ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что это там светится? – спросила Первая, обращаясь к Ковенанту и Линден.

– Пещерный мост, – ответил Ковенант, – единственный путь в пещерятники... – Голос его был полон воспоминаний. – Будьте осторожны. Когда я был здесь в прошлый раз, мост охранялся.

Первая кивнула и, мягко переставляя ноги, двинулась вперед. Ковенант шел за ней.

Линден шла следом, держась за свое видение.

Свет становился все ярче. Жесткий красновато-оранжевый, он падал сверху, освещая часть потолка и участок стены. Скоро Линден увидела, что тоннель резко поворачивает направо, а потолок его поднимается, словно за поворотом находится огромный грот. Свет проникал оттуда, однако источник его не был виден, ибо створ тоннеля преграждал гигантский валун. Словно полуоткрытая дверь, он оставлял неширокий проход.

Первая осторожно подошла к валуну и, прячась за ним, заглянула в проход. На мгновение она оторопела от удивления, а затем крепко выругалась и вышла на свет. За камнем находилась огромная, залитая светом пещера с высоким потолком и ровным, ставшим за тысячелетия гладким полом. Расщелина огибала валун, поворачивая под прямым углом, проходила через центр пещеры и исчезала в противоположной стене. Ширина ее была никак не меньше полусотни футов. Вход в тоннель, ведущий вглубь горы, находился по другую сторону пропасти.

Однако память не подвела Ковенанта. Посреди зала через бездонный провал был перекинут массивный мост из природного камня. По обеим сторонам свода моста, словно часовые, высились две каменные колонны: они сияли так, будто горел сам камень. Огромное помещение было хорошо освещено, и ни один чужак не мог приблизиться к мосту незамеченным. На мгновение свет приковал к себе внимание Линден. Он напомнил ей о горячем озере, в котором она и ее спутники едва не встретили смерть. Но огонь, оберегавший вход в пещерятник, был ярче и выглядел зловеще.

Однако Первая смотрела вовсе не на мост и не на светильники. Ее удивило нечто иное. Следуя за ее взглядом, Линден посмотрела на противоположную сторону пропасти.

Там, на другом конце пещерного моста, стоял Вейн. Казалось, он дожидался Ковенанта и Линден.

А у его ног, на камне, распростерлись два существа с длинными конечностями. Они были мертвы. И умерли совсем недавно, кровь на камне еще оставалась теплой.

Судорога боли исказила облик Финдейла.

Факел Первой уже догорел до самой руки. Бросив бесполезный огарок в пропасть, она двумя руками взялась за рукоять меча и, выставив клинок перед собой, вступила на мост.

– Подожди! – встревоженно воскликнул Ковенант, и Первая замерла. Острие меча прощупывало воздух в поисках невидимой угрозы.

– В прошлый раз я чуть не погиб, пытаясь пройти между скальных огней. Друлл использовал их, чтобы преградить путь. Я думал, что лишусь рассудка.

Друлл-Камневый Червь, вожак пещерников, отыскал утерянный после Ритуала Осквернения Посох Закона и воспользовался им, дабы извлечь из корней Горы Грома камень Иллеарт. Отбив Посох у Друлла, Ковенант и Лорды добились лишь того, что Иллеарт оказался во власти Лорда Фоула.

Линден потянулась своим видением к светящимся колоннам. Она изучала их, излучаемый ими свет, воздух между ними и сам камень Пещерного моста. Тысячелетия и мириады прошедших по нему ног сделали камень гладким, как ложь. Но никакой угрозы он не таил. Скальные огни выглядели зловеще, но тоже не были опасны.

Она медленно покачала головой.

– Там ничего нет.

– Ты уже... – начал было Ковенант, но тут же оставил свои сомнения.

Махнув рукой Первой, он и сам вступил на мост, изо всех сил пытаясь совладать с головокружением. На середине он покачнулся, но Линден тут же подхватила его, а Красавчик – их обоих. Постепенно Ковенант сумел обрести внутреннее равновесие, найти опору внутри себя, которой витавшие вокруг паника и головокружение не могли коснуться. Через несколько мгновений после этого он уже перебрался на другую сторону, где его ждали Вейн и Первая. Кончиком меча воительница коснулась тел, лежащих у ног отродья демондимов. Таких существ Линден еще никогда не видела. Широкие и тяжелые кисти их длинных рук походили на лопаты, а головы – на тараны. Лишенные зрачков и радужной оболочки глаза безжизненно смотрели в потолок пещеры. Худые, с тонкими руками и ногами, они выглядели нелепо, но в действительности обладали недюжинной силой. Впрочем, это не помогло им справиться с Вейном. Он переломал им кости, точно сухие щепки.

– Пещерники, – вздохнул Ковенант. – Надо полагать, Фоул использует их уже много столетий. Наверное, когда Вейн перешел мост, они напали на него.

