ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— О, Боже, — слабо прошептала она. — Зачем он это сделал?

Она была в таком замешательстве, что пришлось несколько раз тряхнуть головой, чтобы прийти в себя.

Поведение Пола застало ее врасплох. Марк всегда пытался заставить ее подчиняться, а если это не получалось, он начинал настаивать, потом ныть и вообще делал жизнь совершенно невыносимой. А Пол просто согласился с ее решением.

С другой стороны, ему не жарко и не холодно оттого, будет ли она с ним завтракать или нет. Это не испортит ему день. Он властный человек по природе, но не давит, как Марк.

Занятая этими невеселыми размышлениями, Ясинта прошла на кухню, поджарила себе тост и сварила кофе. Не обращая внимания на неодобрительный взгляд Фран, вернулась в спальню и встала у окна, откусывая тост и отпивая кофе мелкими глотками. И мечтательно оглядывая сад и море.

В конце концов она заставила себя освободиться от наваждения, порожденного прикосновением Пола, и вернуться к реальности. Вернее, к тому миру, который она создавала в книге. Но магия оставалась с ней весь день, одновременно ужасая и восхищая ее и укрепляя решимость уехать из Уэйтапи.

Когда она снова вспомнила о времени, было уже два часа. Изрядно проголодавшаяся и мучимая жаждой, Ясинта отправилась на кухню. Фран как раз вошла с тремя большими сумками.

— Ты уже пообедала? — спросила она, опуская поклажу на скамейку. — У тебя войдет в привычку пренебрегать едой!

Сооружая себе большой бутерброд, Ясинта усмехнулась.

— Может быть, вы правы. Вам помочь? Я пойду и принесу…

— Нет, спасибо, уже все. — Фран открыла самую большую сумку и вынула пакет с надписью «Кус-кус».

— Я уберу его. — Ясинта подошла, чтобы забрать пакет.

Экономка только вздохнула:

— Ясинта, лучше занимайся своим сандвичем. Я быстрее разберу все сама, чем объясню тебе, куда и что класть.

Ясинте оставалось только вздохнуть в ответ. Она села за стол и принялась за еду.

— Пол сегодня утром сказал мне, — начала Фран, вынимая бутылку чего-то зеленого, — что в эту субботу намечается вечеринка. И парочка гостей останется на ночь. Велел закупить побольше провизии.

Ветчина и салат тут же утратили для Ясинты вкус, став чем-то вроде сырого риса. Она пробормотала:

— Довольно емкое указание.

— И не говорите, — сухо заметила Фран. — Впрочем, посиделки большей частью деловые. Какие-то киношные проблемы…

— А вы справитесь одна? Я, признаться, довольно посредственная повариха… Фран слегка улыбнулась.

— Обычно мы заказываем еду в ближайшем ресторане.

Действительно. И как я раньше не подумала? — удивилась Ясинта. Она рассмеялась и снова принялась за сандвич.

— Значит, это будет что-то вроде киноклуба на дому? — спросила девушка как можно более беспечно.

— Да. Полу нужно организовать финансовую базу некоего фильма. — Фран печально вздохнула и закатила глаза. — Будет сам Гарри Мур. Очень мило с его стороны! Тебе нравятся его фильмы?

— Он очень хорош, — ответила Ясинта, которая видела лишь одну картину с его участием.

— Теперь у вас будет шанс узнать, так ли он хорош в жизни, как на экране. Ясинта оглядела потолок.

— Меня с ними не будет. Если только в качестве официантки. Хоть это у меня получается довольно сносно.

Экономка пожала плечами, а потом шутливо сказала:

— Ладно, посмотрим. Впрочем, нет. Нам не нужны официантки.

Ее слова заставили Ясинту вспомнить о намерении просмотреть объявления о сдаче квартир. Она тут же направилась в оранжерею, развернула газету и стала ее внимательно изучать. Записав несколько самых подходящих вариантов, девушка вышла и села возле пруда. Она сидела довольно долго, задумчиво наблюдая игру золотых рыбок в пруду.

Надо пойти и позвонить по объявлениям.

Но почему-то именно этого и не хотелось делать.

Впервые в жизни ей не хотелось прислушиваться к голосу здравого смысла.

