ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда Ковенант и Линден устроились на санях, по возможности загородившись от студеного ветра узлами и коробами, Первая вновь обратилась к Хоннинскрю. Говорила она тихо, но ветер донес ее слова до Ковенанта.

– Оттуда, с высоты, ты не разглядел знака?

– Нет! – коротко и сурово ответил капитан.

Затем он и Сотканный-Из-Тумана взялись за постромки. Кайл занял место между санями, Вейн с Финдейлом пристроились сзади, и отряд отправился в путь.

Двигались они не так быстро, как в первый день, – рельеф стал сложнее, а дующий с гряды ветер швырял в лица путников кусачие облака ледяных кристалликов. Вокруг саней танцевали снежные вихри. Мороз пробирал до самых костей. Ковенант боялся не выдержать и поддаться завлекающей, убаюкивающей власти стужи.

Подняв в очередной раз голову и отряхнув иней, он почувствовал, что сил на сопротивление у него не осталось, и впал в оцепенение, куда заманивают свою добычу зима и проказа.

Линден же сидела выпрямившись и все время вертела головой, словно что-то высматривала. В затуманенном сознании Ковенанта промелькнула догадка – не иначе как пробует с помощью своих способностей проверить надежность льда. Едва он успел подумать об этом, как Линден громко воскликнула:

– Стоите!

...ойте!.. ойте! – вторило эхо, отражаясь от ледовой стены. На студеном ветру возглас ее прозвучал странно – в нем чудилось нечто, заставлявшее вспомнить о Душегрызе. Первая повернулась навстречу саням, и они резко остановились неподалеку от нагромождения валунов и торосов, походившего на оледенелые развалины поверженной крепости.

Линден поспешно выбралась из саней. Никто не успел даже спросить, в чем дело, как она встревоженно прохрипела:

– Мороз усиливается.

Первая и Красавчик переглянулись. Не понимая, что происходит, но чуя неладное, Ковенант подошел ближе. Немного помолчав, Первая промолвила:

– Усиливается? Мы этого, не чувствуем. Что ты имеешь в виду, Избранная?

– Не эту зимнюю стужу, – торопливо заговорила Линден, пытаясь объяснить то, что и сама-то не очень хорошо понимала. – Это совсем другой холод, не такой... – Спохватившись, она выпрямилась и медленно, отчетливо выговаривая каждое слово, заявила: – Возможно, вы ничего не чувствуете, но я говорю вам – там, среди валунов, находится нечто, делающее воздух холоднее. И это не лед, не ветер, не снег – что-то совсем иное... – Губы ее посинели и дрожали... – Что-то опасное.

«Все только и говорят, что север опасен, – подумал Ковенант, плохо соображающий в своем нынешнем состоянии. – Здесь-то чего бояться?» Он открыл было рот, желая высказать свое мнение, но так ничего и не произнес.

Хоннинскрю резко вскинул голову, глаза Красавчика встревоженно вспыхнули. В тот же миг Первая рявкнула «аргулех» и, подскочив к Ковенанту и Линден, подтолкнула их к саням.

– Скорее, мы должны бежать! – крикнула она и отвернулась, чтобы оглядеться по сторонам.

Ковенант оступился, однако Кайл подхватил его и бесцеремонно забросил в сани. Линден прыгнула на свое место. Сотканный-Из-Тумана и Хоннинскрю, подхватив постромки, припустили с места так быстро, как позволял не слишком-то ровный лед. Не успели они сделать и трех шагов, как то, что казалось ледяной глыбой, выскользнуло из нагромождения валунов и устремилось за ними. Массивное, шириной в рост Великана ледяное чудище на толстых коротких ножках передвигалось на удивление быстро. По краю его окаймляли темные провалы, каждый из них походил на зев. И оно излучало нестерпимый холод. Остановившись, Первая преградила дорогу мчавшейся бестии.

– Это аргулех! – снова воскликнула она. – Бегите!

– Там и другие! – воскликнул Красавчик, указывая рукой на гребень. – Смотри!

Два таких же зверя соскользнули с ледового кряжа и устремились к отряду.

А на юге появился четвертый.

Вместе они испускали такой холод, что казалось, будто отряд угодил в самое сердце зимы.

Первая остолбенела.

– Не может быть, – растерянно пробормотала она, – аргулехи так не охотятся. – Слова ее подхватил ветер.

Неожиданно Финдейл растекся каплевидным облаком, а затем принял облик ястреба и улетел.

