ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Конец Смуты
Поступай как женщина, думай как мужчина. Почему мужчины любят, но не женятся, и другие секреты сильного пола
Отбор с сюрпризом
Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию
Ужасная медицина. Как всего один хирург Викторианской эпохи кардинально изменил медицину и спас множество жизней
Хюгге, или Уютное счастье по-датски. Как я целый год баловала себя «улитками», ужинала при свечах и читала на подоконнике
Линейный крейсер «Худ». Лицо британского флота
Гвардия в огне не горит!
Сломленные ангелы
A
A

– О черт! – простонал Ковенант, голова которого снова пошла кругом. – А что если эта проклятая веревка не выдержит? И вообще, с чего это Великаны решили, будто сани можно спустить на воду?

Однако выбора у него не было. Аргулехи приближались. К тому же он должен был каким угодно способом добраться до Страны и попасть в Ревелстоун. Да, выбора не было, тем паче, что Великаны уже действовали. На мгновение Ковенант обернулся к Линден, но та ушла в себя, стараясь совладать с собственным страхом.

Он молча залез в сани и попытался покрепче упереться ногами в узлы, а окоченевшими пальцами ухватился за поручни. Кайл обернул трос вокруг лодыжек безучастного ко всему Вейна, узлом затянул его на обоих кулаках и, прислонившись к саням спиной, стал толкать их к обрыву.

Лишь когда сани зависли над краем пропасти, Линден, словно только сейчас заметив, что происходит, вымолвила:

– Держись крепче.

Ковенант прикусил щеку, да так сильно, что кровь размазалась по губам и заиндевелой бороде.

Кайл осторожно стравил трос, и вес саней потащил его в сторону Вейна. Тот не шелохнулся: казалось, будто зацепленный за лодыжки трос с привешенными к нему санями не доставляет отродью демондимов ни малейшего беспокойства. Не дрогнул и харучай: медленно и плавно он опускал сани с Ковенантом вниз по почти отвесному склону.

Стараясь справиться со страхом, Ковенант сглотнул наполнившую рот кровь. Головокружение прошло, ибо самое худшее было уже позади. Фут за футом Кайл стравливал канат, и сани скользили к воде. Несколько раз натянувшийся трос откалывал от края ледника куски льда, но вызванные этим рывки были не слишком сильными. Обложенный со всех сторон мягкими узлами, Ковенант мог не бояться падения. Снизу донесся ободряющий возглас Красавчика. Темное море казалось тягучим, словно черный дьявольский елей, однако четыре Великана плавали в нем, как в обычной воде, и лишь одному Красавчику требовалась поддержка.

Когда передний край саней приблизился к самой воде, Сотканный-Из-Тумана подплыл к ним и поставил полозья себе на плечи. Кайл еще больше стравил канат, сани выровнялись и опустились на воду. Сотканный-Из-Тумана отвязал трос, и Кайл вытянул его вверх. Хоннинскрю, поднырнув под сани и практически держа их на своей спине, поплыл прочь от ледяной стены. Первая что-то крикнула Ковенанту, но плеск воды заглушил ее голос.

Боясь нарушить хрупкое равновесие, Ковенант не поворачивал головы, однако краешком глаза все же ухитрялся следить за спуском саней Линден. Уверенный в Кайле, он со страхом думал о том, что может прийти в голову Вейну, и несколько успокоился, лишь увидев, как вторые сани опустились на плечи Сотканного-Из-Тумана. По знаку Первой Кайл сбросил вниз трос и легко соскользнул по почти отвесному ледяному склону.

Теперь Ковенант сосредоточил все свое внимание на видневшейся в полулиге низкой полоске берега. Расстояние казалось слишком большим, и Ковенант с трудом мог поверить в то, что Хоннинскрю и Сотканному-Из-Тумана хватит сил доплыть туда самим и доставить сани. В любой момент их могло поглотить алчное холодное море.

Несокрушимая выносливость Великанов и впрямь подверглась суровому испытанию, но они не сдавались. Первая помогала держаться на поверхности мужу. Бесстрашный харучай плыл между санями и поддерживал то одни, то другие всякий раз, когда что-то нарушало равновесие. Малейшее волнение, не говоря уж о шторме, стоило бы храбрецам жизни, но море оставалось спокойным. С холодным равнодушием оно предпочло не заметить брошенный ему вызов.

Во имя Поиска, во имя друга Великанов Томаса Ковенанта и Избранной Линден Эвери Великаны выстояли.

В тот вечер путники разбили лагерь на твердом, усыпанном галькой берегу. Чувствовали они себя так, будто достигли небес обетованных.