Долгие годы Ясинта держала свою жизнь в ежовых рукавицах. Она с готовностью принесла себя в жертву ради матери и не жалела об этом. Но, приехав сюда, в Уэйтапи, девушка поняла, что в последние годы она подавляла собственные желания, направляя свою энергию только на помощь матери. Жизнь проходила мимо Ясинты.

А сейчас Ясинте хотелось жить. Чувствовать полноту жизни, насладиться ею. Испытать резкий поворот, влюбиться…

Она не станет смущать Пола откровенными признаниями. В ней слишком много гордости, чтобы выставить себя на посмешище. Она просто не будет сдерживать себя. А когда придет время расстаться, она уйдет, не оглядываясь назад.

Ясинта сидела в шезлонге на веранде, когда звук подъезжающей машины возвестил о прибытии Пола. Сумасшедшая радость и не менее отчаянный порыв выбежать ему навстречу боролись с благоразумием. Девушка все же осталась сидеть, делая вид, что читает.

Хлопнула дверь. Ясинта с усилием уняла дрожь и успокоила дыхание. Но как справиться с лихорадочным биением сердца?

Ясинта не услышала, как подошел Пол. Когда он произнес «Добрый день», она вздрогнула. Листочки бумаги разлетелись по полу веранды.

— Прости… — Он собрал листки и протянул их Ясинте.

— Я не слышала, как ты подошел, — сказала она бесцветным голосом.

— Я так и понял. Может быть, мне надо было идти и посвистывать. Но тогда ты могла спутать меня с Дином.

Понемногу приходя в себя, Ясинта усмехнулась, — Да. Он постоянно подзывает свистом собак. Голубые глаза Пола, как всегда, надежно скрывали мысли и чувства.

— Ты не возражаешь, если я к тебе присоединюсь?

— Нет, нисколько. — Она чувствовала себя совершенно беззащитной. Короткие хлопковые шорты, прежде казавшиеся ей вполне приличными, заставили ее поспешно спустить ноги на пол и выпрямиться. Тем временем Пол устроился в большом плетеном кресле.

— Хорошо провела день?

— Да. А ты?

Обычный обмен любезностями, ничего особенного. И все же каждое слово, произнесенное Полом, звучало как-то значительно.

— Был занят, — лаконично ответил он. — Фран уже сказала тебе о предстоящей вечеринке?

— Сказала. Я предложила помочь ей, но она не нуждается еще в одной официантке или старательном, но посредственном поваре.

— Она права, — сказал он спокойно. — Питание организует специальная фирма. Я надеюсь, ты будешь присутствовать как гостья.

Ясинта уловила в его голосе жесткую нотку.

— Пол, — вздохнула она, — это очень гостеприимно с твоей стороны пригласить меня. Но я не подхожу для таких мероприятий.

— Если дело в одежде…

— Нет, не только, — проговорила она тихо.

— Тогда объясни, в чем же.

Его слова звучали как команда, а не просьба. И все же Ясинта ответила:

— Я слишком злоупотребляю твоим вниманием. Ты бы пригласил меня, если бы я жила в бунгало?

— Да. — Его улыбка стала жесткой и насмешливой. Тогда она поискала другой предлог.

— А Дин придет?

Между бровями Пола пролегли две глубокие морщины. От него повеяло едва уловимым холодом.

— Эти выходные Дин проводит с Брендой. Ты с ней еще не знакома?

— Нет. Она слишком занята экзаменами, — ответила Ясинта.

— Так или иначе, я хочу видеть тебя на вечеринке. Если бы он произнес эти слова надменным тоном, Ясинта бы отказалась. И тут же покинула его дом. Но Пол искренне приглашал ее. И у нее пропали силы и желание сопротивляться. Может быть, из-за улыбки, сопровождавшей его слова. Улыбки мягкой и понимающий.

А возможно, ей помогло воспоминание о костюме-сари, который они с матерью купили на Фиджи. О том, что роскошный, сияющий оранжево-золотой цвет придавал ее коже оттенок слоновой кости, а волосы обращал в чистый янтарь. Глаза Ясинты заблестели, и она медленно произнесла:

— Ну, хорошо.

Теперь улыбка Пола была чуть ироничной, словно он смеялся над ними обоими: над собой и над Ясинтой.

— Тебе будет весело, — пообещал он.

Ясинта много лет не принимала участия в вечеринках. И никогда не была на таких, где присутствуют звезды Голливуда.

— Уверена, так оно и будет, — согласилась Ясинта.

16
{"b":"7323","o":1}