ЛитМир - Электронная Библиотека

– Все в порядке, – сказала Лесия, стараясь казаться спокойной.

Дженни покачала головой.

– У Кина были причины не доверять мне, но он вывел меня из себя. Он держался со мной с ледяной вежливостью, которая глубоко уязвляла меня, и каждую секунду обдавал презрением. Он не рассказывал вам?.. Да, я вижу, что рассказывал. – Не ожидая ответа, Дженни продолжала: – Я увлеклась им и вообразила, что тоже ему небезразлична.

– Вам вовсе не обязательно все рассказывать, – сказала Лесия мягко.

– Но мне это необходимо! Конечно же, он меня рассчитал. Я вынимала из стола свои вещи и плакала, когда вошел Брайен. Я и раньше встречалась с ним, и мне было жаль его, потому что у него умерла жена и вид у него был такой потерянный. Вот так все и началось. А Кин, разумеется, решил, что я стала встречаться с Брайеном, чтобы отомстить ему.

– Но меня это вовсе не касается, – сказала Лесия.

– Я и правда сначала встречалась с Брайеном, чтобы добраться до Кина. Но очень скоро поняла, что Брайен – это как раз тот человек, который мне нужен: добрый, веселый, легкий – и, да, очень удачливый предприниматель. А деньги меня интересуют, не стану отрицать.

– Наверное, всех нас они интересуют в определенной степени, – подтвердила Лесия, пытаясь придумать, как прекратить этот разговор, не выдавая своих чувств.

– Значит, меня в большей степени, чем других. – Дженни пожала плечами. – Я решила выйти за Брайена и родить ему детей, чтобы он мог радоваться жизни. И мне было бы гораздо легче – и Брайену тоже, – если бы меня признала семья. В особенности Кин, потому что он много значит для Брайена.

– На вашем месте я рассказала бы Кину все то, что вы сейчас рассказали мне, – посоветовала Лесия.

– Я подумала, может быть, вы…

Тщательно подбирая слова, Лесия ответила:

– Я не могу, потому что мы с Кином больше не видимся.

– То-то я заметила, что вы очень бледны. Вот в чем дело. Извините меня, но почему?

С любой другой женщиной Лесия ни за что не стала бы откровенничать, но исповедь Дженни словно сдвинула некую преграду в ее сознании. Пусть потом и наступит раскаяние, но сейчас Лесия не успела опомниться, как уже рассказывала Дженни, как вышло, что она давно уже не видит Кина.

– О Боже, – выдохнула Дженни, когда Лесия замолчала. – Что за чертовщина! Надо же было случиться такому! Лесия, мне очень жаль. Вы не против, если я скажу Брайену? Больше об этом никто не узнает.

– Скажите, – устало отозвалась Лесия. – Я знаю, что Кин ужасно вел себя с вами, но он любил свою тетю.

– Да, мне это известно. Похоже, она была славной женщиной. Но она не могла иметь детей – еще и по этой причине они взяли к себе Кина.

Кин не звонил. Она, естественно, и не ждала звонка, но каждый раз, заходя в гостиную, с надеждой смотрела на маленькую красную лампочку на автоответчике.

Просто удивительно, до чего физически ощутимо горе. Оно болью отдавалось в костях, переворачивало внутренности, затуманивало зрение, и прохожие на улице казались ей бесформенными призраками, бесплотными видениями в угрюмом, зловещем мире. Слава Богу, остался всего один день, и она полетит через Тасманово море в страну, где родился и умер ее отец, на большой желтый материк, населенный причудливыми птицами и еще более удивительными животными. Еще до последней встречи с Кином она полностью оформила поездку и теперь спешила покинуть этот город, жить в котором вместе с Кином стало для нее слишком большим напряжением. Каждый раз, завидев впереди высокого широкоплечего мужчину, она чувствовала, как в ее сердце вскипает безрассудная радость, чтобы тут же смениться горечью и пустотой.

Поздно вечером, когда Лесия, собрав чемодан, проверяла, на месте ли билеты и паспорт, раздался щелчок домофона, и голос Кина сказал:

– Лесия, мне надо тебя видеть.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Прерывисто втянув в себя воздух, Лесия ответила:

– Хорошо, – и нажала кнопку. Ожидая, пока он поднимется, она едва удерживалась от сильного желания кусать ногти. Эту привычку она преодолела еще до того, как ей исполнилось восемь. Безумная, страстная надежда боролась в ней с предчувствием самого худшего.

Он сразу же спросил:

– Ты еще не ложилась?

