ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ценою невероятных усилий она добралась до верхушки лестницы и выбралась из каменного колодца.

Наверху ее встретили Первая и Ковенант. А также свет – не тот, что испускал элохим, а оранжево-красный скальный огонь. Воздух был полон запаха серы.

Следом за ней поднялись Красавчик и Вейн, но Линден не отрывала взгляда от воскового, скользкого от пота лица и больных глаз Ковенанта. Подъем он осилил, но дальше идти не мог. Линден обернулась к Финдейлу и Первой, намереваясь потребовать сделать новый привал. Элохим опередил ее.

– Нам предстоит пройти по главной дороге пещерятника. Сейчас она пуста, но скоро ее заполнят пещерники и путь будет закрыт. Нам нельзя останавливаться.

Линден повернулась к Первой и напрямик спросила:

– Как ты думаешь, он еще долго протянет?

Воительница пожала плечами и, не встречаясь взглядом с Линден, ответила:

– Ежели он сдаст, я его понесу.

Финдейл повернулся и зашагал вперед. Линден и слова вымолвить не успела, как Ковенант заковылял следом. Первая обогнала Неверящего и, прикрывая его, пошла впереди.

Красавчик устало повернулся к Линден.

– Она моя жена, – пробормотал он, – и я люблю ее. Но мне далеко до нее. Будь у меня побольше силенок, как у других Великанов, я бы поумерил ее прыть.

Красавчик явно имел в виду совсем не то, что сказал, и заговорил лишь для того, чтобы успокоить Линден. Но это было невозможно. Вонь, усталость и страх измотали ее до предела. Кипя от бессмысленного раздражения, она заставила себя двигаться дальше.

Теперь они шли по запутанному лабиринту проходов, однако Финдейл безошибочно направлялся к источнику света. С каждым шагом становилось теплее. Откуда-то спереди доносились булькающие звуки, словно какое-то варево кипело в огромном жарком котле.

Затем спутники, вышли в широкий, как дорога, тоннель, и свет засиял ярче. Он исходил слева, оттуда, где из огромного провала в стене тянуло нестерпимым жаром. Но Финдейл не замедлял шага. Дорога проходила по самому краю бездны, как бы опоясывая отвесный каменный колодец с отвесными стенами. Вверху, над дорогой, распространяя жар и запах серы, горели скальные огни.

А на дне колодца кипело озеро магмы.

Его кипение заставляло содрогаться камень. Чудовищные всплески, едва не достигая потолка, обрушивались под собственным весом, рассыпая оплавлявшие гранитные стены брызги.

Финдейл шагал по дороге так, словно ни бездны, ни магмы не существовало. Ковенант следовал за ним, но медленно, прижимаясь к стене. В ярком свете скальных огней лицо казалось безумным, исполненным страха и жертвенного томления. Линден шла за ним по пятам, чтобы в случае нужды оказаться рядом. Они прошли уже полпути вокруг зева бездны, прежде чем ей удалось почувствовать и понять, что его состояние объяснялось не только страхом высоты, головокружением и жарой. Он помнил это место. И знал, что этот путь ведет к Презирающему.

Линден следовала за ним, гневаясь на себя. Он не мог противостоять Фоулу. Никоим образом. Она больше не думала о том, что его слабость облегчит ее задачу, ибо не хотела облегчать ее. Хотела она одного – видеть его решительным, сильным, победоносным – таким, каким ему подобало быть. А этот изматывающий поход навстречу проклятию являлся безумной ошибкой.

Задыхаясь от жары, Ковенант достиг, наконец, входа в тоннель по другую сторону колодца и, сделав пару шагов вглубь, повалился на пол. Линден бросилась к нему и обхватила его руками, стараясь поддержать и его, и себя. Дыхание расплавленного озера обжигало ей спину. Красавчик уже почти обогнул пропасть, а Вейн шел в нескольких шагах позади.

– Сейчас вам придется поторопиться, – на удивление настойчивым голосом сказал Финдейл, – пещерники близко.

В следующий миг он неожиданно повернулся и устремился к дороге, на бегу преображаясь в песчаную горгону. Словно свирепый таран, обрушился он на отродье демондимов. Вейн не пытался избежать столкновения, но выдержать его не мог даже он. Элохим был воплощением Земной Силы. Сила удара заставила зашататься дорогу, послав сквозь камень подобную причитанию дрожь. Вейн не раз доказывал свою мощь. Он был сильнее Великанов и бури – ни копья, ни Мрак на-Морэма не могли повредить ему. Он смог перенести даже соприкосновение с могуществом ауры Червя Конца Мира, хотя оно и стоило ему руки. Он смог вырваться из рук элохимов и покинуть Элемеснеден. Но Финдейл налетел с такой силой, что он подался назад. Шаг... еще шаг...

