ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но якорь-мастер и Яростный Шторм были к этому готовы. По вантам фока уже карабкались матросы, чтобы распустить верхний парус. И как только ветер со всей своей яростью вцепился в него, чтобы растерзать в клочки, рулевая резким манёвром развернула судно.

«Звёздная Гемма» была спасена. Для этого понадобился один-единственный парус и поворот руля. Корабль пошёл по ветру и теперь, благодаря его мощной силе, мог держаться прямо, а пробоина в боку поднялась выше ватерлинии.

Сначала корабль шёл довольно медленно, отягощённый балластом воды в трюмах, и единственный парус в любую секунду мог быть растерзан ветром, но якорь-мастер отдал приказ укрепить его, что, и было сделано доблестным экипажем с искусством и ловкостью. А Великаны у помпы трудились, как титаны. Благодаря их совместным усилиям корабль смог держаться на плаву до тех пор, пока Хоннинскрю не добрался до помпы у правого борта. Когда подключилась к работе и она, дело пошло намного быстрее. Корабль становился все легче, а это, в свою очередь, ослабляло нагрузку на парус. Вскоре якорь-мастер отдал приказ распустить ещё один. И «Звёздная Гемма», израненная, но живая, на крыльях шторма устремилась прямо на юг.

Глава 13

Бхратхайрайн-порт

Шторм никак не желал утихать. Ещё в течение двух дней у «Звёздной Геммы» не было иного выбора, как продолжать идти прямо по ветру, дувшему с неослабевающей ураганной силой. Любая попытка хоть чуть-чуть изменить курс к западу грозила тем, что судно вновь получит крен на правый борт и пробоину снова зальёт. А у Великанов и так дел было по горло, кроме как с утра до вечера стоять у помп. Опасаясь, что волнение на море может усилиться и их зальёт так или иначе, Хоннинскрю принял решение отклониться на пару румбов к востоку для того, чтобы судно получило небольшой крен на левый борт, а правый, израненный, таким образом подвергался бы меньшей опасности.

Корабль продолжал идти только на двух парусах, за которыми днём и ночью следила особая вахта. Но и остальные Великаны не сидели без дела.

Управление кораблём требовало неусыпного внимания и точности работы всего экипажа. Но это было лишь частью вставших перед ним проблем. Падение грот-мачты полностью разворотило трюм в месте её крепления. А тот день, который корабль провёл лёжа на боку, тоже принёс немалые неприятности. Груз и продовольствие в залитых трюмах либо отсырели, либо были безнадёжно испорчены солёной водой. Каюты по правому борту тоже пострадали, как и кладовые. Чтобы после крушения навести на судне порядок, Великаны трудились, не покладая рук, и всё же каюты стали пригодны для житья только к вечеру, а в некоторых пришлось поработать и до глубокой ночи.

Поев, наконец, горячей пищи, Линден почувствовала, что начинает понемногу приходить в себя. К тому же Ковенант, наконец, обрёл покой в своей каюте. Теперь она могла позволить позаботиться и о себе. Её каюта находилась по левому борту и почти не пострадала. С помощью Кайла, не отходившего от неё ни на шаг, Линден расставила всю мебель по местам. Затем залезла в гамак и, расслабившись, позволила шторму убаюкать себя.

Пока ветер не утих, ей ничего не оставалось, как заняться восстановлением сил. Она выходила из каюты только для того, чтобы проверить состояние Ковенанта или помочь Яростному Шторму лечить Великанов.

Однажды Линден решила прогуляться на нос и разобраться с Финдейлом. Ей очень хотелось знать, почему он отказал в помощи ей и кораблю Великанов. Но, увидев его, такого одинокого, словно ему была предначертана участь парии, она почувствовала, что желание задать ему пару резких вопросов почти сошло на нет. Она до сих пор чувствовала безумную усталость, как физическую, так и душевную. Что бы он там важного ни сказал, с этим можно подождать. И она вернулась в каюту и погрузилась в сон.

Линден видела боевое, деловитое настроение экипажа, но у неё не было ни сил, ни умения им помочь. Но когда она ощутила, что корабль приближается к границе шторма, ею овладело такое возбуждение, что, будучи не в состоянии больше бездействовать, она отправилась на поиски какой-нибудь несложной работы, чтобы занять голову и руки.

Заметив её настроение, Мечтатель отвёл её с Кайлом в одно из зернохранилищ, где до сих пор шла разборка маиса. Почти целый день Линден провела там, работая в полном молчании. Они с харучаем засыпали испорченное зерно черпаками в огромное ведро, а Мечтатель выносил его и выбрасывал за борт. Великанский черпак был большим и громоздким, руки скоро заломило, но Линден была рада любой работе.

