ЛитМир - Электронная Библиотека

Челси М. Кэмерон "Наши любимые дни"

Название: "Наши любимые дни"

Автор: Челси М. Кэмерон

Серия: "Моя любимая ошибка" #3

Перевод: Elefant2012

Сверка: loya_inaekekon

Редактура и вычитка: Ольга Раковец, Юлия Цветкова

Обложка: Julia Ovsyannikova

Переведено специально для групп: https://vk.com/books_25, https://vk.com/book_in_style

Копировать материал без указания переводчиков и редакторов запрещено! Давайте уважать чужой труд!

Аннотация:

История Хантера и Тейлор продолжается…

Тейлор Колдвелл и Хантер Заккаделли пережили бурное начало отношений, и сейчас у них все просто прекрасно. Они практически закончили колледж, живут вместе с лучшими друзьями и планируют пожениться после выпускного.

Но у жизни на них другие планы. Казалось бы, они во всем разобрались, как неожиданность сотрясает их жизни. Смогут ли их отношения пережить бурю или будут разрушены хаосом?1

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 1: Тейлор

— Клянусь, если тронешь меня еще раз, я сломаю твои пальцы, мистер Заккаделли, — сказала я Хантеру, когда он снова схватил меня за задницу, проходя мимо, чтобы достать с полки еще одну книгу.

Он только подмигнул мне.

— Думаю, я смогу справиться с несколькими сломанными пальцами, если это означает, что я буду с тобой, Мисси, — произнес он, и мое сердце против воли затрепетало. Я ничего не могла с этим поделать. Мое тело было специально создано, чтобы реагировать на него, а он был призван, чтобы вызывать такую реакцию.

Я хотела его от самой макушки бритой головы, татуировок, пальцев играющих на гитаре, и до самых кончиков пальцев на ногах.

Мой жених.

Думать о нем в таком ключе все еще казалось странным, даже спустя несколько месяцев после предложения. Кольцо сверкало на своем постоянном месте — безымянном пальце левой руки. Я была так поглощена, что не заметила, как он снова подкрался ко мне. Хантер пальцем приподнял мой подбородок, и я взглянула в его завораживающие голубые глаза. Он улыбнулся, и я растаяла.

— Привет, Мисси.

— Привет, — произнесла я в ответ. Когда он впервые меня так назвал, это прозвище совершенно вывело меня из себя. Я была безумной настолько, что каждый раз, когда слышала его, сердце бешено колотилось в груди, а кожу покалывало.

— О чем думаешь? — спросил он, нахмурившись. В закрытом хранилище библиотеки были только мы вдвоем, так что нам не нужно было беспокоиться, что кто-то застукает нас за бездельем во время работы, за что я была благодарна. Хотя Хантер имел привычку вести себя неуместно независимо от того, были вокруг люди или нет. Это было одной из его привлекательных черт.

— О тебе, — призналась я, и его лицо расплылось в улыбке, благодаря которой все было правильным.

— О, да? Обо мне или об определенных частях моего тела, и о том, что я могу ими делать? — он пошевелил бровями и сделал еще один шаг, так чтобы мы оказались прижатыми друг к другу грудью. Это было несправедливо. И определенно несправедливо было то, как сильно я реагировала на него, а он едва ли прилагал для этого усилия.

— Нет, — сказала я, прищурившись и отвернувшись от него. В эту игру могли играть двое. Я медленно наклонилась, чтобы достать книгу с нижней полки, а потом выгнула спину, когда поднималась. Взглянув через плечо, я была довольна его реакцией. Я множество раз добивалась его внимания подобным образом, и это ни разу не навредило нашим отношениям.

— У тебя будут большие неприятности, когда мы придем домой, — его голос стал низким и хриплым из-за желания.

— Да? — спросила я, пытаясь быть равнодушной, и потерпела неудачу. — Какого рода неприятности?

Он ухмыльнулся и провел пальцем вниз по моему позвоночнику, вызывая у меня дрожь.

— Самые лучшие.

