ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ваша сестра в подобном случае посоветовала бы вам заниматься своим делом. – Лесия постаралась придать голосу насмешливую, а не раздраженную интонацию, но вряд ли особенно преуспела. Слишком близко подошел Кин к правде, а она ужасно не хотела, чтобы он узнал, как глупа и наивна она была когда-то.

– Как жаль, что вы не моя сестра, – сказал Кин, останавливая машину у ее дома. Разумеется, частный детектив сообщил ему, где она живет.

Его лицо помрачнело, резкие черты еще больше заострились. В его властных глазах появилась обеспокоившая девушку настороженность. Ей внезапно пришло в голову, что они блестят, словно два револьверных ствола. И она вздрогнула, потому что Кин только что признал, что не ей одной приходится бороться со скрытым соблазном…

– Да, было бы спокойнее иметь вас в качестве брата, – произнесла она с официальной сдержанностью. – Спасибо за обед, он доставил мне большое удовольствие.

Его темные брови сошлись на переносице.

– Я провожу вас до дверей, – сказал он.

Помотав головой, Лесия открыла дверцу машины.

– В самом деле, в этом нет необходимости. Мне уже совсем хорошо. До свидания.

Лесия вышла, твердо захлопнула за собой дверцу и, не оглядываясь, направилась к подъезду. Но она знала, что Кин не уезжает и смотрит, как она поднимается по ступенькам крыльца.

Она быстро пересекла фойе, вышла в сад и без сил опустилась на скамью под джакарандой.

Остановив взгляд на звездочках летнего жасмина, который пышно разросся вокруг маленькой беседки и издавал сладостный аромат, наполнявший влажный воздух, она постаралась успокоиться, созерцая невинную красоту растения. Но цветы начали расплываться у нее в глазах, и Лесия прижала ладонь ко лбу, пытаясь унять тупую пульсирующую боль.

К прибытию заказчиков головная боль сменилась утомительной, удручающей апатией, и это мешало Лесин держаться с обычной профессиональной бодростью.

К счастью, молодой супружеской паре понравились ее эскиз и общая идея, с особенным же энтузиазмом они восприняли ее предложения, позволявшие им сэкономить значительную сумму. И хотя молодожены пообещали еще подумать и связаться с ней завтра, Лесия была почти уверена, что это чистая формальность.

Надо бы ликовать. Но вместо этого она выпила стакан апельсинового сока и невидящими глазами уставилась вниз на улицу. Поскольку ее квартира была одной из самых дешевых в доме, окна выходили не на залив, а на автостоянку и шоссе, но из спальни и кухни можно было видеть сад, этого было достаточно, чтобы, глядя на него, отдохнуть душой. Но не сегодня.

Раздражающе резкий телефонный звонок прервал ее подсчеты. Заморгав, Лесия заметила, что за окнами уже стемнело и, значит, она снова пропустила время ужина. Она встала, нечаянно смахнув на пол стопку бумаг. Автоответчик был включен, и Лесия нагнулась за разлетевшимися листками, не сомневаясь, что звонит Питер.

Но это был не Питер. Глубокий голос Кина произнес:

– Моя бабушка будет рада встретиться с вами и поблагодарить за свой новый дом. Завтра в семь вечера я за вами заеду.

Послышался щелчок – он положил трубку. Лесия неловко вскочила, швырнула бумаги на стол и воскликнула:

– Ну почему он не мог подождать! Я подошла бы через секунду.

Теперь придется перезванивать ему и объяснять, что она не сможет поехать.

Его визитка! Куда она задевала его визитку? Через пять минут Лесия выяснила, что ее нет ни в папке с деловыми бумагами, ни в сумке, ни в записной книжке. Может быть, она ее выбросила? Лесия не помнила, но, судя по всему, дело обстояло именно так.

Сокрушенно вздыхая, она достала телефонный справочник. Пейджетов было совсем немного, причем у трех в инициалах стояла буква «К». Но никто из них не проживал на Северном берегу. Упрямо вскинув подбородок, Лесия набрала номер справочной службы, и ей сообщили, что телефонным номером Кина они не располагают. Лесия не могла вспомнить название его фирмы, а спрашивать у Питера, которому оно было известно, было бы грубо и бестактно. Правда, оставалась еще статья, которую прислала Андреа, – но нет, и ее она тоже выбросила.

