ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сковывавший харучая лед исчез, и теперь Кайл с трудом, борясь за каждый вздох, возвращался к жизни из ледового небытия. Никогда прежде – даже став жертвой морских плясуний – он не был так близок к гибели. Но Линден сумела вырвать его из объятий смерти, а уж дальнейший путь – путь к жизни – Кайл проделал сам. Прямо на глазах у Ковенанта.

Хоннинскрю, Сотканный-Из-Тумана и Первая смотрели на Линден, Кайла и Ковенанта со смешанным выражением восхищения и тревоги. Красавчик, поначалу попросту разинувший рот, теперь одобрительно ухмылялся. Что же до Линден, то она не сводила глаз с Ковенанта.

Болезненная бледность Линден указывала на то, что она испытывала отвращение к содеянному, проникновение в чужое сознание претило ей еще больше, чем Ковенанту, однако обстоятельства вынуждали ее делать это снова и снова. Причины, в силу которых Линден стала врачом, вынуждали ее ко злу. Какие причины? – спросил себя Ковенант и тут же нашел ответ: конечно же, отсутствие Силы. Будь кольцо у нее – как того желали элохимы, – Линден была бы избавлена от этого проклятия.

Но отдать ей кольцо Ковенант не мог. Он готов был сделать для нее все, что угодно, только не это. Линден не раз выражала сомнение в обоснованности его стремления избавить ее от тяжелого бремени. Но как мог он объяснить ей, что все это не более чем попытка уплатить долг? Дать хоть что-то взамен того, чем невозможно поступиться.

И сейчас он предпринял эту попытку снова. Едва отошедший от мертвящего оцепенения – прокаженный, тронутый порчей и разбитый наголову, – Ковенант набрался храбрости, взглянул ей прямо в глаза и, проглотив горький ком, торопливо сказал:

– Надеюсь, я никого не обидел.

Конечно, это было немного. Но пока – достаточно. Лицо Линден смягчилось, на губах появилось некоторое подобие улыбки. Моргая из-за неожиданно выступивших слез, она сбивчиво пробормотала:

– С тобой непросто иметь дело. Когда я увидела тебя впервые... – Этот момент он помнил не хуже нее: тогда он захлопнул дверь перед ее носом, – ...то сразу поняла, что ты мне еще доставишь хлопот.

В голосе ее звучала такая любовь, что у Ковенанта едва не вырвался стон, ибо он не мог подойти к ней и обнять ее. Не мог принести ту единственную жертву, которая действительно была ей нужна.

Стоявший за спиной Линден Сотканный-Из-Тумана откупорил сосуд с «глотком алмазов» и вручил ей. Оторвав, наконец, взгляд от Ковенанта, Линден опустилась на колени рядом с Кайлом и влила в горло тяжело дышавшего харучая основательную дозу подкрепляющего напитка.

Действие снадобья сказалось довольно быстро. Пока его спутники сами прикладывались к фляге, Кайл успел оправиться настолько, что сначала сел, а потом самостоятельно поднялся на ноги. Лицо его, несмотря на решительный взгляд, казалось на удивление смущенным. Видимо, гордость не позволяла харучаю легко смириться с поражением, хотя опыт общения с водяными девами уже несколько поумерил его амбиции: А возможно, и обещания Бринна, сказавшего, что, в конце концов, Кайл будет волен следовать зову своего сердца, каким-то образом повлияло на харучая, неуклонно стремившегося к одному – победить или умереть. Впрочем, уже в следующее мгновение лицо Кайла обрело обычное невозмутимое выражение. Твердо и спокойно он выразил готовность немедля продолжать путь.

Возражать никто не стал, однако, приметив кислую ухмылку Красавчика, Первая объявила, что перед выступлением не помешает перекусить. Харучай, похоже, находил даже кратковременный отдых излишней роскошью, однако смирился с этой задержкой.

Все время, пока спутники ели, Линден оставалась в напряжении. Свою порцию она проглотила, даже не заметив, что ест, ибо была полностью поглощена своими раздумьями, страхами и сомнениями. А когда она заговорила, первый же вопрос показал, что найти ответ ей не удалось.

– Что ты знаешь об этих аргулехах? – спросила Линден Первую.

– О них нам известно немного, – отвечала воительница, – Великанам редко доводится встречаться с этим зверьем. Конечно, всем нам доводилось слышать рассказы, но они мало что дают.