 

* * *

Вернувшись домой, мы обнаружили желтый дом в состоянии хаоса, но в этом не было ничего нового. В доме, который Хантер купил для нас, было три этажа (не считая подвала) и семь комнат, а когда все мы оказывались дома, тут становилось шумно.

Все же иного я не ожидала. Когда Хантер впервые подошел ко мне с идеей жить вместе, я подумала, он пошутил. Или сошел с ума. Или и то, и другое. Я уже привыкла к тому, что мы делили комнату в общежитии. К тому же, здесь наша кровать была намного больше, и нам не нужно было беспокоиться из-за тонких стен, когда мы не могли держать свои руки при себе. Что происходило большую часть времени.

Дара выступала миротворцем, в то время как ее парень, двоюродный брат Хантера, Мейс спорил с Рене о том положить соль или масло в воду для пасты, чтобы макароны не слиплись. Пол, парень Рене, просто сидел и наблюдал, зная, что лучше не вмешиваться. Рене могла за себя постоять, даже более чем.

Смех, раздавшийся из гостиной, принадлежал Джос, сестре Рене, с переменным успехом пытавшейся подражать своему парню в искусстве битбокса. Они начали встречаться совсем недавно, но каждый мог видеть, что им хорошо вместе и они друг другу подходят. Из-за этого мое сердце переполнилось чувствами. Все наши маленькие голубки рядом.

— Ладно, ладно, в чем дело? — спросил Хантер, врываясь в столкновение на кухне.

Рене и Мейс начали говорить, перебивая друг друга, и Хантер свистнул, чтобы заставить обоих замолчать.

— Почему бы вам не сделать это одновременно? У нас достаточно кастрюль. Пусть одна будет с солью, а вторая с маслом, а потом мы оценим. — Рене и Мейс взглянули друг на друга и вздохнули.

— Хорошо, — согласилась Рене, и Мейс направился за другой кастрюлей. Пол присоединился к Рене у раковины, положив руку ей на поясницу. Рене была, как правило, вспыльчивая, несмотря на то что похожа на милую, миниатюрную, светловолосую принцессу, а Пол был человеком, который всегда мог успокоить ее. С ума сойти, как мы вообще умудрились найти друг друга в этом мире.

Видя, что битва окончена, Хантер притянул меня к себе под руку, и мы пошли в гостиную, где завалились в самое уродливое из всех кресел. Это было то самое кресло, в котором мы впервые поцеловались, так что оно тоже занимало место в моем сердце. Я позволила ему перенести его в дом только из-за сентиментальных чувств.

— Хорошая попытка, Рыжик, — произнес Дасти, когда Джос издала заикающийся звук, что вероятно должно было прозвучать как барабанный ритм.

Она закатила глаза.

— Нет, это не то. Не у всех такой одаренный рот как у тебя.

Он выгнул бровь и наклонился для поцелуя, который тут же перерос в нечто более непристойное.

Хантер откашлялся, и они оторвались друг от друга. Рука Дасти была частично на рубашке Джос, а ее пальцы зацепились за петли на его поясе.

— Что? Что такое? — сказала Джос, выгнув бровь.

Когда она только переехала, то была агрессивной (не думаю, что это как-то связано с ее рыжими волосами), но постепенно она открыла душу для всех нас. Джос на самом деле мне нравилась, и было приятно видеть ее счастливой и улыбающейся. Поначалу у нее с Рене были трудности во взаимоотношениях, но она старалась сделать все лучше. Они были в процессе налаживания отношений. Как и все мы.

— Как работа? — спросила она, устраиваясь поудобнее, Дасти заправил несколько прядей волос ей за ухо.

— По-старому, — ответила я, окинув Хантера взглядом. Он лишь усмехнулся, и от его взгляда мне захотелось одновременно ударить его и поцеловать.

— Эй, — произнесла я, кое-что вспомнив, — я вчера нашла ту новую группу и скачала их песни. Думаю, тебе понравится. 

Я достала телефон и бросила его Джос, на что та выудила комплект наушников из кармана и подключила их к телефону. Она протянула один наушник Дасти, а другой — вставила себе в ухо. Это был такой милый жест, что я улыбнулась.

1
{"b":"731761","o":1}