ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пока она принимала душ, решение пришло само. Она бросит занятия в университете и найдет работу, используя наследство матери, чтобы расплатиться с Жераром.

Вернувшись в комнату, Ясинта начала упаковывать вещи, прикусив губу, чтобы сдержать слезы.

Стук в дверь заставил ее замереть. Воздух застыл в легких ледяной глыбой, не давая дышать.

Не глупи, сказал она себе и подошла к двери. Он не причинит тебе зла.

Пол стоял на пороге, выражение лица еще более отстраненное и замкнутое, чем всегда.

— Нам нужно поговорить, — сказал он. Его глаза, лишенные теплоты, остановились на упакованном чемодане. — Но не сейчас. Ясинта, на море произошла авария, загорелась яхта. Мы с Дином вылетаем на самолете аэроклуба. Жди здесь, пока я не вернусь. И не принимай никаких поспешных решений, пока не узнаешь, что я хочу сказать.

Затаенная, глупая надежда заставила ее сказать:

— Ладно.

Он кивнул, повернулся и направился к выходу.

Ясинте казалось, что это утро длится вечность. Закончив упаковывать вещи, она пошла на кухню и заставила себя выпить кофе с тостом.

Фран посетовала:

— Поешь что-нибудь более существенное.

— Этого достаточно. Почему Дин и Пол должны искать загоревшуюся яхту?

— Человек на яхте даже не знает, где находится, пояснила Фран. — Он сообщил по радио о происшествии береговой охране, но с его лодки не видно земли, и он заявил, что потерялся.

Все еще пребывая в оцепенении, Ясинта стерла с компьютера всю информацию, чтобы никто не мог прочесть ее рукопись, и положила в чемодан две дискеты.

За чаем Ясинта уступила своему любопытству и как бы случайно спросила у Фран:

— Как давно вы работаете у Пола?

— Пять лет. С тех пор, как распался мой брак, — охотно ответила экономка. — Но мой отец работал на его родителей, поэтому я знаю его всю жизнь. Он был очаровательным мальчиком. Может быть, слишком серьезным и ответственным, зато какая у него улыбка… ну, вы знаете, что я имею в виду.

Скоро я уеду из Уэйтапи и никогда больше не увижу его улыбки, подумала Ясинта и вздохнула.

— Его родители умерли, да?

— Да. Отец был жестким человеком, но его уважали и любили. Думаю, он был хорошим. Немного похож на Пола, правда без природного обаяния. Это у Пола от матери. Она была красивой, но не от мира сего. Казалось, она живет в другом мире. По-моему, она не знала, как надо обращаться с детьми. — Фран выглянула в окно. — Да, скорее всего, сегодня будет дождь. Смотри, какие облака на горизонте.

К ланчу дождь уже стучал по крыше. Ясинта сидела в гостиной, пытаясь читать. Она думала о Поле. Может быть, отстраненное отношение матери так повлияло на его характер? Жесткий отец и мать «не от мира сего», но при этом красивая и очаровательная…

Фран вошла в гостиную. Ясинта опустила книгу.

— Почему бы тебе не посмотреть кино?

— Да, наверное, можно. — Может быть, фильм поможет ненадолго отвлечься от ноющей боли в сердце. Хорошо бы посмотреть историю со счастливым концом.

— В нижнем ящике, слева, целая стопка кассет. — Фран указала рукой.

Видеотека оказалась довольно интересной. Несколько классических фильмов, пара хороших драм, комедии. Лежавшая отдельно стопка была записана с телевизора, каждая кассета снабжена бумажкой с пометками. Именно эти программы Пол предпочел записать для себя.

Заинтересованная этой частью видеотеки, Ясинта остановилась на любительской съемке какого-то представления. Девушка вставила кассету в видеомагнитофон и включила воспроизведение.

Вдруг представление прервалось. В кадре появилась вечеринка, также снятая на камеру. Ясинта не узнала никого, кроме Пола. Молодого Пола, более… легкого и светлого. Когда объектив нашел его, он улыбнулся, и эта улыбка была ей до боли знакома. Теплая и милая.

Он стоял рядом с женщиной. Ясинта задохнулась, увидев красивое чувственное лицо под волосами цвета бургунди.

Аура. Та самая, которая сбежала с лучшим другом Пола.

Ясинта сидела не шевелясь и смотрела, как мужчина, снимавший вечеринку, позвал ее:

— Улыбнись мне. Аура!

