис находился в пятнадцати минутах ходьбы от моего дома.

Я обрадовалась и стала судорожно собираться. Предательские мысли о том, что меня могут не принять на работу, лезли одна за другой. По дороге в офис я расстегивала жакет, слегка спуская его с плеч, и все мои опасения улетучились. Дверь в кабинет генерального директора я открыла, как к себе домой. Расстегнув молнию на жакете, я плюхнулась в глубокое кожаное кресло, издавшее характерный звук выпускаемого воздуха, и небрежно бросила: «Здрассьте! Что вы хотите мне предложить?»

От моего напора директор густо покраснел и даже выронил ручку. Слазив за ней под стол и совладав со смущением, он заговорил о моей будущей работе.

На следующий день я получила предложение сделать загранпаспорт, чтобы отправиться на выставку в Турцию.

Так я устроилась на работу, о которой мечтала пятнадцать лет. Настырная дамочка с норкой куда-то испарилась, и я постепенно отдала оставшиеся долги.

ПОД КАНАРСКИМИ ПАЛЬМАМИ

Я так увлеклась работой, что вовремя не отсиморонила легкую простуду, и она дала осложнение — начался отит. Две недели я провалялась в постели с высокой температурой и адской болью в ушах. Кроме того, врач обнаружил хрипы в легких и диагностировал бронхит. В это время позвонила подруга:

— Скоро симоронский семинар, ты пойдешь?

— Я болею и даже не знаю, есть ли смысл туда тащиться?

— Вот как раз и переименуем тебя.

В субботу на тренинге мне дали имя: «Рыжая конопушка с косичками, которая валяется на Канарах с ведерком и совочком в руках». Решив тут же воплотить имя, я сбегала в перерыве в «Детский Мир», купила совок и ведерко, насыпала в него пшено и непрерывно помешивала «песочек». Подруга нарисовала мне косметическим карандашом большие конопушки и прицепила «косички» — елочную гирлянду огненно-рыжего цвета. Добавлю, что вскоре после тренинга я покрасила волосы в рыжий цвет.

Вечером мы собрались в баню, и мне пришла мысль, что воздух в сауне напоминает канарский по температуре. Сын помог нарисовать плакат: на веревке между двумя пальмами сушились длинные полосатые трусы «Nike», а сверху была крупная надпись КАНАРЫ. Дочка, приняв трусы за палатку, дорисовала между штанин рыжую конопушку и три ноги, торчащие из палатки. Я удивилась:

— Маш, а почему три ноги?

— Ну ты же на Канарах не одна, там еще кто-то есть.

В парилке я развалилась на верхней полке и, повесив над собой плакат КАНАРЫ, самозабвенно игралась с ведерком и совочком под дружный хохот и шутки присутствующих.

На следующий день я почувствовала себя гораздо лучше, а в понедельник была совершенно здорова. В четверг я проходила медосмотр на работе, и первое, что увидела в медпункте — громадные фотообои с пальмами и песчаным пляжем.

Терапевт при виде меня воскликнула:

— Ой, какие красавицы, чего их проверять! А почему у вас на спине следы от банок? Бронхит был? Непохоже, в легких все чисто.

СИМОРОНСКИЕ РИТУАЛЫ

В жизни я и прежде не раз полагался на малосольные огурцы. В печали и в радости огурец был мне верный товарищ, помогал найти себя, принять решение.

Стоит порой в минуту колебаний откусить огурца — и вдруг просветляется взор. Если есть в голове твоей усталая мысль, если есть на душе тревога и туман, огурец всегда отведет ее, сгладит, оттянет.

Ю. Коваль. «Самая легкая лодка в мире»

Собираясь в командировку в Турцию, я отдала документы для оформления загранпаспорта, который был нужен мне до 22 января. В ОВИРе сказали, что я смогу получить его только 24 января. На семинаре мы учились создавать смешные ритуалы, и я спросила у Сашки, десятилетней дочки одной симоронистки[13]:

— Что мне нужно сделать, чтобы получить паспорт вовремя?

Та порекомендовала:

— Надо разрезать три яблока на четвертинки, в течение двух дней откусывать понемногу от каждой части и танцевать ламбаду.

