ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вдруг толпа зашевелилась и нехотя расступилась перед человеком, направлявшимся прямиком к кораблю. Он был так же смугл, как и большинство зевак, но, судя по одежде, занимал достаточно высокое положение. На нём были туника и штаны из какого-то очень добротного чёрного материала, блестевшего как атлас, пояс, отделанный серебром, а на правом плече сверкал серебряный же кружок со знаком, очевидно, обозначавшим его принадлежность к какой-то официальной структуре. Он не торопясь, прошествовал к корме, всем своим видом давая понять, что корабль подобных размеров не производит на него никакого впечатления, и остановился, очевидно, ожидая, что его пригласят на борт и спустят трап. То, что этого не сделали немедленно, вызвало на его лице гримасу лёгкого раздражения, и он нетерпеливо махнул рукой.

По команде Хоннинскрю гостю в чёрном спустили лестницу. На палубе уже собралась группа для встречи: капитан, Первая и Мечтатель. Туда же Бринн доставил и Ковенанта. Линден вслед за Красавчиком подошла к ним поближе, чтобы лучше видеть. За её плечом тут же вырос Кайл, а Кир с Хигромом ненавязчиво замаячили неподалёку. Только Финдейл и Вейн полностью проигнорировали появление на борту «Геммы» первого бхратхайра.

Через минуту гость перелез через борт и без всяких преамбул заявил:

— Я — капитан порта. — Его гортанный голос резал Линден ухо, и чувствовалось, что он испытывает трудности, говоря на чужом для него языке. — Для того чтобы вы могли здесь пришвартоваться и заниматься торговлей, вам следует получить моё разрешение. Для начала сообщите мне свои имена и название корабля, на котором вы прибыли.

Хоннинскрю бросил взгляд на Первую, но та осталась на месте и даже глазом не повела. Тогда он ответил сам:

— Этот корабль называется «Звёздная Гемма», а я — его капитан Гримманд Хоннинскрю.

Бхратхайр достал вощёную табличку и быстро нанёс на неё несколько знаков.

— А остальные?

— Это Великаны, — с холодным достоинством ответил Хоннинскрю, — а также их друзья. Помнится, в прежние времена Великаны и бхратхайры были союзниками.

— Это в прошлые времена, — ответил капитан порта, надменно глядя на капитана «Геммы». — Но мир не стоит на месте. В мои обязанности не входит знание всех давно канувших в прошлое договоров. Если вы будете продолжать скрытничать, то кара моя будет сурова.

В глазах Первой вспыхнула ярость, её рука машинально ухватилась за пустые ножны, но тут же бессильно повисла. С трудом сдерживаясь, Хоннинскрю назвал поимённо всех своих спутников.

Бхратхайр занёс список в свою табличку.

— Ладно, — сказал он, когда с этим было покончено. — Какой у вас груз?

— Груз? — мрачно повторил Хоннинскрю. — Нет у нас груза.

— Как это нет груза? — возмутился бхратхайр. — Вы что, прибыли сюда не для торговли?

— Нет, — хмуро отрезал Хоннинскрю, вызывающе скрестив руки на мощной груди.

— Тогда вы просто сумасшедшие. Что вам здесь надо?

— У тебя есть глаза, — пророкотал Великан. — Разве ты не видишь, что корабль сильно пострадал во время шторма. Мы пришли сюда за помощью. Нам нужны камень, парусина…

— Довольно! — брызгая слюной, взорвался бхратхайр, словно немилосердно пекущее солнце уже основательно подогрело его и для того, чтобы довести его до точки кипения, не хватало самой малости. — Вы либо тупые дикари, либо просто идиоты! Мы вам не какая-нибудь деревенщина, которая подожмёт хвосты от страха перед такими дылдами, как вы! Мы — бхратхайры! Мы живём на краю Великой Пустыни и ведём постоянную борьбу за выживание! Все наше богатство мы получили неустанным трудом. Мы ничего не даём даром! Если у вас нет груза, вы можете расплатиться с нами деньгами. Но если у вас нет денег, вам придётся уйти ни с чем. Это моё последнее слово.

Хоннинскрю спокойно смотрел на офицера, но видно было, что он весь подобрался, готовясь встретить грудью любую опасность.

— А если мы не уйдём? Будете выгонять нас силой? Только подумай сначала, чего вам это будет стоить.

Но на бхратхайра слова капитана не произвели никакого впечатления.

