ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тем временем Пол продолжил:

— Пока я буду в отъезде, договорись с Фран об оплате, раз уж ты твердо решила оплачивать свое пребывание. Кроме того, всегда говори ей, куда идешь и когда собираешься вернуться.

Ясинта кивнула, хотя все в ней восставало против такого предложения, а вернее, приказа. Но он прав.

— Непременно, — ответила Ясинта. — Я не собираюсь удаляться далеко от дома. Вообще, мне приходилось жить на ферме и я знаю, как себя вести.

— Ты выросла на ферме?

— Нет, мы жили в маленьком захолустном городке, — сказала она. — В Окленд переехали, когда мне исполнилось восемнадцать и я собралась поступать в университет. А потом мама заболела и оказалась прикованной к инвалидной коляске. Ей нужен был свежий воздух, и мы снова поселились за городом.

— В Норфленде?

— Нет. В деревне на Хаураки-Плейнс.

Ясинта вспомнила крошечный коттедж с двумя маленькими спаленками и большой комнатой, в которой сразу размещались и гостиная, и столовая, и кухня. Дом был огорожен невысоким забором вместе с узким неухоженным газоном. Последний раз жена фермера подстригла его в тот день, когда они переехали. И Ясинта с матерью превратили заброшенный газон в небольшой садик. Они выращивали там не только цветы, но и овощи.

Глаза девушки затуманились, когда она вспомнила, что потом произошло с садом.

— Ты похожа на мать? Предпочитаешь жизнь за городом? — спросил Пол с ленивым интересом. Она рассеянно покачала головой.

— Не знаю. Наверное. Но мне нравится и Окленд.

— А что именно в Окленде?

— В первую очередь, конечно, университет. Картинные галереи. И еще мне нравится оклендская бесшабашность. Ощущение, что все возможно и весь мир — большая игровая площадка. А мы должны лишь наслаждаться игрой.

Они почти дошли до конца пляжа. Пол остановился и посмотрел на низкий мыс, поросший старыми раскидистыми деревьями.

Под мысом из песка вырастали скалы, омываемые морской водой. Желая рассмотреть их поближе, Ясинта направилась туда.

Она могла бы гулять с ним под серебристой луной часами. Просто разговаривать. На данный момент ей этого вполне хватало.

Погода, сказала она себе. Продолжай говорить о погоде. Такая банальная тема скоро наскучит кому угодно и охладит самый жаркий темперамент.

— У нас замечательный климат, — сказала Ясинта. — Хотя некоторые из студентов, приехавшие с юга, считали, что летом невыносимо влажно.

Беседа потянулась вяло и вежливо. Словно Ясинте не был важен этот разговор.

— Легендарная оклендская парилка, — объяснял Пол. В его голосе звучала ирония, и Ясинта испугалась, как бы он не разгадал ее маневр. — Ты к ней еще привыкнешь.

— Говорят, ко всему можно привыкнуть. — Ясинта всей душой надеялась, что это правда.

Они медленно прошли обратно по пляжу до самого дома. Из окон лился золотистый свет.

Они говорили об искусстве вообще и музыке в частности. О своих любимых рок-группах и спорте. Разговор стих, только когда они подошли к газону. Неслышно ступая по траве, Ясинта и Пол молча наслаждались ароматом. Выпала роса, и запах травы смешивался с соленым ветерком с моря.

Четыре широкие ступеньки, и вот уже они стоят на веранде, опоясывающей дом с трех сторон. Крыша дома тонула в темноте, стоящей непроницаемым барьером между освещенными комнатами и всем остальным миром, погруженным в полумрак. Ясинте ужасно хотелось остаться здесь, с Полом, однако она твердо сделала несколько шагов к двери. И, конечно же, оступилась.

Прежде чем она успела упасть, сильная рука подхватила ее за талию.

— Спасибо, — ошеломленно пробормотала Ясинта, поспешно отстраняясь, словно его прикосновение обожгло ее. Подавив желание бегом скрыться в своей спальне, она остановилась на полпути и прислонилась к деревянному поручню веранды.

Слова, которые она собиралась произнести, так и не сорвались с ее губ. Пол не двигался, только его глаза поблескивали из-под полуопущенных ресниц. Привыкнув к темноте, Ясинта смогла разглядеть даже бьющуюся на его виске жилку.

