ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Галина Миленина

Рыцарь для Лики

Роман

1

Столовая располагалась во дворике гостиницы, под открытым небом, и когда с моря дул порывистый ветер, а он дул почти всегда, лёгкие тарелки с дарами хозяев, бывало, улетали с пластиковых столов. Здесь же, под столами, дожидаясь этого момента, дежурили два рыжих ленивых кота и делали вид, что дремлют. Пряное блюдо с большим количеством любимой зиры – основной приправы для шурпы, плова и шашлыка у местных жителей – совершенно не годилось для котов: животные могли навсегда потерять обоняние. Но они об этом не знали – унесённые ветром тарелки очищались ими быстро и качественно. А может, оно, их обоняние, больше не имело для котов такого значения, как в былые времена, когда приличным хищникам приходилось добывать пропитание собственнолапно. Теперь в их распоряжении была вся гостиница с постояльцами, и люди охотно угощали рыжих бездельников. Вот и сегодня котам повезло больше.

Лика снимала комнату в маленькой частной гостинице у подножия горы Алчак, на восточном побережье Крыма, в Судаке. За умеренную плату у неё был свой уголок в номере на двоих, с завтраком и ужином. Откровенно говоря, ни ужин, ни завтрак назвать полноценным или разнообразным нельзя было. Это вам не Турция и не Египет со шведской линией. Порции здесь были маленькие, можно сказать, символические. В день приезда, за ужином, Лика улыбнулась, увидев кукольную посуду. В розетках для варенья подавали салат – несколько прозрачных ломтиков огурца и помидора с кружевом фиолетового ялтинского сладкого лука. В одноразовой плоской тарелке – горка традиционного местного плова с маленькими кусочками мяса и большим количеством специй.

Лика не очень расстроилась. С лёгким чувством голода, как и положено молодым девушкам, следящим за фигурой, она поднялась из-за стола и вернулась в свой номер. Перед узким двустворчатым шкафом с зеркалом ещё раз убедилась в своей красоте девичьей, повесила на плечо сумочку и отправилась на прогулку, покинув временный приют. Уходя, как было заведено, оставила на столике в коридоре ключ от номера. В день приезда хозяин гостиницы, седобородый крымский татарин, передавая девушке ключ, строго предупредил: «Братьев в номер не водить!» Лика удивилась: «Откуда у меня здесь братья?» Татарин хитро прищурился и медленно, растягивая слова, ответил: «Э-э, сегодня нет, а завтра, может быть, и встретишь симпатичного молодого брата из Питера или Минска. У нас это часто случается». Лика поняла, рассмеялась и решительно помотала головой: «Только не со мной!»

Девушка приехала сюда на недельку, ей необходимо было побыть одной, чтобы принять верное решение. Ни о каких «братьях» она и не помышляла. Свой поход в крепость она специально запланировала на последний вечер: убить, так сказать, двух зайцев – и крепость посмотреть, и послушать рок-концерт, который традиционно проводился на территории Генуэзской крепости. Она шла стремительной походкой по новой набережной, отреставрированной, наверное, впервые за последние сто лет. Благородный мрамор и гранит сделали двухкилометровую набережную достойным украшением неприметного городка.

Лика не пожалела, что выбрала именно Судак. Жаль только, что так быстро пролетела неделя и остался лишь последний, прощальный вечер. А главное решение, может быть, самое главное в своей жизни решение, она так и не приняла. Она хотела обдумать предложение Романа Аркадьевича вдали от него, не испытывая ни соблазнов, ни давления, ни чувства жалости, благодаря которому часто попадала в зависимость к манипуляторам. Завтра возвращаться домой, но она всё ещё не решила, что ответить шефу.

Там, в далёкой юности, когда ей было семнадцать, всё было ясно и просто, без сомнений и колебаний, но это было в прошлой жизни, сейчас всё иначе.

Полная луна цвета раскалённой меди величественно проплывала над вершиной Ай-Георгия. На море был штиль. От нагретого за день гранита и кварцевого песка с пляжа поднималось вверх тепло. Толпа праздных отдыхающих в лёгких нарядных одеждах лениво фланировала вдоль берега, строя планы – кто на предстоящую жизнь, кто на ночь. Курортные романы обычно заканчиваются там же, где и начинаются. Ближе к полуночи здесь будет не протолкнуться, а из ресторанов и кафе на Кипарисовой аллее, перебивая друг друга, будут рваться из динамиков голоса популярных певцов, куда без них на крымском курорте? Из многочисленных татарских кафе, в которых можно возлежать на высоких диванах с подушками и кальяном, будут доноситься восточные национальные мелодии.