Сердито взглянув на телефон, Лесия чертыхнулась и угрюмо отправилась на кухню – приготовить себе что-нибудь на ужин. Если эта несчастная карточка не отыщется, то завтра в семь часов ей придется быть в полной боевой готовности.

Когда телефон зазвонил снова, она уронила нож, которым разделывала авокадо, бросила плод на стойку и рванулась к трубке. На сей раз звонил Питер.

– Привет, Лесия. – Голос его звучал бодро и жизнерадостно. – Как приятно было увидеться с вами на прошлой неделе.

– Да, тогда мы отлично провели время, – покорно ответила она. – Больше всего мне понравился фейерверк.

– А я любовался, глядя на вас, пока вы любовались им. – Несколько тяжеловесный комплимент. – Я хотел спросить, вы не согласитесь сходить со мной на «Дон Жуана» в следующий уик-энд? Я слышал, это изумительная постановка.

Лесия ответила очень мягко:

– Нет. Мне жаль, но я не смогу.

Голос Питера едва заметно изменился.

– Тогда, может, пообедаем вместе?

– Нет, большое спасибо.

Он быстро овладел собой, и они поговорили еще несколько минут о разных пустяках, после чего Питер простился и повесил трубку. Вряд ли он позвонит снова.

Как обидно, что ее влечет к мужчинам совсем иного сорта, общение с которыми напоминает прогулку по краю обрыва. К опасным мужчинам. Вроде Энтони и Кина, у которого наверняка роман с той очаровательной женщиной, вместе с которой он был в парке.

Запретный плод… Видимо, это ее пунктик. Но по крайней мере она знает, что от таких мужчин следует держаться подальше.

Поскольку визитная карточка Кина упрямо не желала находиться, к семи часам следующего вечера Лесия приготовилась к встрече. Она оделась в персиковый и золотистый тона, которые лучше всего гармонировали с ее кожей и глазами. Почему-то – Лесия не желала вдаваться в причину – она не хотела, чтобы Кин увидел ее квартиру, и ждала его в саду, сидя на скамье, так удобно поставленной, что с нее через стеклянный вестибюль был хорошо виден главный вход. Несмотря на строгое внушение, которое она заблаговременно сделала себе, под ложечкой у нее начинал закручиваться непрошеный тугой клубочек радостного возбуждения, и ей пришлось разжать пальцы, потому что ладони покрылись крохотными бисеринками пота.

Как только высокая фигура Кина появилась в дверях, Лесия встала и вышла в вестибюль.

Его темный силуэт застыл в дверном проеме, выходившем на солнечную улицу. От души надеясь, что ее внутренние переживания не отражаются на лице, Лесия с улыбкой приблизилась.

Глаза Кина на несколько неуютных секунд задержались на ее лице.

– У вас сегодня выдался нелегкий день?

Губы Лесин невольно сложились в ироническую улыбку.

– Утро я провела на стройплощадке, дискутируя с прорабом, который, как видно, абсолютно не умеет разбираться в чертежах и спецификациях и уверен, что уж женщине-то это точно недоступно.

– И чем кончилось дело?

– У меня на этот случай в запасе есть один фокус. – Она почувствовала, как владевшая ею досада постепенно улетучивается. – Я взяла молоток, гвоздь, приставила гвоздь к деревяшке и с одного удара загнала его вглубь. Почему-то мое умение одним махом забить гвоздь в доску по самую шляпку, не погнув и не испортив его, убеждает большинство мужчин в том, что я знаю свое дело.

Кин рассмеялся.

– И долго вам пришлось практиковаться?

– Неделю, – ответила она не моргнув глазом.

– Да, чтобы завоевать репутацию, часто достаточно одного эффектного жеста. А что случилось с вами днем?

– Ах, днем? Я обсуждала вопрос о ценах с одним потенциальным заказчиком, который думал, что сможет, оплатив стоимость коттеджа, получить дворец. Он также решил, что за честь стать его личным архитектором я готова провести с ним ночь. Больше он уже не заказчик.

– Кто он? – требовательно и резко спросил Кин.

Лесия пожала плечами и, не отрывая взгляда от его помрачневшего лица, ответила спокойно:

6
{"b":"7322","o":1}