ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С усилием разлепив веки, она увидела освещённое льющимся из открытого иллюминатора лунным светом лицо Кайла. Он поднялся по лесенке явно для того, чтобы разбудить её. Её горло саднило, словно его драили наждаком, а стены каюты ещё хранили эхо её крика.

— Кайл! — выдохнула Линден. — Боже мой, Кайл!

— Ты беспокойно спала. — Его голос был столь же невыразителен, как и лицо. — Великаны говорят, что от «глотка алмазов» так не бывает.

— Нет, это не от него. — Она попыталась сесть, борясь с оцепенением. Видения из кошмара ещё роились в её мозгу; но благодаря им её вечерние предощущения приобрели новый смысл. — Найди Ковенанта.

— Юр-Лорд отдыхает, — бесстрастно ответил харучай. Переполненная решимостью, Линден перелезла через край гамака и упала прямо в руки Кайла.

— Найди его! — И прежде чем харучай успел возразить, она исчезла за дверью.

В освещённом фонарями коридоре Линден чуть не налетела на Мечтателя. Привлечённый криками, немой Великан спешил в сторону её каюты. Линден на секунду замерла, поражённая сходством между своим сном и видением, лишившим Великана голоса и подвигнувшим его народ пуститься в Поиск раны Земли. Но сейчас у неё не было времени размышлять над этим. Корабль в опасности! И она стремительно бросилась наверх.

Выбравшись на палубу, она оказалась в тени капитанского мостика, ярко освещённого луной. Наверху вырисовывались силуэты нескольких Великанов. Поднявшись, она узнала боцманшу и пару Великанов из её вахты.

— Разыщите Первую! — стараясь не выдавать страха, потребовала Линден.

Боцманша — Великанша мощного телосложения по имени Яростный Шторм — была предрасположена к полноте и, очевидно, поэтому имела некоторую склонность к флегматичности. Однако она не стала терять ни минуты на расспросы.

— Приведи Первую, — кивнув одному из матросов, велела она. — И капитана.

Матроса как ветром сдуло.

Отдышавшись, Линден заметила Кайла, стоявшего рядом. Она не стала спрашивать, позвал ли он Ковенанта, — белый узкий шрам, тянувшийся от плеча до локтя харучая, след от раны, полученной им при спасении её от Рысака, был лучшим доказательством верности.

На мостик поднялся Ковенант в сопровождении Бринна. В лунном свете он казался слабым и потрёпанным, но голос его звучал твёрдо:

— Линден?..

Она прервала его жестом, чтобы он не мешал сосредоточиться. Ковенант обернулся к Кайлу, но, прежде чем он успел открыть рот, на мостике появился Хоннинскрю, выпятив бороду так, словно именно она представляла главную защиту корабля от любой напасти. За ним следовала Первая.

Линден повернулась и, предвосхищая все расспросы, дрожащим голосом сказала:

— На корабле Опустошитель.

От этих слов ночь словно сгустилась. Наступила полная тишина. Наконец Ковенант почти беззвучно спросил:

— Ты уверена?

— Что такое «Опустошитель»? — перебила его Первая голосом, в котором прозвучали металлические нотки.

Один из парусов словно в ответ хлопнул и безвольно обвис на рее, так как ветер переменился. Палуба заходила ходуном. Боцманша тут же негромко отдала несколько команд переставить паруса по ветру. «Звёздная Гемма» стала поворачивать на другой галс. Линден словно вросла ногами в палубу и, борясь с дурнотой, ответила:

— Совершенно уверена. — Она всё ещё не могла справиться с дрожью. — Я чувствую. — Теперь, наконец, её ощущения прояснились. — Сначала я не понимала, в чём дело. Со мной уже бывало подобное. Но раньше, прежде чем мы оказались здесь.

Она сказала это и осеклась. Только сейчас она осознала насколько схожи были по сути её прежние депрессии, вызываемые Гиббоном. Но, глядя на встревоженные лица Великанов, она заставила себя продолжать:

— Вот я и приписывала то, что со мной происходит, своим старым бедам. Но я ошибалась. Он на корабле. Прячется. Именно поэтому я не распознала его раньше. — У неё перехватило горло, и голос почти сорвался на визг: — Да, здесь, на корабле!

Ковенант бросился к ней, схватил её за плечи и потряс, будто пытался остановить начинающуюся истерику:

— Но где именно?

