ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мы же предпочитаем методы, быстро и верно ведущие к успеху.

Подача

В виду того, что, во Франции, подача занимает столь заметное место в работе подружейной собаки, я теперь же выскажу Вам свое мнение по этому вопросу.

Единственная подача, о которой может быть речь в серьезной дрессировке, — это подача по приказанию и при мягкой хватке.

С тех пор, как Вы, дядюшка Клодомир, исполняете обязанности лесника. Вы должны были сталкиваться со множеством самых разнообразных видов работы подающих собак.

Одна бежит за птицей, мнет ее и оставляет на земле; другая подает куропатку, но отказывается подать зайца; та бросается за битой птицей и сгоняет других, к которым Вы только что собирались идти; эта подает только тогда, когда ей покажется, что другая собака хочет завладеть дичью; я уже не говорю о собаке, подающей только тогда, когда хозяин, подняв сначала сам битую птицу, бросает ее в нескольких шагах и раз пятьдесят кричит: «подай».

Все это не имеет ничего общего с красивою работою, исполнявшейся, как мы видели, большею частью собак, представленных на соревнование в Амьене; собака была без всякой сворки, ее удерживало на месте одно послушание: по приказанию она отправлялась за дичью, быстро и правильно брала кролика, или голубя, возвращалась тем же самым аллюром, садилась перед своим хозяином и охотно разжимала зубы, когда последний протягивал руку к птице.

Если это упражнение и не является настоящею подачею на охоте, все же оно представляет ее подобие — вернее, подготовку к ней.

Вы часто слышали, дядюшка Клодомир, как дрессировщики говорят: «я выучиваю собаку подаче в неделю».

Я не доставлю себе удовольствия повидаться с этими дрессировщиками, чтобы полюбоваться на их учеников, ибо я утверждаю, что для большинства собак надо несколько недель для достижения результатов, только удовлетворительных, и необходим целый сезон охоты, чтобы достичь результатов отличных.

Только рутинирование ставит окончательно характер собаки, ободряет боязливых, охлаждает излишне горячих. Только опытность научает собаку разнице в манере подачи на облаве, на охоте за кроликами с хорьком, на болоте и в поле.

Вы знаете, на сколько я являюсь сторонником превращения в подходящих случаях, животных в настоящие машины при исполнении движений, не требующих рассуждения, например: укладывании по приказанию, поиске челноком и т. д. Я разделяю подачу на две стадии: первая — отыскивание битой дичи и, вторая — поднимание ее с земли и возвращение с нею; желательно, чтобы исполнение второй части было машинальным, да и самое существо дела требует этого, ибо здесь сообразительность почти не нужна.

Я твердо уверен, что понадобится всего два десятка уроков для достижения хороших результатов. Позвольте мне привести сравнение: когда рабочий на кирпичном заводе вынимает из печи готовый кирпич, сделанный из глины и воды, он получает нечто настолько более прочное, чем то, что он туда клал, насколько высушивание и медленный обжиг делают тверже и прочнее составные части кирпича; точно также и поверхностная дрессировка быстро исчезает, если она не закреплена, почти неизменяемо, благодетельным рутинированием.

Я очень настаиваю на этой осмотрительности, дядюшка Клодомир, потому что дело идет не только о том, чтобы Вы научили Фрама подаче так, чтобы он правильно подавал при Вас, своем дрессировщике, но, чтобы Вы, что особенно важно, сдали мне собаку, которая будет превосходно подавать убитую мною дичь с первого раза, как я выйду с ней один в поле.

Впоследствии Ригобер должен будет добиваться того же со всеми собаками, которых он будет брать в дрессировку. Для клиента желательна собака, слушающаяся его самого, а не только повинующаяся дрессировщику, возвращающему ее мнимо дрессированной.

Мы рассмотрим сначала искусство подачи независимо от отыскивания битой дичи.

Когда я сдавал Вам, дядюшка Клодомир, Фрама, я сказал, что Вы можете начать его дрессировку с обучения подаче; это исходило из желания, чтобы он получил возможно больше уроков подачи за время, которое он проведет у Вас.