Я тщательно исполнила ритуал, причем дети помогали обкусывать яблочные дольки. Двадцать первого января позвонили из ОВИРа:

— Почему вы не забираете свой паспорт? Он давно готов.

После этого я стала раздавать «дурацкие» советы направо и налево. Мой четырнадцатилетний сын Максим давно мечтал о компьютере, на который у меня вечно не хватало денег. И когда он в очередной раз попросил 200 рублей на какую-то часть от компьютера, мое терпение лопнуло, и я посоветовала ему три дня жевать укропные семечки из банки с маринованными помидорами.

Сынуля решил, что мамашка окончательно сбрендила, но все-таки предусмотрительно убрал семечки в холодильник. Пожевав их два дня, он получил от моей сестры компьютер с монитором и принтером. Сестра уверяла, что компьютер сломан, и собиралась отдать его в техникум, где преподаватель информатики брался его починить.

Компьютер оказался исправным. Я высказала Максу по этому поводу, что он не дожевал семечки один день, а то наверняка получил бы новенький компьютер.

Подруга Тоня все время «доставала» меня, в мельчайших подробностях описывая свои проблемы на работе. Наконец мне это надоело, и я предложила ей купить «Загадочную газету» (с кроссвордами) и толочь ее в красном тазике деревянной колотушкой. Тоня отмахнулась:

— Да ну тебя, бред какой-то!

Неделю спустя она снова прибежала ко мне:

— Светка, срочно нужен твой совет.

— А ты газету толкла?

— Нет, мне сейчас не до этого. Я оплатила прихожую, но чтобы ее поставить, надо перевесить входную дверь. Муж ни в какую не соглашается и не знает, что завтра мебель привезут. Я в отчаянии, что делать?

— Берешь дезодорант, поливаешь им пол и моешь.

— Да я ради такого дела готова пожертвовать своим любимым — «Rexona».

Через три дня Антонина позвонила:

— Дезодорант подействовал! Ленька отметил приятный запах в квартире и сам предложил переделать дверь. Пойду газету толочь!

В феврале мне пришлось работать по двенадцать часов в день, а зарплата оставалась прежней. Тогда я придумала ритуал: насыпать в левый карман пальто разноцветные камушки и перебирать их. Я купила изюм в цветной глазури, насыпала горсть драже в карман и по дороге на работу трясла «морские камушки». Через три дня шеф, Олег Борисович, вызвал к себе:

— Не переживайте, с завтрашнего числа я повышаю вам зарплату в два раза.

У директора были большие голубые глаза, и я про себя называла его Пупсиком. Как-то Олег Борисыч заболел и в понедельник не вышел на работу.

Я огорчилась: «Чего это классный мужик болеет?» и переименовала его. На внутреннем экране младенец Пупсик лежал в коляске с погремушками, чмокая соской. Перед сном я воспроизвела это кино, добавив много колоритных деталей.

Во вторник Борисыч появился в офисе. Я посоветовала:

— Вы у меня в образе пупсика, и чтобы окончательно поправиться, повторяйте: «Я Пупсик, чмокающий соской». Обещаю на день рождения подарить вам настоящего пупсика. Я даже знаю, что вчера в 22.30 у вас упала температура.

— Да, действительно, с 39 до 36.7 и без всяких таблеток.

— Это я представляла вас Пупсиком.

— Я подозревал, что без «потусторонних» сил не обошлось.

ОЛЬГИНЫ ПОДВИГИ

САМЫЙ СОК

Я возвращалась домой после занятия по Симорону в приподнятом настроении и стала применять скользящее переименование. Люди в метро выглядели понурыми, озабоченными, уставшими после трудового дня. Я находила в них что-то приятное и на ходу придумывала разные имена: «тот, кто аккуратно завязывает шнурки на ботинках», «Я пряжка, блестящая на кожаном ремешке», «та, кто усаживает перламутровые пуговицы», «Я очки, которые взгромоздились на нос», «Я фианитовая сережка, которая качается в ухе».

вернуться

13

См. историю «Как симоронцы испортили психотерапевта».

19
{"b":"7315","o":1}