ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Веер (сборник)
Экспедитор. Оттенки тьмы
Тайная сила. Формула успеха подростка-интроверта
Приманка для моего убийцы
Музыка ночи
Женщина начинается с тела
Принцип рычага. Как успевать больше за меньшее время, избавиться от рутины и создать свой идеальный образ жизни
Зависимые
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть

– Сколько ей лет?

– Почти девяносто. Пейджеты или умирают молодыми, или живут вечно.

Его лицо осветилось сдержанной, но теплой улыбкой.

– Наверное, ваша бабушка замечательный человек.

– Она яркая индивидуальность, это бесспорно. Я договорюсь о подходящем времени для вашей встречи, – произнес он так твердо, словно ему даже в голову не пришло, что престарелая родственница может не захотеть знакомиться с посторонней молодой особой.

– О… но… – начала Лесия и запнулась, осознав, что опытный противник одержал над ней верх.

– Но?

– Нет, ничего, – выговорила она с трудом. Ей внезапно показалось, что она прошла в запретную дверь и эта дверь тихо и неумолимо закрылась за ее спиной.

Официант принес обед: гребешки в белом вине для Лесии, бифштекс с кровью и салат для него. Когда они приступили к трапезе, Кин спросил:

– Откуда у вас такое очаровательное имя?

– Думаю, оно семейное. Но по крайней мере я не таскаю его на себе во всей его средневековой красе – Летиция. Или, того хуже, Леттис.

– Кажется, оно латинское?

– Да, и означает «радость».

Он поднял свой бокал с минеральной водой, и Лесия проводила взглядом его сильную руку с длинными пальцами, загорелую и твердую. По ее спине пробежал холодок.

– Ну и как – вы радуетесь?

Ей удалось небрежно пожать плечами.

– Я оптимистка – в разумных пределах, со спокойным характером, – ответила она. – Наверное, это вполне исчерпывающая моя характеристика.

Чувствуя себя неловко из-за того, что, отвечая на вопросы, слишком раскрылась, Лесия снова сделала себе строгое предупреждение. Кин сам по себе не представлял для нее опасности. Следовало бояться собственной неудержимой реакции на его могучее мужское обаяние, которое ощущалось за волевой сдержанностью.

– А как насчет вас? – спросила она, отчаянно стараясь выглядеть беспечной, спокойной и лишь от нечего делать проявляющей легкий интерес к новоявленному родственнику. – Вы, должно быть, типичный бизнесмен, который работает весь день, а то и всю ночь напролет. – Она посмотрела на него и подумала, что ему следовало бы запретить улыбаться. Улыбка у Кина была вызывающей и абсолютно неотразимой и несла в себе явную угрозу для каждой дочери Евы.

– Вы, кажется, решили провести собственное маленькое расследование? – заметил он вкрадчиво.

Лесия проглотила очередной гребешок, на этот раз почти не почувствовав его великолепного, нежного и пряного, вкуса.

– Моя знакомая, с которой я слушала оперу в парке, дала мне статью о вас из одного делового журнала. Там была и ваша фотография, – добавила она. – От нее меня просто в дрожь бросило.

– А что, вы думаете, почувствовал я, когда увидел тогда в толпе свое собственное лицо?

Мне захотелось вытащить вас оттуда и спросить: какого черта вы с ним делаете!

Лесия высоко вскинула брови.

– Но вы ничем не выдали своих чувств. Я уверена, что ваша… женщина, которая была с вами тогда, ничего не заметила.

– Да, она ничего не заметила. – И легкая насмешка проскользнула в его тоне.

Направление собственных мыслей неприятно поразило Лесию. Ну хорошо, ее влечет к этому мужчине, она готова с этим примириться. Тут нет ничего удивительного. Он просто излучает непреклонную волю. И способность подчинять, как и повелительное выражение лица, должно быть, была присуща ему от рождения. А это в соединении с умом и обаянием, которым он наделен просто в несправедливом избытке, проницательно рассудила Лесия, делает его живым искушением для большинства женщин. Поэтому главная задача – справиться с собой.

Вот наказанье, думала Лесия, двигая вилкой по тарелке последний гребешок. Она и раньше испытывала интерес к мужчинам, но никогда ей не казалось при этом, что она стоит на краю обрыва и один шаг может или вознести ее к небесам, или низвергнуть прямо в ад. Даже с Энтони, человеком, которого она любила так страстно и который заставил ее ощутить, что сдержанность и рассудительность покидают ее, уносимые вихрем слишком бурных чувств.

