ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Сущность, — подумала Линден. — Закон. Они то, что они естьлюди необычные и чуждые нам,но их воля тоже ограничена своими рамками». «Звёздная Гемма» снова нырнула вниз. Линден вцепилась в борт. Разверзшийся внизу хаос был смертью.

Переждав следующую волну, она решилась ещё на одну попытку:

— Тогда объясни Хоннинскрю, что делать. Укажи ему путь. Финдейл удивлённо приподнял бровь:

— Указать путь? Но если бы он этого хотел, то его вопрос уже достиг бы меня. Нравственно ли это? Впрочем, сейчас это уже бесполезно. — Корабль снова нырнул, и сквозь свист ветра и рокот воды до Линден донеслось равнодушное резюме элохима: — Время для подобных вопросов уже ушло.

В это время нос корабля на миг застыл на гребне волны, и Линден поняла, что имеет в виду Обречённый.

Из глубин урагана на них надвигалась водяная стена высотой с корабль. Рядом с ней все остальные волны казались мелкой рябью; ветер, гнавший её, достигал чудовищной силы. Казалось, море встало на дыбы и приближается к кораблю монолитом, бурлящим, как тёмная магма.

Он шёл прямо на «Звёздную Гемму».

Линден помертвела от страха. За секунду до того, как шквал обрушился на корабль, до неё долетел слабый возглас капитана:

— Берегись! — тут же унесённый ветром, взвывшим в её ушах, словно тысячи грешников в аду.

Когда гребень вала обрушился, Линден бросилась на Финдейла: то ли для того, чтобы удержаться за него и спастись, то ли для того, чтобы утащить его в пучину вместе с собой, — она и сама не знала. Мощь рушившейся на них водяной стены уничтожала все различия и условности. Но её руки прошли как бы сквозь элохима. Линден успела бросить на него последний укоризненный взгляд: глаза Обречённого были полны скорби.

«Гемма» легла на левый борт, и Линден вдруг оказалась в воде без всякой поддержки.

Тщетно пыталась она уцепиться хоть за что-нибудь — руки беспомощно скользнули по краю борта, и её смыло в море.

Всё произошло так ошеломляюще быстро, что она сначала не заметила ни того, что вода сомкнулась над её головой, ни бешеного течения, ни невероятной плотности воды, давящей на неё со всех сторон. Но в ту же секунду что-то сильно рвануло её за запястье и вытащило на поверхность. Она очутилась в десяти-пятнадцати футах от корабля. Его правый борт был ещё погружён в воду, и палуба стояла почти вертикально, грозя обрушиться на неё и расплющить между камнем и водой.

Но пока не обрушилась. Каким-то необъяснимым образом кораблю удавалось балансировать, почти наполовину затонув правым бортом. А Линден не давал утонуть Кайл. Он насмерть вцепился в её запястье, а его самого за лодыжки держал Кир.

Сорваться в море харучаям не давал Вейн. Он стоял так же крепко, под прямым углом к палубе, словно был приклеен к ней. Но за это время успел переместиться ближе к носу. Он-то и держал Кира за ноги.

Он даже не поднял головы, чтобы убедиться, что Линден спасена.

Борясь со встречным течением, Кир сумел подтащить Кайла ближе к кораблю, а тот потянул за собой Линден. Медленно харучаи подтягивались друг к другу, пока, наконец, Кайл не уцепился свободной рукой за локоть Вейна. Юр-вайл ничем не пытался облегчить их усилия, он просто держал Кира до тех пор, пока Линден тоже не вцепилась в него, и только тогда разжал руки и отпустил харучая. Линден, помогли взобраться Вейну на спину, и только здесь она смогла, наконец, отдышаться.

Она нахлебалась воды, и во рту было солоно. А тут ещё её скрутило в приступе раздирающего лёгкие кашля. Но когда он прошёл, она почувствовала, что дышать стало намного легче. Вставшая торчком палуба находилась с подветренной стороны, и здесь было сравнительно тихо. Но море перед ней бурлило, словно в котле.

Окончательно придя в себя, Линден, наконец, осознала весь ужас положения корабля Великанов.

Каждым нервом она ощущала боль, пронизывающую его гранитное тело. Он стонал, словно раненое животное, попавшее в ловушку. От носа до кормы, от киля до кончика грот-мачты он содрогался и трепетал. Разве могло прийти в голову его создателям, что он когда-нибудь подвергнется подобным испытаниям? «Звёздная Гемма» погрузилась уже настолько глубоко, что такелаж полоскался в воде. Судно по-прежнему держалось поперёк ветра, гнавшего его по морю с огромной скоростью.

