ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но она уже прошла через все это, прошла и обрела новую жизнь, несопоставимую с прежней. И спасенный ею на Небесной Ферме старик обещал, что она не потерпит поражения, ибо в мире еще есть любовь. Однако, испытывая потребность хоть в какой-то поддержке, Линден еще раз обернулась к Великанам.

Они не двигались. Их зрение не позволяло увидеть и осмыслить все происходящее. Но лицо Первой светилось неукротимой решимостью, кровь и грязь не могли замарать неразрушимую красу. Она походила на орлицу.

Красавчик же улыбнулся, словно взгляд Линден был единственным благословением, в котором он нуждался.

С помощью белого кольца и Посоха Закона Линден вытянула из Великанов усталость, восстановив их природную силу, и исцелила поврежденные легкие Красавчика. Затем, словно для того, чтобы еще раз проверить себя перед решающим испытанием, она распрямила его деформированные кости. Великан обрел способность держаться прямо и нормально дышать.

Но теперь у нее почти не оставалось времени. Ветер, дувший между мирами, крепчал, и она знала, что не сможет сопротивляться ему долго.

С мужеством отчаяния она открыла себя и по собственному выбору вновь вышла на Солнечный Яд. Его ужасная мощь превосходила все мыслимые пределы. Взору Линден предстала сломленная Страна – сломленная и умирающая, беспомощная, словно возникавший перед нею в ночном кошмаре, распростертый с ножом в груди Ковенант. Из его раны струилась кровь, сильнее, чем можно было себе представить. Из раны Страны истекала скверна. Не встречая отпора, она пожирала Землю, и с каждым восходом эта омерзительная страшная рана становилась все шире. Лишь сердце Анделейна оставалось нетронутым, но тлетворная сила порывалась захлестнуть и его. Сама земля в агонии истекала кровью.

И Линден оставалось лишь утонуть в этой трясине.

Страшная правда о природе Солнечного Яда заключалась в том, что его невозможно было сломить, разбить или сжечь. Любая попытка сделать это являла собой не более чем глупость.

Но в правой руке Линден сжимала кольцо, ярость и страсть дикой магии, а в левой Посох – живой и овеществленный Закон. Руководимая видением – тем самым, что делало ее столь уязвимой, что позволяло Солнечному Яду бежать сквозь нее, подобно приливной волне, оскверняя каждый нерв и каждый мускул ее тела, – Линден укрепила свой пребывавший на склоне Горы Грома дух и вступила в бой.

В этом странном сражении, судьбоносном и роковом, Линден не имела противника. Ей противостояла гниль, волею Лорда Фоула поразившая Земную Силу. Сам по себе Солнечный Яд не имел ни воли, ни цели. Он представлял собой голод, алчно пожиравший все естественное и живое. Она могла бы наносить удар за ударом, извергая пламя в опустошенные небеса, не причинив Яду ни малейшего ущерба. Рассвет лишь едва занялся, а повсюду, куда достигали лучи, из тела земли, словно могильные черви, тянулись отвратительные проростки. А за этим плодородием таились дождь, пустыня и чума. Сменяя друг друга в сумбурной последовательности, они становились все сильнее, приближая то время, когда удастся сокрушить основание Страны. С тем чтобы Солнечный Яд мог распространиться по всей Земле.

Но Линден усвоила уроки Ковенанта – и Опустошителя – и не пыталась атаковать Солнечный Яд. Вместо того она призвала его в себя, впитывая его в свою плоть.

Тот ужас, ту боль, то отвращение, что испытала она в этот миг, невозможно было сравнить ни с чем. Но она выстояла. Посох пылал с такой силой, что, казалось, должен был испепелить ее на месте. Но вместо этого сила Закона и дикой магии испепелила принятую ею на себя скверну. Пройдя сквозь нее, Земная Сила излилась наружу исцеленной и чистой.

Линден едва ли осознавала происходящее. То, что она совершала, являло собой акт экзальтации, избранный скорее интуитивно, нежели осознанно. Но сейчас она с безупречной ясностью поняла главное: Страну можно освободить. Поняла и со всей страстью своего упорного сердца, со всей любовью, на какую была способна, окунулась в работу, для которой была Избрана.