Она заговорила о чем-то другом, надеясь, что сделала это достаточно ловко, и вздохнула с облегчением, когда трапеза закончилась. Логика и скучный практический здравый смысл предупреждали ее, что чем дольше затянется ее общение с Кином, тем труднее будет отказаться от его приглашения, перестать думать о нем, мечтать о нем…

Нельзя сказать, что и сам Кин так уж стремился продлить их свидание. Расплатиться за обед было делом нескольких секунд, и когда они поднялись, Кин снова поддержал ее под локоток. Насмешливо сказав себе, что электрический ток, пробежавший от этого прикосновения по ее нервным окончаниям, – всего лишь привычная реакция, Лесия позволила проводить себя через вымощенный мрамором зал и вывести под яркое солнце. За столиком позади нее какой-то человек вдруг сказал что-то и рассмеялся. Лесия почувствовала, как кровь стремительно отлила от ее лица. Похолодев, она с усилием оглянулась.

Конечно, это был не Энтони. Совершенно незнакомый мужчина со светлыми усиками потянулся через стол и подносил к губам женскую ручку. Энтони был темноволосым и утонченным и руку Лесии при всех целовал не чаще, чем разувался публично.

Испытав радость облегчения, Лесия тут же подумала, что, даже если бы незнакомец и оказался Энтони, это не имело бы никакого значения. Она больше не любит его, она никогда и не любила подлинного Энтони – женатого мужчину, чьей любовницей она была в течение нескольких быстро промелькнувших недель, прежде чем ей рассказали, что он женат.

Не замедляя шага, Лесия прошла мимо.

– Вам нехорошо? – спросил Кин.

– Нет, все нормально, спасибо, – ответила она чужим голосом.

Но это была неправда, потому что, когда он предложил:

– Я отвезу вас, – Лесия кивнула и, поблагодарив, пошла следом за ним на стоянку.

Уже в машине Кин спросил:

– Что случилось?

Он еще не запустил двигатель, и слова тяжело повисли в тихом сумраке. Лесия болезненно втянула в себя воздух.

– Я просто удивилась.

– Это тот человек, с которым вы были помолвлены?

– Нет! – И прежде чем он успел спросить что-нибудь еще, произнесла отчужденно: – Странно, разве ваш сыщик не выяснил, что Барри сейчас живет в Веллингтоне?

– Тогда кто тот человек, который смеялся в ресторане?

– Я его не знаю. Никогда в жизни не видела.

– Но он напомнил вам кого-то, кого вы боитесь.

– Нет. – Она снова глубоко вздохнула. – Я никого не боюсь.

Только себя. Своей натуры, которая заставляет ее питать слабость к определенному сорту мужчин.

– Значит, вы всегда так эффектно бледнеете, когда слышите мужской смех? – Кин дотронулся до ее щеки. – Вы до сих пор не можете согреться, – добавил он укоризненно, неумолимо сверля ее острым взглядом. Его рука коснулась пульсирующей жилки за ухом Лесин и на секунду задержалась там. Горло у девушки сжало такой спазмой, что она не могла ни дышать, ни рассуждать и только слышала частый стук собственного сердца. Она стиснула зубы и замерла. То, что не позволяло ей уютно прижаться щекой к его теплой и крепкой ладони, вовсе не было силой воли. Это была догадка, и скорее интуитивная, чем логическая, что Кин Пейджет не преминет воспользоваться любой уступкой, даже самой незначительной.

Кин отвел руку, и Лесия остро ощутила одиночество, холод и тоску.

– Но с тем человеком, за которого вы его приняли, вам меньше всего хотелось бы встретиться, – негромко произнес Кин.

– Он напомнил одного неприятного субъекта, – овладев собой, сказала Лесия.

Кин, наверное, решил, что не нуждается в более подробной информации, и не стал расспрашивать дальше.

Волны залива играли под ослепительным солнцем, а над ними вдоль всего полуострова, который оканчивался морской базой в Девонпорте, реяли паруса, белые и всех цветов радуги. А дальше, отделенные узким каналом, высились покрытые лесом склоны Рангитото – небольшого вулкана, возникшего всего несколько сотен лет назад.

– Я думаю, это был роман, – внезапно произнес Кин.

5
{"b":"7322","o":1}