Будем ли мы специально изучать характер собаки, чтобы видеть, какой способ выгоднее для достижения желаемых результатов? По-моему, нет, ибо тогда наш метод не был бы методом профессиональной дрессировки, о которой у нас идет речь. Ясно, что, смотря по работе или страстности собаки, мы будем умерять или усиливать применение к ней принудительных мер, но все же будем пользоваться одними и теми же общими способами, освященными опытом, т. е. подачкой и парфорсом.

Первый урок подачи в комнате — это урок подачи поноски, сделанной из дерева в виде гири для гимнастики.

Обучение подаче слагается из нескольких частей; каждая требует нескольких уроков, смотря по понятливости и охоте, с которыми животное занимается.

Мы будем пользоваться тремя словами: Сядь, подай, дай.

На приказание: сядь и дай я смотрю, как на неизбежные — наоборот, я думаю, что в профессиональной дрессировке не всегда уместно пользоваться словом подай; я объясню Вам это в дальнейшем.

Сядьте, дядюшка Клодомир, на скамейку и заставьте Фрама, надев на него предварительно парфорс, сесть перед Вами.

Если собака не хочет садиться, дайте ей легкий удар хлыстом по заду, говоря: «сядь». Если она ляжет, быстро поднимите ее перед с тем же приказанием, пользуясь парфорсом. Это так просто, что я обидел бы Вас, если бы стад входить в большие подробности. Я даже не смотрю на это, как на настоящий урок подачи.

Первый урок состоит в том, чтобы заставить собаку держать поноску в пасти по слову «подай» и отдавать по приказанию «дай».

Для этого требуется немного терпения.

Положите поноску в пасть Фраму, произнося двадцать раз подряд «подай»; по всей вероятности, собака будет стараться выкинуть поноску, — придержите рукою, а если нужно, то и обеими, ее челюсти сжатыми. В случае слишком упорного сопротивления, дерните слегка за парфорс, чтобы напомнить, что Вы являетесь хозяином и, в конце концов, собака покорится.

Когда Фрам перестанет разжимать челюсти, отнимите руки; если Вы увидите, что он хочет открыть пасть, быстро поднесите руку к нижней челюсти, чтобы не дать поноске упасть; если Вы не успеете, вложите снова поноску в рот собаке.

Наступит момент, когда Фрам поймет, что он должен держать поноску и, если он ее бросит, то это уже будет проявлением злой воли. Как раз в момент, когда собака бросает поноску, дерните слегка за парфорс: этим Вы быстро достигнете того, что она будет остерегаться разжимать челюсти, боясь получить уколы.

Когда Фрам перестанет выбрасывать поноску, проведите его, с поноскою во рту, некоторое расстояние на сворке; если придется тридцать раз вложить поноску в рот собаки, терпеливо проделайте это. Первые шаги несколько скучны, но они очень важны; дело в том, что надо терпеливо и тактично дать собаке понять, что ее учат, а не наказывают. Пользуйтесь парфорсом только тогда, когда собака может понять, за что ее наказывают.

Легче научить собаку значению слова «дай». Одной рукой раскрывают пасть собаки, другой вынимают поноску, ласкают и награждают лакомыми кусочками, что делает собаку смелее.

Некоторые дрессировщики рекомендуют насильственные меры, чтобы заставить собаку отдать поноску: одни щиплют за ухо, другие стягивают парфорс, третие даже наступают на хвост, одним словом вызывают боль, заставляющую собаку, взвизгнув, открыть пасть.

Мне никогда ни с одной собакой не приходилось прибегать к этой крайности, в которой я склонен видеть скорее исключительное средство, чем правильный способ.

У всякой собаки, естественно, явится мысль согласиться выпустить изо рта кусок дерева в обмен на предлагаемый ей кусок мяса или сахар.

Я, дядюшка Клодомир, считаю важным поддерживать с собаками добрые отношения во все время их дрессировки и не люблю видеть, как животные с испуганным видом забиваются вглубь будки, когда бьет час их урока. Данная во время подачка поддерживает доброе согласие. Если нужно, заменяйте обычное кормление собаки награждением ее во время работы кусками мяса.

7
{"b":"7321","o":1}