И женщина, конечно же, улыбнулась.

Внутри Ясинты что-то перевернулось. Как она могла даже думать о том, чтобы сравниться с такой красавицей?

Едва осознавая, что делает, она остановила запись и перемотала назад, чтобы просмотреть еще раз.

Аура смотрела на Пола влюбленным взором. В ее взгляде читалось удовольствие и дружелюбие. Но в глазах не было ничего, хотя бы отдаленно напоминающего чувства Ясинты.

Вдруг за спиной девушки прозвучал жесткий голос:

— Выключи немедленно!

От ужаса Ясинта сжалась. Пол стоял на пороге, его глаза сверкали, губы сжались в узкую полоску.

— Выключи запись! — Голос Пола был холоден, как арктический ветер.

Ясинта нажала на кнопку пульта, и картинка скрылась за непроницаемой чернотой экрана. Девушка встала.

— Вы нашли лодку?

— Да. Где ты взяла эту кассету?

Стараясь не сжимать руки в кулаки, она сказала:

— Я всего лишь смотрела передачу, когда вдруг появилась эта запись. — Ей пришлось прикусить губу, чтобы остановить поток оправданий.

— Понятно. — С нечеловеческим терпением Пол снова взял под контроль свои чувства. Злость сменилась безразличным выражением, еще более отталкивающим. Видимо решив, что требуются некоторые объяснения, он сказал:

— Это было давно. Больше пяти лет назад.

И отвернулся. Ясинта поняла, что он собирается уйти, больше ничего не сказав. Поэтому она спросила:

— Тебе все еще больно, да?

— Нет.

— Тогда почему ты так резко реагируешь?

— Ясинта, прекрати, — произнес он устало. Ей бы хотелось прекратить. Если бы можно было стереть из памяти последние десять минут, она бы так и сделала. Но теперь ей не будет покоя, пока она не узнает всю правду. Поэтому она ждала, глядя в его красивое лицо.

— Когда-то я любил ее, — сказал он нетерпеливо. — Сейчас все кончено. Давно. Много лет назад.

— Если ты больше не любишь ее, тогда зачем хранишь кровную обиду?

Его глаза сузились. Вкрадчиво, с неприятной интонацией, он спросил:

— Это тебе Жерар нашептал, да? Нет никакой кровной обиды. И не было.

— Значит, вы видитесь? Ты, Аура и ее муж? Пол проворчал сквозь зубы:

— Нет.

— Потому что ты не можешь видеть их счастье?

— Нет, не из-за этого, — ответил он спокойно, с холодной вежливостью. — Мне, как и большинству людей, не слишком-то нравится выглядеть дураком. И гордость не позволяет мне составлять с ними уютное дружное трио.

Ясинта взглянула на него. Того человека, которого она видела на записи, и Пола Макальпина, которого она знала, разделяли не только пять лет. Это были разные люди. Тот, что улыбался Ауре с такой любовью и нежностью, казался… мягче? Нет, не то слово.

Потеря ожесточила Пола, добавила ему резкости. Врожденная сила и упорство под бременем обиды превратились в агрессивную властность. Предательство Ауры сделало его жестким человеком, почти что тираном. Но по-прежнему привлекательным для женщин.

Стала бы Аура бросать его ради Флинта, если бы знала Пола лучше?

Ясинта тихо сказала:

— Я думаю, ты все еще любишь ее. Он сделал шаг к ней, но остановился, когда она подняла руки, словно защищаясь.

— Довольно поспешное заключение после просмотра минутной записи, — сказал он мрачно, оглядывая ее голубыми глазами, прозрачными, как драгоценные камни.

— Тебя выдала твоя реакция. — Ясинта собрала все свое мужество и поняла, что выдержит, хотя разговор не будет легким. — Если ты не любишь ее, то должен ненавидеть.

Черты его лица казались высеченными из гранита.

— Я далек от этого. — Тщательно выверенная вежливость его ответа причиняла Ясинте гораздо большую боль, чем открытая злость. — И желаю ей счастья.

Ясинта поняла: единственное, что она может сделать, это сегодня же уехать отсюда и надеяться, что никогда больше его не встретит. Даже если Пол скажет, что любит ее, это уже ничего не изменит. Надо уезжать, и как можно скорее. Тем более что Пол все равно не станет лгать.

25
{"b":"7323","o":1}