ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Увели?

— Юр-Лорда увели. За ним пришла леди Алиф и от имени кемпера увела его за собой.

Линден все ещё не могла прийти в себя после кошмара. Она с недоумением воззрилась на харучая:

— Зачем?

Кайл только пожал плечами:

— Она лишь сказала: «Касрейн-Круговрат хочет поговорить с Томасом Ковенантом».

Увели. Подозрение, острое как нож, кольнуло ей сердце:

— А Бринн с ним?

— Нет, — бесстрастно ответил харучай.

— Ты хочешь сказать, что вы позволили… — Её глаза округлились от ужаса. Она вцепилась в плечи Кайла и затрясла его: — Вы что, рехнулись? Почему хотя бы меня не позвали?

Но, заглянув в его непроницаемые глаза, она без слов поняла, почему её не позвали и как к ней теперь относятся харучай.

— Чёрт бы вас подрал! — Линден попыталась оттолкнуть его от себя, но вместо этого сама отлетела к стене. Она снова вскочила, обогнула харучая и, бросив через плечо: «Я вам ещё понадоблюсь!» — вылетела из комнаты, не дожидаясь ответа, который, увы, слишком хорошо знала.

В коридоре она встретила Великанов: полуодетых Хоннинскрю, Мечтателя и Первую, которая, словно и не ложилась спать, была облачена в кольчугу и держала на плече щит. Здесь же были Кир и Финдейл с Вейном, по обыкновению безучастные ко всему. Лишь Бринна и Хигрома нигде не было видно.

— Мы недооценили кемпера, — мрачно ответила Первая на немой вопрос Линден. — Вот что рассказал Кир: пока мы тут все храпели, леди Алиф своим придворным кривляньем совсем заморочила голову Хигрому, стоявшему на часах в коридоре, а потом дунула ему в лицо каким-то волшебным порошком, от которого он свалился без чувств. Ни Вейн, ни Финдейл, хоть и видели это, даже пальцем не пошевельнули, и она на их глазах, словно они были сообщниками, прошла в комнату Ковенанта. Там она обработала Бринна, а затем преспокойненько увела Друга Великанов за собой. Почувствовав неладное, Кир выбежал в коридор и уже в самом конце увидел удалявшиеся спины леди Алиф и Ковенанта. Он тут же бросился вдогонку, но догнать не успел — они исчезли. К счастью, Бринн и Хигром быстро пришли в себя и тотчас же отправились на поиски Друга Великанов или хотя бы кемпера. Я думаю, нам нужно последовать за ними.

Линден была вне себя: что нужно этому Касрейну от Томаса? Причём настолько, что он не побоялся пойти на риск и выкрасть его?

Конечно же! Что же ещё, как не кольцо из белого золота? Она была близка к истерике и с трудом находила в себе силы сдерживаться.

— Как это «исчезли»? — накинулась она на Кира.

— Не знаю, — бесстрастно ответил харучай. — Там где-то есть потайная дверь. Они свернули за угол, а куда делись потом — не знаю.

Чёрт побери! Линден пробрала дрожь, когда её осенило, как они смогли исчезнуть. Первой же она сказала:

— Они в Башне кемпера.

— Ахой! — издала боевой клич воинственная Великанша. Несмотря на пустые ножны, она горела желанием действовать. — В Башню кемпера!

По её кивку Хоннинскрю и Мечтатель устремились в коридор; за ними, перейдя на бег, чтобы не отставать, помчался Кир. Линден и Кайл бросились вдогонку, слишком озабоченные судьбой Ковенанта, чтобы особо раздумывать, правильно ли они поступают.

Уже сворачивая за угол, Линден через плечо заметила, что элохим и Вейн тоже последовали за ними, впрочем, без особой спешки.

Почти сразу же участники погони напоролись на стражей, которых они выгнали из своей части яруса. На звероподобных мордах хастинов было написано крайнее недоумение. Некоторые из них даже неуверенно попытались преградить им дорогу, но когда Великаны на бегу их раскидали, остальные так и остались стоять на месте. Но Линден это только ужаснуло: это значило, что внимание Касрейна сосредоточено на ком-то другом. И она боялась думать, на ком именно.

Как и харучай, Великаны отлично умели ориентироваться в незнакомых местах. Руководствуясь врождённым чувством направления, они уверенно мчались по комнатам, переходам, коридорам к лестнице. Будь Линден одна, она давно заблудилась бы, а так через несколько минут они были уже в центральном зале, откуда открывался путь наверх — в ярус Сокровищ.