— Что ж, если вы не пожелаете заплатить или добровольно убраться, ваш корабль будет разрушен ещё до того, как наступит ночь. Но ни один человек не поднимет на вас руку. Вы, если на то будет ваша добрая воля, можете беспрепятственно сойти на берег. Как только желающие сойдут, ваше корыто будет атаковано пятью галеонами, оснащёнными катапультами. Они стреляют огнём и такими огромными камнями, что вскоре на этом месте останется только груда щебня. И та на дне.

Хоннинскрю угрюмо молчал, о чём-то размышляя. У Линден внутри стал расползаться холодный липкий страх: а что если она, приняв решение свернуть с курса, совершила очередную ошибку и поставила всех в безвыходное положение? Все молчали.

Налетела стайка любопытных птиц и, наспех исследовав новый корабль, быстро умчалась.

— Якорь-мастер, — тихо позвал Хоннинскрю, но его бас достиг ушей помощника, все ещё находившегося на мостике. — Готовь корабль к атаке. Яростный Шторм. — Боцманша стояла рядом. — Придержи-ка пока этого… капитана.

Могучие пальцы Великанши сомкнулись вокруг шеи бхратхайра.

— Он скор на гнев. Пусть же теперь посмотрит, как умеем гневаться мы.

— Идиоты! — взвыл офицер, изо всех сил пытаясь говорить грозно и внушительно. Но это у него плохо получилось: с побагровевшим от великанской хватки лицом он выглядел как человек, которого вот-вот хватит апоплексический удар. А внушительный баритон сменился сиплым свистом закипевшего чайника. — Дикари! Ветра сейчас нет! Вы здесь в ловушке до вечернего прилива!

— Ну, тогда ты в ещё более надёжной ловушке, чем мы, — тихо пророкотал Хоннинскрю. — Очень скоро мы получим большое удовольствие, поучив ваш город уму-разуму и тому, что силу Великанов надо уважать. Когда бхратхайрам понадобилась наша дружба для того, чтобы мы поддержали их в борьбе с Горгонами, мы с лёгкостью подарили им её. Теперь же вам нужна наша вражда. Что ж, и за этим дело не станет.

Толпа на пирсе, зашумела, и Линден оглянулась, чтобы проверить, не собираются ли они напасть на корабль.

Но, как оказалось, зеваки гневались не на Великанов, а на пятерых пробивавших дорогу к кораблю всадников, одетых во всё чёрное. Это, вне всякого сомнения, были военные: их серебряные кирасы, круглые щиты и шлемы слепили глаза, за спину были закинуты арбалеты, и на боку у каждого висела сабля. Вырвавшись, наконец, из толпы, они пустили коней в галоп, доскакали до трапа, свисавшего с борта «Геммы», и остановились как по команде.

Четверо так и остались верхом, а пятый, кирасу которого украшала червлёная эмблема в виде чёрного солнца, спешился и стал быстро подниматься по трапу. Когда он Шагнул на палубу, Кир, Хигром и Великаны встретили его крайне недружелюбно; но он, словно не замечая их, быстрым взглядом окинул корабль, нашёл глазами полузадушенного чиновника и, не сходя с места, принялся на него орать.

Он орал на довольно неблагозвучном, с точки зрения Линден, языке, который, как она догадалась, и был бхратхайрским. Но ни слова из его пламенной речи она, естественно, не поняла. Капитан порта сдавленно пытался оправдываться, так как боцманша его всё ещё держала. И тут Линден почувствовала лёгкий толчок в бок. Она оглянулась на стоящего рядом Красавчика и увидела, что его глаза смеются. Он хитро подмигнул ей, и она вспомнила о способности к языкам, которой обладали все Великаны. Но остальные члены экипажа, не желая выдавать свой секрет, стояли с абсолютно непроницаемыми лицами.

Издав последний вибрирующий вопль, от которого капитан порта позеленел, новоприбывший спокойно обернулся к Хоннинскрю и Первой:

— Приношу вам свои извинения. Капитан порта должен быть строгим и исполнительным, но инициативным, а этот недоумок, — в последнее слово он вложил столько яда, что капитан стал фиолетовым и пошёл лимонными пятнами, — перестарался и полез в формалистику. Будем знакомы, я — Раер Крист, кайтиффин кавалерии гаддхи. Прибытие вашего корабля было замечено в Удерживающей Пески, и меня немедленно послали встретить вас, как подобает. Увы, я слишком долго пробивался по запруженным толпами улицам, а потому опоздал и не пресёк это досадное недоразумение в самом корне.

65
{"b":"7327","o":1}