– Тогда почему же ты пошла на риск? – не отставала Линден. – Почему позволила нам зайти так далеко на север?

– Возможно, это было моей ошибкой, – безо всякой снисходительности к себе ответила Первая. – Но южный лед тонок, а я искала безопасный путь. И не считала опасность, исходящую от этих зверей, такой уж грозной. Великаны не боятся холода, и убить любого из нас не так-то просто. Я решила, что четырех Великанов более чем достаточно, чтобы защитить вас. И едва не поплатилась за это, – добавила она еще более сурово. – Недостаточные знания подвели меня. Впрочем, все это глупости, – пробормотала великанша себе под нос. – Всякое знание не более чем химера, ибо за пределами его непременно лежит иное знание, и неполнота того, что известно, делает любое знание ложным. Я же знала – и считала это непреложной истиной, – что аргулехи не могут нападать скопом. Дело в том, что это не разумные существа, а дикие звери, свирепые и злобные, как сама порождающая их стужа. Они воплощают в себе ненависть, и ненависть эта распространяется не только на теплокровные существа, служащие их добычей, но и на им подобных. Согласно всем – решительно всем! – рассказам, какие мне доводилось слышать, лучшей защитой от напавшего аргулеха всегда служило появление другого. Эти твари уничтожают друг друга с такой яростью, что забывают даже о добыче. Во всяком случае, так о них рассказывали. Вот потому-то, – проворчала Первая, – я и сочла север безопасным. Против одного аргулеха четырех Великанов более чем достаточно. Мне даже в голову не приходило, что они смогут отбросить взаимную враждебность и начать действовать совместно.

Линден уставилась в ледяное пространство. Хоннинскрю внимательно разглядывал свои узловатые руки. Прочистив горло, Ковенант нарушил затянувшееся молчание.

– Так что же случилось? – спросил он, опасаясь, что ответ известен. Солнечный Яд неуклонно искажал природные свойства всего живого. Но неужто влияние Лорда Фоула распространилось так далеко? – С чего это они так изменились?

– Не знаю, – хмуро ответила Первая. – Я бы скорее поверила в возможность изменить сущность Камня и Моря, нежели преодолеть взаимную ненависть этих бестий.

И вновь Ковенант подавил стон. Он все еще находился в сотнях лиг от Ревелстоуна, однако страх мучительно гнал его вперед, словно отряд уже находился в пределах досягаемости источаемою Презирающим Зла.

Неожиданно Линден вскочила на ноги, бросила взгляд на восток, будто оценивая расстояние, и отрывисто сказала:

– Они приближаются. Я-то думала, мы отделались от них окончательно. Но нет, по-видимому, совместная охота – не единственное, чему они научились.

Хоннинскрю крепко выругался. Первая, жестом указав ему и Сотканному-Из-Тумана на сани, помогла мужу подняться. Не теряя времени, капитан и Сотканный-Из-Тумана упаковали и погрузили припасы. Ковенант тоже тихонько произнес ругательство. Ему очень хотелось улучить минутку и поговорить с Линден с глазу на глаз, но, в конце концов, он последовал ее примеру и забрался в свои сани.

И вновь впереди бежала Первая. Стремясь оторваться от преследователей как можно дальше, она задала самый быстрый темп, какой только мог выдержать Красавчик. Кайл держался между санями. Он бежал легкой рысцой, словно уже полностью восстановил силы. В хвосте колонны, отбрасывая тени друг на друга и на продуваемую ветром ледяную пустыню, двигались Вейн и Финдейл.

В ту ночь отряду почти не пришлось отдыхать, хотя и Красавчику отдых был необходим. Вскоре после восхода луны природная осторожность побудила Кайла поднять Линден. Проснувшись, она проверила воздух, и отряду пришлось спешно сниматься с лагеря. С полнолуния минуло всего три дня, небо оставалось ясным, и находить дорогу Первой удавалось без особого труда. Но продвижение тормозила крайняя усталость Красавчика. Без помощи жены он мог бы двигаться разве что шагом. К тому же, пытаясь подкрепить силы, он так часто прикладывался к фляге с «глотком алмазов», что был не совсем трезв и даже время от времени пытался затянуть какую-то заунывную песню. Правда, до сих пор путникам удавалось удерживаться на безопасном расстоянии от чудовищ, но увеличить темп они уже не могли.

30
{"b":"7326","o":1}