Время от времени она поглядывала на Мечтателя. Казалось, ему нравилась её компания, будто его Глаз Земли и её видение были чем-то сродни. В остальном он, похоже, немного успокоился и пришёл в себя после потрясения, пережитого им в Элемеснедене. Однако, приглядевшись к Великану повнимательнее, она обнаружила, что его тревожит и сам факт, что «Звёздная Гемма» всё ещё продолжает своё путешествие в поисках Первого Дерева. Линден не пыталась задавать ему никаких вопросов: он всё равно не смог бы на них ответить. Но в его взгляде она читала обречённость. И это как-то было связано с Первым Деревом.

Пребывание у элохимов надломило его. Может быть, свою роль сыграло то, что ему выпало пережить во время испытания, может, то, что ему пришлось отказаться от заветной мечты своей жизни. А возможно, его Глаз Земли увидел уже новую опасность, похлеще Солнечного Яда. А возможно… от одной мысли об этом у Линден засосало под ложечкой… возможно, он сумел разглядеть истинные намерения Лорда Фоула. Ту его главную цель, ради которой он не позволит Поиску достичь Первого Дерева.

Но ей никак не удавалось свести концы с концами в своих гипотезах. И вдруг её пронзила острая тоска по Ковенанту. И она снова задумалась о его нелёгкой судьбе. И тогда она стала перебирать в памяти пелены, окутывающие его сознание, и искать способ разрубить гордиев узел, стягивающий их. Но единственное решение, к которому ей удалось прийти, заключалось в том, что её последняя попытка войти в него не удалась по двум причинам: во-первых, это было насилием над ним, во-вторых — она сама была в тот момент слишком злой. И тут Линден поняла, что стоит перед дилеммой: она ни за что в жизни не отважилась бы войти в него, не будь она в тот момент так зла и настолько слаба перед мраком, таящимся в ней. Настроение у неё окончательно испортилось. В чём-то она походила на Мечтателя, ибо для общения с Ковенантом тоже была как бы немой.

Ближе к вечеру шторм начал стихать и, наконец, оставил корабль в покое, улетев дальше блуждать по морям, словно сумасшедший насильник. «Звёздная Гемма», облегчённо вздохнув, вступила в район затишья. Вибрация гранита донесла до Линден ликование всей команды. Мечтатель выпрямился и застыл без движения, словно вместе со всей командой благодарил корабль и просил у него прощения. Из всех тяжелейших испытаний, выпавших на её долю, «Звёздная Гемма» вышла победительницей.

Несколько минут спустя Кайл сообщил, что капитан просит Избранную прийти к нему. Мечтатель только пожал плечами: всем своим видом он говорил, что может закончить работу и в одиночку. Взглядом, поблагодарив немого Великана за все, даже за то, что не имело имени, а в первую очередь — за спасение Ковенанта, Линден вслед за Кайлом направилась в каюту Хоннинскрю.

Там уже собрались Первая, Красавчик и Яростный Шторм. Над палубой корабля разносились хриплые команды якорь-мастера, который сейчас управлял кораблём.

Хоннинскрю стоял во главе стола, край которого находился на уровне носа Линден; он с головой ушёл в изучение различных свитков пергамента и морских карт. Когда Линден вошла, он поприветствовал её коротким кивком и вернулся к прежнему занятию. Какое-то время тишину нарушал только сухой шелест пергамента.

— Избранная, — наконец сказал капитан, — мы собрались на совет. Нам нужно выбрать курс. И вот что мы имеем. — Он развернул одну из карт, но, сообразив, что Линден не может её увидеть, свернул снова. — Нас отнесло почти на двадцать лиг от курса к Первому Дереву. И всё же сейчас мы находимся от нашей цели не дальше, чем в тот день, когда нас настиг шторм. Мы даже ближе. Да, нас подгоняет спешность нашего дела. Спешка стала для нас насущна с того момента, как Первая встретила Троса-Морского Мечтателя, обладающего Глазом Земли. — На секунду его взгляд затуманился болью. — И сейчас мы осознаем важность нашего Поиска с каждой минутой. Но нельзя не признать того факта, что «Звёздная Гемма» сильно пострадала во время шторма. И теперь путешествие даже по самому смирному морю для нас опасно. А потеря провианта…

61
{"b":"7327","o":1}