А пока сумерки только завладели набережной, зажглись фонари и всё вполне пристойно, приглушённо, робко, почти трезво. Возле дверей ресторанов украинской кухни официанты – юноши и девушки в национальных костюмах, тут же, напротив их – конкуренты в национальных татарских костюмах.

Над ночными барами на балконах ярко накрашенные и вызывающе одетые, а вернее – раздетые, молодые девушки многообещающе вьются вокруг шеста, становясь в соблазнительные позы, зазывая самцов на ночное шоу. А внизу, на аллее, капая слюной, стоят те, кому не светит попасть на это сказочное мероприятие ввиду присутствия жён или ревнивых подруг, а может – отсутствия денег, и снимают девушек на камеры. Повсюду, куда ни глянь, перед гостеприимно распахнутыми дверями стоят молодые люди и зазывают отдыхающих. Они ловко вручают приглашения с уникальным меню и на голубом глазу уверяют: только сегодня, последний день! Вы можете поучаствовать в розыгрышах, увидеть КВН с самим Масляковым, голых женщин, обезьян, змей, мужчин и т. д. и т. п.

И так каждый день, пока курортный сезон не закончится, разгульная жизнь будет здесь течь, как молодое пенящееся вино из бочки с выбитой кем-то ловким ударом пробкой. Толпы неизвестно откуда взявшихся художников будут рекламировать свои «шедевры», аккуратно расставленные вдоль бордюров на новенькой набережной. И здесь же станут предлагать исполнить ваш портрет с натуры. Ну, если не получится, на худой конец шарж уж точно намалюют. Предприимчивые граждане вынесут на своих плечах крошечных обезьянок, потащат за собой на поводках маленьких чёрных поросят, посадят на рукав хищных ястребов, закружат вас вокруг павлинов, предлагая снимок на память с «братьями меньшими». Кто-то посочувствует маленьким узникам и закипит яростью к ничтожным людям, не желающим работать в шахтах, за рулём или штурвалом, у доменных печей, на земле и в небе. Да мало ли где можно заработать на пропитание собственным трудом, не мучая несчастных обезьян! Ближе к ночи вам предложат сфотографироваться с босыми неграми, или афроамериканцами, как теперь их договорились называть, с размалёванными лицами под индейцев, в набедренных повязках, с перьями вокруг головы, таинственно молчащими, однако выражающими готовность делать всё-не-знаю-что. А к утру весёлыми и бойко говорящими на чисто русском без малейшего акцента – счастливыми детьми Университета имени Патриса Лумумбы или другого международного университета СНГ.

Какой-то назойливый парень преградил Лике дорогу и попытался затащить её на конкурс «Мисс бюст», гарантируя непременную победу и приз – поездку в Египет. Лика шла своей дорогой, не отвечая и не реагируя на «заманчивое» предложение, как будто это не с ней разговаривали. Пройдя несколько десятков метров рядом и не получив слова в ответ, парень попытался всучить ей приглашение на вечернее шоу, в котором девушки будут драться в грязи. Словами «Будет весело, вам очень понравится» он вывел Лику из себя. Оскорблённая его предположением, что ей это может понравиться, она смерила его убийственно презрительным взглядом, и парень, наконец, отвязался.

Лика не заметила, как дошла до конца набережной, и убедилась, что с этой стороны крепость взять невозможно. Расположенная на конусообразной горе – древнем коралловом рифе, с востока и юга цитадель оказалась неприступна. Спросив дорогу у продавцов рынка, раскинувшегося в непосредственной близости от пляжа, и услышав подробный ответ, девушка повернула направо и вошла в проулок, который в конечном итоге должен был привести её к воротам крепости. Она держалась всё время левой стороны на разветвлениях дороги, как ей посоветовали. Поднялась по каменной лестнице до кованой беседки, где передохнула и полюбовалась открывшимся видом. Прошла ещё минут десять по узкой тропинке, миновала частный сектор, несколько кафешек и сувенирных ларьков у подножия крепости и благополучно добралась до массивных ворот. У входа приобрела билет с программкой рок-концерта и вошла, наконец, на территорию средневековой Генуэзской крепости. Лика узнала, что крепость была окончательно достроена в 1414 году, а значит, в 2014-м генуэзцы смогли бы отметить шестисотлетие! Но, увы, ничего постоянного в этом мире нет, а среди непостоянного особенно призрачны победы. В Средние века ворота крепости после захода солнца запирались и поднимался подъёмный мост через ров. Сегодня рва почти не видно и от подъёмного моста остались лишь воспоминания в исторических справочниках.

1
{"b":"731543","o":1}