Глава 6

Ледовое побоище

Впервые с тех пор, как он выбрался из теплого камбуза «Звездной Геммы», у Ковенанта возникло ощущение, что кости его несколько отогрелись. Омывавшее побережье теплое течение не только не давало морю замерзнуть, но и немного смягчало суровость зимы. И как бы ни была тверда прибрежная галька, все же под ногами находилась земля, а не ледяной панцирь. Разложенный Сотканным-Из-Тумана костер – поскольку все Великаны слишком устали, чтобы бороться со сном, присматривал за ним Кайл – распространял благодатное тепло. Завернувшись в одеяла, Ковенант уснул сном праведника, а когда проснулся, тотчас решил, что малость перекусит и снова завалится на боковую. Отряд заслужил, по крайней мере, один день отдыха. Во всяком случае, Великаны имели на него право.

Но, бросив взгляд на море, Ковенант мигом забыл об отдыхе. Восходящее солнце было скрыто за затянувшими небосвод облаками, и рассвет занялся неяркий, однако покинутый отрядом массивный ледник он разглядел без труда. Разглядел и поначалу не поверил своим глазам. Но уже через мгновение все сомнения отпали.

От подножия ледяной стены, с того самого места, откуда отряд пустился вплавь, к берегу шел намерзший за ночь ледяной клин. Судя по его размерам, лед был довольно прочным, а острие клина нацелилось прямо на отряд.

Едва не застонав от отчаяния, Ковенант позвал Первую. Пока воительница разглядывала ледник, у Ковенанта еще теплилась надежда на то, что он ошибся и острое зрение позволит Великанше найти иное объяснение происходящему. Но надеялся он напрасно.

– Похоже, – ворчливо пробормотала она, – аргулехи не отстают.

Проклятие! Ковенант вспомнил ужас ледового плена, поежился и хрипло спросил:

– Сколько времени у нас в запасе?

– Не знаю, – отвечала Первая, – я ведь не видела, когда они начали наращивать лед. Скорость их оценить трудно, но я бы очень удивилась, доберись они до берега раньше завтрашнего утра.

Некоторое время Ковенант продолжал чертыхаться, но, в конце концов, умолк. Гнев был столь же неуместен, как и надежда. Повинуясь указаниям Первой, так толком и не отдохнувшие, путники принялись собирать вещи. Никто не роптал: необходимость бегства не вызывала сомнений. Вконец измотанная беспрерывным напряжением последних дней, Линден выглядела не лучшим образом. Зато Великаны если и не восстановили силы полностью, все же изрядно приободрились. Глаза Красавчика оставались уставшими, но в них вновь появились веселые огоньки. Сотканный-Из-Тумана хоть и не сумел потягаться в выносливости с Кайлом, держался с достоинством, словно предвидел, что его соплеменники сложат о подвигах отряда хвалебные песни.

Ковенант не знал, как преодолели пролив Вейн и Финдейл, но оба – отродье демондимов с его загадочной пустотой и исполненный боли Обреченный – находились здесь, а стало быть, никакие вопросы не имели смысла.

Снявшись с места, путники двинулись по пологому, покрытому галькой склону вверх, к окаймлявшей побережье неровной линии холмов. Пока местность оставалась ровной, Ковенант и Линден шагали рядом с Кайлом и санями. Хотя Ковенант и чувствовал себя не лучшим образом, его радовала возможность самому нести свою ношу, не карабкаясь при этом по утесам и не рискуя свернуть шею. Кроме того, он хотел поговорить с Линден, рассчитывая выяснить, как она себя чувствует. Не обладая видением, он не мог самостоятельно оценить ее состояние. Но как только путники перевалили холмистую гряду, за которой расстилалась широкая низина, пошел снег. В считанные минуты завеса тяжелых хлопьев скрыла горизонт, и очень скоро снежный покров стал достаточно плотным, чтобы по нему могли скользить сани. Ссылаясь на то, что это позволит двигаться гораздо быстрее, Первая уговорила Ковенанта и Линден усесться в сани. Густой снегопад не мешал ей вести колонну: помогало острое зрение и прирожденное чувство рельефа.

Ближе к вечеру снегопад кончился и путники обнаружили, что находятся посреди ничем не примечательной белой пустыни. Первая поднажала, и теперь сани неслись быстрее, чем мог бы бежать самый быстроногий человек. «Только ранихины», – подумал Ковенант. Только ранихины могли бы с тем же неуемным рвением нести его навстречу судьбе. Но всякая мысль о великих лошадях, одном из великолепнейших украшений Страны, причиняла ему боль. Спасаясь от Солнечного Яда, они вынуждены были бежать, может быть навсегда. Возможно, им уже никогда не удастся вернуться.

32
{"b":"7326","o":1}