Она обратилась в бурю, в невидимый постороннему взгляду, но невероятно могучий смерч, сметавший яд с поверхности земли и вытягивавший его из ее пор. Отовсюду с расстилавшихся перед ней несчетных лиг вбирала она в себя отравленную Земную Силу и возвращала ее Стране очищенной и исцеленной, изливая ее невидимым, но благотворным дождем.

Самый дух ее стал целительным эликсиром. Она, Линден Эвери, воистину стала Целительницей, Избранной, Солнцемудрой – той, что отвергала Солнечный Яд самой своей жизнью.

Изумрудная аура полыхала над ней, но силою Закона плодородию возвращался естественный, природный порядок, и в конечном итоге зеленое свечение исчезло.

Синее солнце обрушило на Линден свое громыхающее неистовство, но она впитала в себя каждую каплю дождя, каждую взвесь тумана, каждый громовой удар – и Страна освободилась от солнца дождя.

Опаляя ее кожу, занялось коричневое солнце пустыни. Но Линден знала, что в нормальном климате жара так же необходима, как и все остальное, и ее лишь следовало привести к норме. В собственных костях ощущала она ритм подъемов и падений, точную и жизнетворную смену времен года. Силою Посоха огонь пустыни был умерен до ласкающего тепла и выпущен наружу.

И наконец, она увидела сочившееся кровавым ядом солнце чумы, словно бы насылающее на нее тучи ядовитого гнуса. Линден съежилась, ощущая особую уязвимость. Но даже чума являлась не более чем искажением истины, ибо и ей могло найтись место в естественном порядке вещей. И нашлось, когда она была возвращена в природные рамки и подчинена восстановленному Закону.

Солнцемудрая и Обладательница кольца, Линден освободила Земную Силу от тлетворного яда, вернув ее Стране.

Но даже она не могла сделать все. Самоотдача уже ослабила Линден настолько, что расстилающаяся до горизонта земля начала вращаться в ее глазах. И у нее не было возможности вернуть Стране луга и рощи, деревья и цветы, животных и птиц. Тем не менее, сделано было достаточно. Она знала, чувствовала всем своим сердцем, что в почве еще оставались семена растений, да и разрушенные сокровищницы вейнхимов не были уничтожены полностью, что-то, способное дать приплод и размножиться, просто не могло не сохраниться. Она видела животных и птиц, живших на юге, в горах, докуда не успел дотянуться Солнечный Яд. Придет время, и они вернутся. Оставшиеся в маленьких селениях люди выдержат.

Было у Линден и еще одно основание считать, что будущее возможно. Анделейн не погиб. Сердце его стало оплотом сопротивления тлетворному натиску, и он выстоял.

Ибо в нем пребывали Сандер и Холлиан.

Сохраняя человеческий облик, они вмещали в себя столько же Земной Силы, как и сами Холмы. Но они могли сражаться, и Линден видела, как они сражались. А сейчас, озаряемые чудесным светом того, кем они были, и того, чему служили, Сандер и Холлиан уже приступили к восстановлению порушенного.

«Да! – сказала про себя Линден. – Да».

Через долгие лиги послала она им слово, и они должны были его услышать.

Затем она удалилась.

Линден боялась, что усиливающийся с каждой секундой ветер унесет ее прочь прежде, чем она успеет вернуться в свое тело. Слишком слабая для того, чтобы улыбнуться своему успеху, Линден возвратилась внутрь Горы Грома.

Оказавшись в пещере, она по лицам Великанов поняла, что уже истаяла настолько, что пребывает за пределами их восприятия. Печаль исказила лицо Красавчика, в глазах Первой блестели слезы. Они не имеют возможности узнать о случившемся до тех пор, пока не выберутся из пещерятника и не увидят освобожденную Страну. Но Линден не могла покинуть их в горе, ведь они дали ей так много. Собрав остаток силы, она потянулась к их умам, и ее молчаливое прикосновение возвестило о победе. То был единственный дар, что могла она им оставить.

Но этого оказалось достаточно.

Первая удивленно открыла глаза, нежданная радость осветила ее лицо. Красавчик, откинув голову, с ликованием в голосе воскликнул:

– Ну что, Линден Эвери. Разве я не говорил, что ты истинная Избранная!

125
{"b":"7326","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Источник
Принц Дома Ночи
Возлюбленный на одну ночь
Последнее дыхание
Су-шеф. 24 часа за плитой
Аутентичность: Как быть собой
Потерянная Библия
Объект 217
Сияние первой любви