– На запад! – зычно скомандовал Хоннинскрю. Будучи капитаном дромонда, он привык не теряться в трудную минуту. – Мы должны прорваться!

С этими словами он рванул вперед с такой силой, что Ковенанта отбросило на гору поклажи.

Сотканный-Из-Тумана, не отставая, следовал за ним. Наращивая скорость, он обернулся через плечо и крикнул Линден:

– Не бойся. Мы Великаны, и холод нам нипочем.

В следующий миг аргулехи обрушились на отряд.

Услышав предостерегающий возглас Красавчика, Первая развернулась, чтобы встретиться с чудовищем лицом к лицу. Однако аргулех не бросился на нее, а замер на месте и принялся стремительно вертеть одной из своих лап. Морозный воздух вокруг нее стал сгущаться, на глазах превращаясь в паутину льда.

Расширяясь и густея по мере продвижения вперед, эта паутина, словно охотничья сеть, поплыла по направлению к Первой. Еще не достигнув цели, она уже выглядела достаточно прочной, чтобы удержать даже Великана.

В то же самое время аргулех, приближавшийся с юга, тоже остановился и как будто зарылся в им же проделанную во льду борозду. Послышался треск, лед вспучило, и от того места, где скрылась хищная тварь, к отряду с быстротой молнии побежала трещина. Поначалу узенькая, она уже через мгновение стала шириной в сани. Щель пробежала прямо под Вейном. Ковенант и глазом моргнуть не успел, как лед поглотил отродье демондимов, не оставив даже следа. Непроизвольно обернувшись, Ковенант увидел, что к отряду стремительно приближаются еще два чудовища. Хоннинскрю поднажал из последних сил. Сани накренились. Бросив взгляд назад, Ковенант увидел, как на Первую падает ледяная сеть.

Красавчик бросился на выручку, но поскользнулся на коварной поверхности. Зато Кайл, чувствовавший себя на льду так же уверенно, как и на земле, промчался мимо него со стремительностью ранихина. Однако Первая и сама могла постоять за себя. Даже не доставая меча, она рубанула по опускавшейся паутине ребром левой ладони. Сеть рассыпалась мириадами крохотных, поблескивавших на солнце осколков. Ветер подхватил ледяную крошку и унес ее прочь. Однако и рука Великанши оказалась по самый локоть закованной в прозрачный лед. Первая яростно стучала по запястью правым кулаком, однако ледовая корка оказалась прочной как сталь.

Между тем тянувшие сани Хоннинскрю и Сотканный-Из-Тумана резко свернули в сторону, стараясь проскочить мимо аргулеха. Трещина, поглотившая Вейна, продолжала расширяться. Финдейла нигде не было видно.

Линден судорожно вцепилась в поручни саней, лицо ее исказилось в беззвучном крике.

Проскочив мимо Первой, Кайл бросился на аргулеха.

– Нет! – в один голос закричали ему и она и Красавчик. – Нет!

Не обращая на них внимания, харучай вложил всю свою силу в нацеленный на чудовище удар.

Но нанести его он не успел. Заметив приближавшегося врага, аргулех присел, и неожиданно часть его тела трансформировалась в огромную ледяную лапу. Обрушившись на Кайла сверху, она сбила его с ног, подмяла и подгребла под корпус ледяной твари.

Ковенант вскочил и, хотя сани отчаянно трясло, силился удержаться на ногах. Падение Кайла наполнило его жгучей болью и не менее жгучей яростью. Сверкающая белизна льда слилась воедино с сиянием белого пламени, рождаемого дикой магией. Сердце его сжалось, а когда забилось снова, в нем уже пульсировала сила. Жаркое, словно в печи, злобное, словно порча, пламя готово было обрушиться на аргулехов. И в этот миг Ковенант чуть не угодил в выпущенную одной из отстававших тварей паутину. Два приближавшихся с севера зверя повернули вслед за санями, и один из них, остановившись, нанес удар. Правда, ледяная сеть лишь краем зацепила поднятую руку Ковенанта и полоснула по правому виску, а бушевавшее в нем пламя мгновенно обратило лед в ничто, однако даже это соприкосновение не прошло даром. Ковенанта не сковало ледяным панцирем, но обрушившаяся на него волна несравнимого ни с чем холода ввергла его в оцепенение, подобное параличу. Он не лишился чувств и сохранил способность видеть и осознавать все происходящее, однако был совершенно беспомощен и не мог даже шелохнуться.

28
{"b":"7326","o":1}