– Ты же видишь, что нет, – сказала Лесия. – Садись. Я надеюсь, у тебя все в порядке?

– Как посмотреть, – мрачно ответил он, не трогаясь с места. – У меня неприятности в Малайзии с нашим совместным предприятием. Я заехал к тебе по пути в аэропорт. Но нам удалось установить, что мы с тобой не брат и сестра.

Холодное отчуждение в его глазах и голосе заставило ее сдержать невольный всплеск радости.

– Как ты узнал? – спросила она глухо.

– Час назад ко мне приезжали тетя Софи и Брайен.

– И что же?

– Видимо, ты сказала Дженни, что мы больше с тобой не встречаемся.

В его голосе не было осуждения, но Лесия машинально подняла руки, потом снова уронила их и стиснула пальцы так, что побелели суставы.

– Да. Прости, если ты не хотел, чтобы она знала…

– Это неважно. – Его губы исказила жесткая усмешка. – По правде сказать, она пристыдила меня, воздав мне добром за зло, что я, несомненно, заслужил. Она все передала Брайену, конечно, а он связался с тетей Софи. Они приехали ко мне и рассказали, что Брайен и тетя Софи были у нас дома в ту ночь, когда случился пожар. – Кин говорил спокойно, в его глубоком голосе не слышалось ровно никаких эмоций.

Лесия провела языком по пересохшим губам.

– Я не совсем понимаю…

– Очевидно, мама приготовила для отца праздничный ужин по поводу его возвращения из Австралии. На столе стояли свечи. Брайен сказал, что, когда они с тетей вошли в гостиную, мать сбежала вниз по лестнице с какими-то фотографиями в руках.

– С теми, на которых была моя мама? – прошептала Лесия, охваченная страхом. Кин кивнул.

– Она поднесла их к свече, чтобы сжечь, она явно была в истерике… Отец выхватил их у нее, но на ней уже загорелась одежда. По словам Брайена, на плечах у нее был широкий газовый шарф… Они с отцом пытались сбить пламя, но она вырвалась и с криком бросилась вверх по лестнице.

Лесия стояла неподвижно, пытаясь понять психику женщины, искавшей спасения в комнате маленького сынишки. Какие ужасные воспоминания оставила она в его памяти!

Кин тем временем продолжал четким, твердым и ровным голосом:

– Она умерла спустя пять месяцев. Тетя Софи утверждает, что все это время отец был при ней, он даже на работу не мог ходить, не то что ездить в Австралию. Он дождался, пока на меня перепишут материнское наследство, чтобы обеспечить мое будущее, а потом покончил с собой. Так что моей сестрой ты быть никак не можешь.

Лесия шагнула вперед и обняла его, повторяя снова и снова: «Все хорошо, все хорошо»… – до тех пор, пока мышцы его тела не расслабились, а руки не сомкнулись вокруг нее. Но, даже ощущая его тепло и силу, вдыхая любимый запах, который одновременно успокаивал и волновал, Лесия знала, что все напрасно. Слова Кина – монотонность и размеренность речи и безжизненная усталость, с какой выразил он свои чувства, – дали ей понять, что надежды нет. Моника явилась причиной ужасной гибели его матери, и, глядя на Лесию, он всегда будет видеть охваченную пламенем фигуру, которая преследовала его в ночных кошмарах.

– Я должен идти, – сказал он решительно и твердо.

– Да. Будь осторожен. – Она уронила руки вдоль тела и, отступив назад, смотрела, как он исчез в дверях. Потом подошла к окну и увидела: Кин, словно не мог удержаться, взглянул вверх и махнул ей рукой.

Через три недели Лесия неторопливо шла по главной улице маленького шикарного курортного городка, расположенного к северу от Брисбена в Австралии. На ней были шорты и футболка. Раньше ей нравилась эта обстановка: пальмы, пляж, магазинчики с сувенирами и общая атмосфера праздника, характерная для места, куда люди приезжают отдохнуть и повеселиться. А теперь Лесия даже удивлялась, что в самую ясную погоду небо кажется ей сумрачным, что ее не радуют изысканные лакомства и вообще ушли из жизни веселье и интерес.

29
{"b":"7322","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Эра Мифов. Эра Мечей
Питание в спорте на выносливость. Все, что нужно знать бегуну, пловцу, велосипедисту и триатлету
За гранью слов. О чем думают и что чувствуют животные
Любовный водевиль
Феномен «Инстаграма» 2.0. Все новые фишки
7 красных линий (сборник)
Нефритовый город
Заповедник потерянных душ