Колени девушки едва не подогнулись. У нее почти не было времени подумать, и все же каким-то шестым чувством она поняла: он тоже это почувствовал! Открытие поразило ее. Разумеется, через несколько секунд на лице Пола не осталось ни единого знака предательских эмоций. Теперь оно походило на маску.

Голосом, в котором не слышалось ничего, кроме вежливого назидания, он произнес:

— Будь осторожнее. Ясинта хрипло ответила:

— Обязательно. Я предупреждала вас, — добавила она поспешно. — Хотя обычно я падаю со ступенек спускаясь, а не поднимаясь.

То, что происходило между ними, выходило за рамки простого сексуального влечения. И они оба не могли противиться сокрушительной силе неведомого чувства. Даже каменный Пол Макальпин. Сколько времени она провела в его объятьях? Секунду? Две? Всего за две секунды может измениться вся жизнь, подумала Ясинта, горя как в лихорадке.

До смерти перепуганная силой охватившего ее дикого желания, она поспешила в спальню. Ее сандалии тихо постукивали по полу, но, оглушенная своими чувствами, Ясинта не слышала, что происходит вокруг. Она еще не успела пройти через холл, когда голос Пола остановил ее.

— Тебя к телефону.

Сопротивляясь внутренней дрожи, Ясинта обернулась и взглянула на Пола. Дыши! — приказала она себе. Просто дыши медленно и спокойно. И паника пройдет.

— Жерар, — произнес он лаконично, подавая ей трубку. Ни голос, ни лицо ничего не выражали. — Хочет с тобой поздороваться.

— Ах да, — ответила она, с трудом выговаривая каждое слово.

Пол повернулся и вышел, давая ей возможность поговорить с Жераром наедине. Нервно вздохнув, она произнесла в трубку:

— Привет, Жерар.

— Пол сказал, что ты остановилась в доме. С ним. — Жерар говорил неожиданно сухо.

— Да. — От досады ее тон тоже стал ледяным. Нахмурившись, она ровным голосом произнесла:

— В бунгало поселились пингвины.

Последовала пауза. Ясинта уже хотела спросить, что случилось, когда Жерар заговорил:

— Понятно. Настоящая катастрофа. Ты уже начала работу над тезисами?

— Нет, пока еще ничего не сделала, — ответила она несколько виновато. В самом деле, пора бы заняться работой.

Самым явным образом, даже не понимая этого, Жерар чрезмерно опекал ее. И отметал ее редкие возражения, относясь к ним как к капризам ребенка.

Марк тоже был уверен, что она не обойдется без чуткого руководства.

Как бы то ни было, она все будет решать сама.

— Понятно. — Голос Жерара стал ледяным. — Я думаю, что смогу проделать для тебя кое-какие исследования, пока нахожусь здесь.

— Жерар, я пока даже не решила, какой темой хочу заниматься. Пожалуйста, не трать времени зря, — сказала она и тут же пожалела о своей бестактности. Поэтому она вежливо спросила:

— Как тебе понравился Гарвард?

— Холодно, — ответил он резко.

— Бедненький. Я не расстрою тебя окончательно, если скажу, что здесь просто чудесно?

— Нет, — попросил Жерар, — пожалуйста, не говори мне этого. — Немного поколебавшись, он добавил:

— Я надеюсь, что Пол хорошо к тебе относится.

— Да, он очень добр, — ответила Ясинта, ее голос понемногу выровнялся.

— Пол замечательный человек. Самый лучший из всех, кого я знаю. Жаль только, до сих пор не женат. Но мне кажется, он просто еще не оправился от предательства Ауры. С тех пор у него не было серьезного романа. Хотя, конечно, это не означает, что он ненавидит всех женщин. Они ему просто не нравятся.

Неужели это так? И то отчуждение, которое она почувствовала в Поле со дня приезда, означает лишь его недоверие к женскому полу?

— Это, в сущности, не наше дело… — начала она.

— Аура очень красива. — Похоже, Жерар ее не слушал. И отказывался менять неприятную ей тему. — Такую женщину трудно забыть. Не понимаю, как она могла так поступить.

— Всякое бывает. — Ясинта знала, что говорит легкомысленно, но уж больно ей не хотелось слушать, как Жерар расписывает достоинства женщины, бросившей Пола.

9
{"b":"7323","o":1}