ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Взгляд внутрь болезни. Все секреты хронических и таинственных заболеваний и эффективные способы их полного исцеления
Никаких принцев!
Вместе навсегда
Преломление
Шкатулка Судного дня
Колыбельная для смерти
#Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы
Счастливый год. Еженедельные практики, которые помогут наполнить жизнь радостью
Тень горы
Содержание  
A
A

Этот кошмар продолжался почти три года. Я ходила на различные духовные семинары и у каждого учителя спрашивала: «В чем я виновата, и за что мне такое наказание?» Мои домашние, знакомые, соседи в один голос говорили, что Нору надо усыпить, но я не могла этого сделать. Я водила ее на различные обследования, которые показали, что собака абсолютно здорова.

Я нередко стыдила Нору, говоря:

— Ну какая ты глупая! Чего тебе не хватает? У тебя есть свой диван! Тебе дают много вкусной еды!

Познакомившись с Симороном, я решила разобраться с этой проблемой. Нора очень любила поесть, и я мысленно дарила ей косточку и другие собачьи деликатесы. Но ничего не помогало — лужи оставались. Сейчас я понимаю, что вступала в переговоры с препятствием.

У моего сына началась аллергия на Нору в виде сильного кашля, и я задумала пристроить собаку. Люди, приходившие по объявлениям смотреть Нору, отмечали, что собака красивая, в хорошей форме, но никто не захотел ее взять.

На очередном симоронском семинаре я заявила, что у меня есть препятствие, но не сказала какое. Через внешний экран меня переименовали в «ту, которая конспектирует симоронские имена». Придя домой, я обнаружила новую лужу и смогла только «включить музыку верблюдам». Так повторялось три дня — на каждую лужу я говорила ВМВ. Как ни странно, мне это очень помогло — я перестала злиться на Нору и спокойно вытирала следы ее проделок.

Через неделю позвонил знакомый и сообщил, что одному известному человеку для прогулок по городу понадобилась Нора. Соглашаться нужно немедленно, иначе знаменитость будет искать другую собаку. Сначала мне было жаль отдавать Нору, но, поразмыслив, я поняла, что на новом месте ей будет лучше.

Когда я привезла Нору к новому хозяину, она совершенно спокойно вошла в квартиру, даже не оглянувшись. Так Нора попала в дом, где ей выделили персональную комнату, а служанка добросовестно выводила ее на улицу.

Каждый день я звонила, чтобы справиться о самочувствии Норы. Оказалось, что она совсем не переживала. Самое удивительное — лужи напрочь исчезли!

СИМОРОНСКИЕ БУДНИ

В этой главе собраны истории из повседневной жизни симоронистов. Читатель может спросить: ну и зачем рассказы типа «Граф на ледяном острове»? Вот если бы миллион долларов с неба свалился!

В суете и спешке, в нескончаемой погоне за миражами, погрузившись в свои внутренние фильмы, мы то и дело упускаем из виду, казалось бы, незначительные события вокруг себя. Занятые собственными проблемами, мы просто не обращаем внимания на такую «ерунду», как собака на льдине или смешной карапуз в бейсболке (см. «Граф на ледяном острове»). Тем самым мы лишаем себя возможности совершать чудеса.

Если мы замечаем, что происходит здесь и сейчас, в этот самый миг, то мир преображается, начинает сверкать свежими красками, раскрывает свои тайны.

Можно приводить много общих слов, описывая состояние парения, и не приблизиться к нему ни на шаг. Между тем, «дверь» в него приоткрыта каждое мгновение, надо лишь быть внимательным и чутким ко всему окружающему.

СУЛТАН БРУНЕЯ

Решения следует принимать очень быстро — причем те, которые кажутся самыми дикими, самыми нелепыми: по-другому невозможно нарушить навязываемый ход событий.

Е. Клюев. «Книга теней»

У меня большая семья: муж Федор, восемнадцатилетний сын Антон, дочь Люба — ученица 6 класса, немецкая овчарка Ника и большой важный кот Бася. Супруг мой почти все время сидел без работы. Не успел устроиться в СП, как оно развалилось. Спустя два месяца Федор нашел работу в фирме, занимавшейся разработкой специальных электронных устройств. Вскоре он опять оказался не у дел — руководитель компании укатил за границу со всеми деньгами фирмы.