Если бы на море всё ещё было волнение, то корабль давно бы уже затопило, но шквал, уйдя вперёд, словно сутюжил все море за собой, оставив ровную рябь. И всё же корабль мог вот-вот перевернуться. На счастье, его мачты со всей оснасткой точно уравновешивали тяжёлый киль, и только благодаря этому он ещё балансировал.

В какой-то мере ему помогала сумасшедшая сила ветра, который в ленты изорвал остававшиеся паруса, и теперь можно было не опасаться, что из-за них корабль опрокинется. И всё же надежда на то, что «Гемма» не потонет, была хрупкой, как старая кость. Любая перемена ветра, любое волнение на море, любая малейшая перемена погоды — все могло нарушить этот неустойчивый баланс между жизнью и смертью.

Великаны, очевидно, собрались у помп, но Линден не представляла, как они смогут справиться со всеми этими потоками, ежесекундно заливавшими трюмы сквозь все щели, люки и сорванные с петель двери кубрика. Ветер свистел в трюмах, носясь сквозь выбитые иллюминаторы, и ей казалось, что он хочет сквозь камень палубы пробиться к ней. Его пронзительные завывания терзали её мозг, как зубья тупой пилы. Бессознательно она стиснула зубы так сильно, что заломило скулы, но боль продолжала терзать её, словно в голову забивали гвозди.

Сначала она не могла думать ни о чём, кроме той ужасной опасности, которой подвергался корабль. Но затем в голову пришла мысль, от которой сердце мучительно сжалось. Линден схватила Кайла за грудки и, пытаясь перекричать стоны ветра, заорала ему в лицо:

— Ковенант!

Его каюта находится по правому борту! Её, наверное, полностью залило. Он же не мог сам выбраться, когда море, сорвав двери с петель, хлынуло внутрь. Наверное, он, беспомощный и безучастный ко всему, так и сидел там, у стола, пока не захлебнулся.

— Бринн за ним присмотрел, — буркнул Кайл. — Юр-Лорд в безопасности.

Жив! Боже правый! Значит, ещё есть надежда!

— Отведи меня к нему! — крикнула Линден.

Кайл — повернулся, и что-то крикнул Великану, сидевшему верхом на фоке, и тот сразу же бросил им канат. Харучаи поймали его и завязали вокруг пояса Линден, затем сами уцепились за него, и Великан легко втащил всех троих наверх. Вейн словно и не обратил внимания на то, что избавился от своей ноши. Он продолжал висеть почти параллельно воде так низко, что отдельные брызги долетали до его лица. На данный момент он уже выполнил всё, что соответствовало его тайным целям, а до остального ему, казалось, и дела не было.

Как только Линден оказалась рядом, Великан на радостях, что она жива, заключил её в горячие объятия. Оказалось, что это был Сотканный-Из-Тумана. Не переставая прижимать Линден к груди, он через её плечо неустанно превозносил до небес и благодарил харучаев за её спасение. Его радости не было предела.

После всех ужасов шторма великанское объятие давало восхитительное ощущение стабильности, но Линден не могла себе позволить расслабиться: корабль был на грани крушения.

— Где Ковенант? — крикнула она, надсаживая сорванные связки.

Бережно её придерживая, Великан помог ей усесться и указал в сторону кормы:

— Капитан собрал большинство экипажа у бизани. Друг Великанов Ковенант тоже там! А мне надо идти помогать на помпах.

Харучаи кивнули, и Сотканный-Из-Тумана повис на руках, а затем по остаткам такелажа добрался до одного из люков и исчез в нём.

А харучаи, придерживая Линден с двух сторон, двинулись в сторону кубрика.

Цепляясь за «линию жизни», они почти донесли её к дверям надстройки. Внутри они обнаружили, что Великаны уже натянули множество канатов, по которым добраться на корму было значительно легче. Внутри кубрик выглядел ужасно: единственный уцелевший фонарь висел под углом на каменном столбе грота и слабо освещал поломанные столы и скамьи, в беспорядке плавающие по тёмной глади воды, наполовину затопившей некогда столь уютный зал.

55
{"b":"7327","o":1}