Вейн балансировал на самом краю обрыва.

– Вейн! – вскричал Ковенант, вырываясь из объятий Линден. Страх Ковенанта заставил Первую устремиться за Обреченным. Вейн балансировал над огненной пропастью, сохраняя на лице загадочную усмешку. Металлические навершия Посоха сверкали в свете скальных огней.

Не отрывая глаз от Финдейла, он здоровой рукой нанес по воздуху удар, отбросивший Первую назад, подальше от опасности.

– Пади! – воскликнул Обреченный. Камень под ногами Вейна крошился и рассыпался. – Пади и умри!

И отродье демондимов пал. Сорвавшись с обрыва, он медленно, словно в кошмарном сне, стал падать в бездну.

Но в последний миг его омертвелая рука взметнулась, словно змея, и черные пальцы сомкнулись вокруг запястья Финдейла. Обреченный полетел в озеро вместе с Вейном. Разжать хватку, отродья демондимов он не мог. Но, будучи воплощением Земной Силы, мог принимать любую форму.

В следующее мгновение Финдейл стал орлом и, рассекая воздух мощными взмахами крыльев, устремился вверх, но при этом потянул за собой и уцепившегося за лапу Вейна.

Элохим медленно обратился в воду. Вода испарилась, пар стал подниматься, но Вейн ухватил пригоршню тумана и потянул Обреченного назад.

Превратившись в Великана с мечом в руках, Финдейл изо всех сил рубанул по черному запястью, но сталь со звоном отскочила. В отчаянии Финдейл принял форму паруса и стал подниматься, по-прежнему увлекая за собой Вейна.

Но тут озеро выбросило им вдогонку гигантский протуберанец. Финдейл попытался избежать столкновения, но не успел. Магма захватила обоих и увлекла вниз.

Линден сжала Ковенанта в объятиях, но тот больше не вырывался.

– Ты не понимаешь, – простонал он. – Это место... оно выбрано не случайно. Здесь юр-вайлы избавлялись от неудачных творений. Если им не нравилось что-то из сделанного, они бросали это туда. Вот почему Финдейл... – Слова застряли у него в горле. – Вот почему Финдейл предпринял последнюю попытку убить отродье демондимов именно здесь. Даже Вейн не мог рассчитывать спастись из этой пропасти.

О Боже!

Линден никогда не понимала, почему элохим считал, что отродье демондимов таит в себе какую-то немыслимую угрозу. Вейн поклонился ей – но только один раз. Спас ей жизнь – но тоже только один раз. Он прошел долгий, трудный путь и погиб в самом его конце, так и не успев найти, что искал. А она так и не успела понять...

Неожиданно она поняла, что Вейн схватил Финдейла мертвой, давно не действовавшей рукой.

Мысль эта настолько потрясла ее, что Линден позабыла обо всем. В том числе и о предупреждении Финдейла. И движение в тоннеле, который вывел их к огненной пропасти, уловила слишком поздно. На обводную дорогу выскочили пещерники, по меньшей мере, дюжина. Долговязые и худые, ростом почти с Красавчика, они казались, неуклюжими и бежали как на ходулях. Но за их карикатурным обличьем скрывалась немалая сила. Глаза подземных обитателей горели, как лава. Вооружены они были по большей части дубинами, но некоторые имели боевые топоры.

Наполовину оглушенная ударом Вейна, Первая, пошатываясь, поднялась на ноги, но, оценив положение, мигом пришла в себя. В кровавом свете вспыхнул стальной клинок.

С криком «Бегите!» она встретила натиск пещерников.

Ковенант остолбенел. Самым дорогим ему людям грозила смерть, а он, обладая Силой, способной их защитить, не смел к ней прибегнуть. Напряжение, которым Ковенант удерживал дикую магию, поглощало все его силы.

Линден чувствовала его состояние. Усилием воли заставив себя двигаться, она буквально потащила Ковенанта в тоннель. Он казался ей невесомым, почти бесплотным, но она была очень слаба, и отступали они слишком медленно.

110
{"b":"7326","o":1}