После длительного перерыва муж устроился в строительную организацию. За полгода своей трудовой деятельности на этом предприятии он не получил ни копейки, а когда в стране наступил финансовый кризис, всех сотрудников распустили.

Жили мы фактически на одну мою зарплату. Аппетит у всех членов семейства отменный, и денег нам катастрофически не хватало. Мы с трудом дотягивали до получки, занимая в долг у знакомых. Из продуктов покупали только овощи и крупы, а мясо было для нас непозволительной роскошью.

Я посещаю различные психологические тренинги, что тоже требует средств.

Моих домашних это раздражало, особенно мужа. Он постоянно возмущался:

— Ты забиваешь себе голову всякой ерундой. Только деньги зря тратишь на свои дурацкие семинары.

Под давлением мужа я прекратила ходить на семинары. Лишившись возможности заниматься любимым делом, я впала в глубокую депрессию и утратила интерес к жизни. Меня покидали силы, резко снизилось давление.

В этот критический момент подруга привела меня на занятие по Симорону.

Когда я поведала о своих трудностях, меня переименовали через внутренний экран в «Султана Брунея, радостно танцующего тарантеллу с дуршлагом на голове в окружении свиты». О Брунее и тем более о его султане я имела примерно такое же представление, как о жителях звезды Альфа Центавра.

Кто-то из симоронцев сообщил, что это — самый богатый человек в мире. Меня такое положение дел вполне устраивало.

Возвращаясь домой в прекрасном расположении духа, я твердо решила попасть на двухдневный симоронский семинар, до которого оставалось две недели.

Откуда появятся деньги, меня не волновало. Дома я повязала на голову «чалму» из махрового полотенца, напялила сверху дуршлаг и, собрав все семейство, пустилась в пляс. Ведь в соответствии с новым именем мне следовало танцевать в окружении свиты! Мои близкие наблюдали стремительный итальянский танец с интересом и сочувствием. Муж брякнул, нахмурившись:

— Тебе не учиться, а уже лечиться надо.

Дочь взмолилась:

— Ты хотя бы шторы опустила, у нас третий этаж, а меня все знают.

Несмотря на язвительные замечания, я почувствовала после танца необыкновенный душевный подъем, прилив сил. Порхая, как на крыльях, я принялась за работу по дому: «вылизала» всю квартиру, приготовила обед, погладила белье. На часах — половина первого ночи, а я остановиться не могла.

Одолело меня любопытство: «Кто такой султан Брунея?» Из энциклопедии я узнала, что Бруней — маленькое государство на северо-западном побережье острова Калимантан. Через два дня мне на глаза попался журнал «Отдохни!».

Открыла я его, а там — фотография Брунейского монарха в окружении многочисленных жен и прочей родни и статья о его несметном богатстве. Вот это сигнал поддержки!

Оказалось, что султан Хаджи Хассанала Болкиах считается самым богатым человеком мира. Его состояние оценивается в сорок миллиардов долларов.

Огромный дворец султана из 1788 комнат поражает роскошным убранством, в гаражах стоит 170 лимузинов и 530 других шикарных автомобилей.

До симоронского семинара оставалось два дня, а денег на него — нуль. Но я не унималась:

— Все равно мой авторитет в семье пошатнулся, надо идти до конца.

После работы — дуршлаг на голову и тарантелла до упаду. На колкие замечания домашних я реагировала с достоинством, как и подобает монарху:

— Даже британская королева Елизавета II с почтением относится к султану Брунея.

В последний день перед тренингом пришла на работу, а там зарплату выдают раньше времени, да еще и солидную премию, которую никто не ждал.

* * *

После симоронского семинара я решила, что пора браться за мужа. Он совсем потерял интерес к работе, целыми днями сидел дома и от скуки придирался ко мне. Первым делом я написала якательный перевод.

— Я жду манну с неба и экономлю на мелочах. Я не могу понять себя, почему я наплевала на дела в доме. Я сама ничего не делаю и себе не даю спокойно жить, а потом лежу и болею. А не устроить ли мне лежачую забастовку? Я злюсь на себя, мне так иногда хочется дать себе по мозгам, чтобы они встали на место и работали мне на пользу. Смотрю я на себя и думаю:

24
{"b":"7315","o":1}