ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда заставляют собаку лечь, надо всегда подождать с дальнейшими приказаниями, по крайней мере, тридцать секунд, чтобы дать ей время одуматься, остыть, как некоторые, не без основания, говорят.

Я, дядюшка Клодомир, убежден, что, пользуясь одними описанными способами, Вы достигнете того, что удовлетворительно приготовите собак сначала для охоты, а затем и для больших испытаний, но я добавлю несколько небольших трюков, думая, что с ними Вы быстрее будете двигаться по пути дрессировки и вернее достигнете цели.

Для этого Вам надо двух помощников, но почему, в самом деле, Вам не взять на эту роль Вашего племянника Люи, прозванного «Пингвином». После случая с механической молотилкой у него только одна рука, но у него так много желания работать, что не следует упускать случая дать ему возможность заработать себе на хлеб и иным способом, а не только в качестве гусиного пастуха. Дайте ему главную принадлежность дрессировки — блузу с карманом из провощенного холста, дайте гренков, как и Ригоберу и в путь — на наш рабочий участок.

Было бы желательно, чтобы у Вас был большой прямоугольный сарай, шириною, по крайней мере, в шесть метров и, по возможности, такой же длины; если Вы преследуете цели профессиональной дрессировки, надо иметь возможность работать собак в дождливые и снежные дни так же, как и в солнечные.

Закрытый или нет участок должен быть таким, чтобы собакам нечем было на нем развлекаться.

Начнем работою на месте «цифрою восемь».

Возьмите решетку, в метр высотою и расположите ее двумя треугольниками по четыре метра в стороне, как я это Вам изображаю на рисунке, поместите Ригобера в точке Р. Пингвина в точке П, а сами оставайтесь в точке Д (рис. 7).

Вы заставите Фрама двигаться по пути, обозначенному мною пунктиром.

Придя в точку П, он получает лакомство и ласки; когда Вы свистните: фьюфью, Пингвин заставит его обойти треугольник, чтобы возвратиться к Вам; Вы посылаете его в точку Р, где он находит, к вящему своему благополучию, Ригобера; Вы снова свистните: фьюфью и снова посылаете его в точку П.

Привыкнув хорошенько, начинают работать таким образом несколько собак сразу; они тем охотнее будут идти из точки Р в точку П и обратно, что их будет подстрекать зависть.

Начиная с десятого урока, Пингвин и Ригобер будут давать подачку лишь через раз.

Мало-помалу, Вы почти перестаете употреблять свисток, и собаки переходят из точки Р в точку П и из точки П в точку Р, пока ни получат подачки, тем более для них желательной, что она будет вкуснее, чем всегда, а они будут голоднее обыкновенного.

Заметьте, что при этой системе, собаки делают повороты исключительно от Вас, что является очень важным, ибо таким образом, они не проходят два раза по одному и тому же месту.

Треугольники могут находиться сначала на расстоянии двадцати пяти метров один от другого, затем на пятьдесят метров и, наконец, на сто, если Вы желаете дать Фраму поиск несколько более широкий, что даст возможность извлечь всю выгоду из собаки большого чутья.

Через пять уроков всякая неуверенность исчезнет, и Вы, дядюшка Клодомир, сможете, если у Вас имеются две собаки одинаковых ног, предназначенных к совместной работе, заниматься с ними следующим образом.

Вы посылаете одну к Ригоберу в то время, как другую к Пингвину; собаки, получив подачку, снова отправляются одновременно, перекрещивая свои пути перед Вами, и продолжают так дальше.

Письма к дядюшке Клодомиру - i_002.png

Благодаря тому же славному рутинированию, полезному и неизменному ключу дрессировки, собаки через тридцать уроков поймут, чего от них желают, и, когда их выведут в поле, они не подумают бегать одна за другою.

Эта дрессировка может закончиться работою на поле, для чего перестают пользоваться треугольниками и заменяют работу на месте работою на ходу.