Сокровищница была ярко освещена. Очевидно, свет тут не гас никогда. Но сейчас, глубокой ночью, здесь не было ни одного человека. Хоннинскрю быстро вёл их по лабиринту галерей. Дойдя до того места, где недавно Первая любовалась мечами, он остановился и тихо спросил:

— Почему бы тебе не вооружиться?

— Не соблазняй меня, — ледяным тоном ответила Великанша. — После того как нам отказали в подобном даре, это было бы объявлением открытой войны кемперу и гаддхи. Я думаю, нам не стоит спешить с этим.

Линден увидела очертания тёмных фигур, поднимавшихся по лестнице со второго яруса.

— Стражи, — пролепетала она. — Кто-то дал им приказ. Первая повелительным кивком отослала Хоннинскрю вверх по лестнице, в зал Величия.

Линден с трудом поспевала за Великанами, спотыкаясь на крутых ступеньках спиральной лестницы. Она уже задыхалась — сухой воздух пустыни резал лёгкие. Она боялась, что в Величии их уже дожидаются хастины. Если им отдан приказ задержать чужаков, то с таким количеством стражей не справиться даже Великанам.

Одолев последнюю ступеньку, она огляделась и с ужасом убедилась, что её страхи полностью оправдались: их встречали несколько сотен ощетинившихся копьями хастинов, широким полукругом загородивших им дорогу. В неверном полумраке тронного зала они казались порождениями тьмы.

А преследующие их стражи уже начали подниматься по лестнице.

— Камень и море! — сквозь зубы выругалась Первая. — Хорошенькая встреча!

Мечтатель по инерции сделал шаг вперёд, но она придержала его за локоть:

— Постой, Великан. Ты что, хочешь, чтобы нас перерезали, как котят? Избранная, — бросила она через плечо, — если тебе что-нибудь стукнет в голову, держи это при себе. Я не люблю глупого риска.

Линден не ответила. Поведение стражей яснее ясного говорило о том, насколько сильно Касрейн вцепился в Ковенанта. А элохимы постарались, чтобы Томас стал беззащитнее младенца. Она беззвучно выругалась, чтобы хоть частично снять напряжение и не взорваться.

Хастины начали медленно приближаться.

И вдруг раздался громкий приказ, отдавшийся эхом по всему тронному залу:

— Стойте!

Стражи остановились. И те, на лестнице, тоже.

Сквозь ряды хастинов кто-то стал пробиваться навстречу Великанам. Линден видела лишь светлую копну волос, то появлявшуюся, то исчезавшую. Стражи раздвинулись и пропустили женщину, вышедшую на середину зала. Она была полностью обнажена, словно только что поднялась с ложа гаддхи.

Это была леди Алиф.

Бросив на путешественников взгляд, словно просивший не обращать внимания на её наготу, она обернулась к стражам и с напускной яростью набросилась на них:

— Как вы смеете нападать на личных гостей самого гаддхи? Поросячьи глазки стражей нерешительно забегали: с неё на гостей, обратно на неё, потом опять на гостей… Они решительно были сбиты с толку. Казалось, сейчас от напряжения у них затрещат мозги. Наконец несколько из них мрачно ответили:

— Здесь проход запрещён!

— Правда? — Её голос зазвенел от дерзкой отваги. — А я вам приказываю их пропустить!

И снова хастины замялись, не зная, как поступить. Но несколько из них угрюмо повторили:

— Здесь проход запрещён!

Леди подбоченилась и, гордо подняв подбородок, свысока процедила:

— Стражи, вы знаете, кто я?

Хастины, моргая, уставились на неё. Несколько из них облизнулись, словно разрывались между голодом и смущением. Потоптавшись на месте, некоторые из них ответили:

— Леди Алиф, фаворитка гаддхи.

— Именно, — саркастически подтвердила она. — Я — леди Алиф, фаворитка гаддхи Ранта Абсолиана. Когда это Касрейн давал вам приказ не подчиняться гаддхи или его фавориткам?

Стражи молчали. Этот вопрос оказался слишком трудным для их крошечных мозгов.

— От имени Ранта Абсолиана, гаддхи Бхратхайрайнии и Великой Пустыни, — медленно отчеканила она, — я приказываю вам пропустить наших гостей.

78
{"b":"7327","o":1}