— Так что это такое? — перебил его Хоннинскрю. — Пока что я капитан на корабле. И должен знать, что за опасность нам грозит.

Но Линден не смотрела на него: она впилась глазами в Ковенанта, словно пыталась набраться у него отваги.

— Я не знаю.

Защитить его. Гиббон-Опустошитель говорил ей: «Ты была избрана». Она, а не Ковенант. Но любая атака на неё была манёвром, отвлекающим от истинной атаки — на Ковенанта.

— Где-то внизу.

Ковенант тут же отпустил её и одним прыжком оказался у лестницы, бросив через плечо:

— Пошли. Поможешь отыскать его.

— Ты что, с ума сошёл? — закричала она, чуть не заплакав от отчаяния. — Ты собираешься здесь…

Ковенант остановился и повернулся к ней. В свете луны черты его лица были почти неразличимы, лишь выделялись яростно сжатые челюсти и заострившиеся скулы. Да, он уже был готов воспользоваться своей силой.

— Линден Эвери, — сурово сказала Первая. — Мы ничего не знаем об Опустошителе. Ты должна объяснить нам, что это такое.

Голос Линден вознёсся в мольбе к Ковенанту не подвергать себя опасности:

— Разве ты не рассказывал им о Печали? О Великане-Опустошителе, убившем всех… — Голос её пресёкся.

— Нет. — Ковенант вернулся к ней и встал рядом так близко, что Линден почувствовала, как уверенность, исходившая от него, гонит прочь все её страхи. — Я говорил в Коеркри о Великане-Опустошителе, но никогда не рассказывал о нём подробно.

Он обернулся к Первой и капитану:

— Я говорил вам о Лорде Фоуле, Презирающем. Но мне как-то в голову не приходило рассказать об Опустошителях. Это три его самых послушных и сильных слуги. У них нет своих тел, поэтому они вечно охотятся за чужими, чтобы одержать их.

Он ронял слова, словно капли крови. Крови Джоан и многих других, кого Линден не знала.

— Старые Лорды считали, что ни харучая, ни Великана Опустошитель одержать не может. Но у торайи Херима был осколок Камня Иллеарт, который дал ему возможность вселиться в тело Великана. Это был один из Мёртвых, которых мы видели в Коеркри. Именно он безжалостно уничтожил всех Бездомных.

— Понятно, — кивнула Первая. — Для нас этого более чем достаточно. Но почему это Зло теперь пришло к нам? Оно что, хочет помешать Поиску? Но на что оно надеется, если большинство из нас — харучаи и Великаны? — И вдруг она резко бросила: — А может, оно пришло по твою душу? Или по душу Избранной?

Линден открыла было рот, чтобы объяснить свои предчувствия, но Ковенант её опередил.

— Скорее всего именно так, — отрезал он и обернулся к Линден: — Ты права. Мне не нужно искать, где он прячется. Но ведь найти его как-то надо. И надо с ним что-то сделать. Ты единственная, кто может найти его. Так где он?

Линден не могла противостоять мощному волевому импульсу, направленному на неё Томасом, но страх сжимал её сердце, и она лишь повторила упавшим голосом:

— Где-то внизу.

Первая с капитаном переглянулись.

— Избранная, — мягко произнёс капитан, — в трюме у нас настоящий лабиринт. Отдельных помещений столько, что понадобится очень много времени, чтобы обследовать их тщательно. К тому же мы не умеем видеть, как ты. Если у этого Опустошителя нет тела, то как вообще мы сможем его обнаружить?

Линден поперхнулась нараставшим в горле криком. Гиббон уже раз коснулся её, и его порча пропитала её тело насквозь, да так, что очиститься ей уже не дано. А что станет с ней, если он коснётся её ещё раз?

Но с другой стороны, капитан прав: кто, кроме неё, в состоянии выявить таящуюся угрозу? Корабль в опасности, а значит, в опасности и Ковенант. И в конце концов, именно сейчас наступила та минута, когда Линден сама может представлять опасность для козней Лорда Фоула, а не только для своих друзей. Неудачи с Джоан, Маридом и Гиббоном научили её не сомневаться в своих силах. До сих пор она не пыталась бороться и лишь опускала руки, как и её родители.

7
{"b":"7327","o":1}