Оба мальчугана идут — один справа, другой слева от Вас, Вы подвигаетесь вперед очень медленным шагом в определенном направлении, по возможности, против ветра и посылаете Фрама от Ригобера к Пингвину и от Пингвина к Ригоберу.

Смотря по цели, которую Вы себе наметили, Вы заставляете мальчиков идти ближе к себе, или дальше.

Теперь настал момент, когда надо рутинировать Фрама и давать ему уроки утром и вечером, по двадцать минут каждый.

Когда Вы обучите таким нее образом собаку, работавшую с Фрамом на «цифре восемь», можно будет брать их вместе и заставлять перекрещивать их поиск математически точно перед Вами.

Это будет высшим достижением.

Я Вам рассказывал о последних бельгийских испытаниях, где каждый дрессировщик вел сразу двух собак и говорил, сколь, по мнению компетентных судей, результат был невысок; каждая собака работала за свой собственный счет, некоторые места угодий обыскивались по нескольку раз, тогда как другие оставались совершенно необысканными.

Здесь были знаменитые дрессировщики, избравшие дрессировку своей профессией, собаки были высококлассные, — а работа никого не поразила.

В Англии подобные испытания устраиваются давно и доказано, что пары, являющиеся достойными внимания, бывают крайне редко.

Я не думаю, чтобы то, чего профессионалы, хорошо обставленные и работающие в самых лучших условиях, достигают не всегда, было у нас рядовым явлением; я далек от такого самомнения — причины глубоких разочарований, но я глубоко уверен в следующем: если Вы приложите, когда-нибудь, свои руки к паре собак приличных способностей, которых Вы работали как я только что Вам объяснил, — Вы сможете занять с ними хорошее место на всех испытаниях этого рода.

Когда собаки будут настолько хорошо ложиться, что будут падать распростертыми по свистку, можно будет, время от времени, испытывать их и именно в тот момент, когда они идут к Вам потому, что тогда Вы можете поднять их жестом: жест будет состоять в том, что Вы протянете руки вперед и быстро скрестите их; каждая собака достигнет довольно быстро того, что будет понимать, который жест предназначен для нее.

Это упражнение имеет место при широком поиске. Не надо бояться дойти, мало-помалу, до того, чтобы мальчуганы шли в шестидесяти метрах от Вас, но это будет максимум; не надо смешивать широкого поиска с поиском безграничным.

Поиск, ограниченный двумя людьми, не есть цель, это только метод; позднее, когда Вы поведете Фрама в поле один, Вы скоро заметите пользу всех этих упражнений.

Собаки, получившие такую комнатную дрессировку, потребуют второе меньше времени, чем другие, на разработку у них поиска челноком в открытом поле по классическому методу.

У Вас найдутся приятели, которые будут в этом сомневаться; что Вам до этого?

Нашлись некогда люди, казнившие того, кто первый сказал: «земля вертится»; не удивительно, что их потомки будут смеяться над нашими собаками и ухищрениями.

Другие методы не столь исключительно плодотворны, ибо даже на филдтрайлсах, лучшие дрессировщики только очень редко выводят собак, поставленных настолько хорошо, что они не оставляют дичи позади себя.

«Комнатная дрессировка» собаки очень похожа на работу лошади в манеже; Вы также хорошо знаете, как и я, Клодомир, в сколь короткое время эта выездка в закрытом помещении делает лошадь приятной; Вы садились на выезжаемых лошадей, не умевших еще поворачивать ни направо, ни налево, и через два месяца, достигли того, что они выполняли галопом сжатый вольт. Вспомните также о работе на недоуздке; подумайте обо всем этом. Я так боюсь, чтобы Вы не дали себя сбить с доброго пути дрессировщикам, которые будут Вам говорить: «Я? Я никогда не делал этого и всегда достигал изумительных результатов».

С одной стороны, изумительные результаты (надо их еще посмотреть!), с другой — неудачные в дрессировке собаки! Не хочется говорить об этом! Сколько дрессировщиков добивались успеха только потому, что им посчастливилось получить в работу собак столь одаренных, что те выдрессировались сами.

6
{"b":"7321","o":1}