Глаза Первой, казалось, горели в свете скальных огней.

– А не может быть так, – спросила она, – что они каким-нибудь образом успели послать предупреждение своим? Прежде чем пали?

– Не может ли быть? – переспросил Ковенант. – Учитывая, какого рода удача нам сопутствует, я бы весьма удивился, узнав, что они этого не сделали.

– Тут все ясно, – неожиданно вмешался Финдейл. У Линден по спине пробежал холодок. Первая криво усмехнулась, но элохим не смутился.

– Предупреждение послано, и оно уже достигло ушей Презирающего. Сейчас он и ликует, предвкушая осуществление своих мечтаний. – Говорил он тихо, но голос его наполнял болью воздух огромного зала.

– Следуйте за мной. Я поведу такими путями, где вас не обнаружат его приспешники. Хотя бы в этом он не добьется своего.

С этими словами элохим прошел сквозь спутников и вступил в тоннель, ведущий в лабиринт пещерятников. Тьма отступила от него, казалось, будто он светится изнутри, но не как скальные огни, а подобно дивным светочам Элемеснедена.

– Черт побери! – выругался Ковенант. – Теперь он хочет, чтобы мы ему верили.

Первая угрюмо пожала плечами.

– А что нам остается, – промолвила она, провожая Финдейла взглядом. – У нас всего один факел. Или ты предпочитаешь положиться на милость этой горы?

– Обойдемся без факелов, – вмешалась Линден. – Мне не нужен свет. Я могу вести...

– Куда? – сердито оборвал ее Ковенант. – Куда ты собиралась нас вести? Ты ведь не имеешь ни малейшего представления о том, где находится Фоул.

Линден торопливо заговорила о том, что найдет Фоула, как нашла Гиббона, что ей только и нужно ощутить его «вкус», но приумолкла, ибо поняла – гнев Ковенанта вовсе не был направлен против нее. Он сердился по той простой причине, что у него не было выбора. И он был прав. До тех пор пока Линден не ощутила эманации Презирающего и не сосредоточила свое видение на них, ей некуда было вести друзей. Досадливо вздохнув, Линден сказала:

– Ты прав. Меня посетила не самая удачная мысль. – Финдейл ушел далеко вперед и вскоре мог вовсе пропасть из виду. – Пойдем.

Мгновение Ковенант смотрел на нее так, словно хотел извиниться, но не знал, как это сделать. Но цель подгоняла его, времени на раздумья не было. Резко повернувшись, он зашагал за Обреченным.

Первая присоединилась к нему. Красавчик дружески похлопал Линден по плечу, и они поспешили следом. Вейн шел позади, словно ничего не случилось.

Некоторое время тоннель оставался прямым, но вскоре по пути стали попадаться боковые ответвления. Финдейл, окруженный свечением, напоминающим лунное, свернул направо в узкий коридор, пробитый в толще горы так давно, что это событие стерлось даже из памяти камня. Коридор вел под уклоном вверх и был так низок, что Великанам приходилось пригибаться. Стены поблескивали, отражая свечение элохима. Линден пронизывало ощущение неопределенной угрозы. Ей казалось, что в тоннель, из которого они только что вышли, уже хлынула орда приспешников Фоула. Скоро спутники добрались до высокого грота, по всей видимости, служившего некогда мастерской, а когда пересекли его и вступили в широкий каменный коридор, ощущение опасности исчезло. Тоннели сменялись тоннелями: теперь они вели вниз. Линден не знала, как и чем руководствуется Обреченный, но чувствовала, что путь он выбирает верно. Возможно, элохим извлекал все необходимые сведения из самой горы, подобно тому как его сородичи умели прозревать происходящее во внешнем мире, глядя на склоны и пики окружавшей Элемеснеден Колючей Оправы. Линден ощущала, что он вел спутников лабиринтом пещер и проходов, что стали необитаемыми еще в незапамятные времена. Однако стены сохранили смутную память о юр-вайлах. Видимо, в прошлом здесь обитали отродья демондимов. Но они ушли давно и, вероятно, навеки. Здесь не было никаких признаков жизни, кроме дыхания самой горы, столь медленного, что самый факт его существования был недоступен обычному восприятию. И все же Линден чувствовала, что этот немыслимый, несравнимый ни с чем колосс в известном смысле живет, знает, что происходит в его недрах, и испытывает к происходящему отвращение. Гнев горы накапливался медленно, но камень дышал им, и рано или поздно ему предстояло вырваться наружу. Спустя века или даже тысячелетия придет грозный день очищения. Мощная фигура Первой почти заслоняла Финдейла, но Линден не требовалось света, чтобы чувствовать состояние Ковенанта. А он едва не терял сознание. Понимая, что сам он не замедлит шага, пока не сломается, Линден попросила Финдейла остановиться.

108
{"b":"7326","o":1}