ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я не пойду вниз. Но попробую определить место, где он прячется, другим способом, — наконец выдавила она из себя, облизывая сухие губы.

Ковенант вздохнул с облегчением, словно она одержала огромную победу над собой.

Капитан и Первая не медлили больше ни минуты. Оставив управление кораблём боцману, они спустились на палубу, на ходу раздавая команды будить остальной экипаж. Линден и Ковенант последовали за ними, а Бринн, Кайл, Кир и Хигром образовали вокруг них кордон, чтобы Великаны, бегущие на корму, случайно их не сшибли. В считанные минуты все, кто был свободен от вахты, собрались и изготовились к действию.

Капитан коротко и ёмко передал команде историю убийцы Бездомных и объяснил, что нужно делать.

— Угроза нависла в первую очередь над Другом Великанов и Избранной, — добавила Первая. — Их нужно охранять особо. Не забывайте, какую услугу оказал Ковенант нашим предкам и какие надежды мы на него возлагаем. А она — врачеватель искуснейший и опытнейший, и в нашем Поиске её таланты могут не раз пригодиться. Ваша задача — сохранить их и найти источник заразы.

Голос Великанши звенел, как боевой булат; она могла бы говорить ещё и ещё, призывая к отмщению за Бездомных, предательски убитых много веков назад, но Красавчик мягко её остановил:

— Нам все понятно. Разве мы не Великаны? Нас не надо долго уговаривать охранять наших друзей.

— Тогда нечего стоять попусту, — парировала она. — «Звёздную Гемму» не обыщешь в пять минут!

Капитан быстро разбил команду на пары и определил участки работы. Отпустив всех, он обернулся к Линден.

— А теперь, Избранная, — он говорил весомо и мрачно, словно внутренне уже подготовился к любой неожиданности, — указывай.

Линден внутренне уже настроилась на поиск Опустошителя, но другого способа, как пройти по палубе шаг за шагом, пытаясь сквозь неё ощутить логово незваного гостя, она не представляла. Со всей твёрдостью, на какую она была способна, Линден сказала:

— Мы можем сразу исключить все помещения под мостиком: там находится моя каюта, и если бы там можно было что-то точно определить, я бы уже сделала это.

Якорь-мастер тут же передал её слова поисковым командам внизу.

Осторожно ступая между канатами, Линден Эвери медленно двинулась вперёд по залитой лунным светом палубе «Звёздной Геммы».

С каждым шагом она ощущала, как внутреннее напряжение нарастает и ей приходится бороться с собой, чтобы не поддаться Опустошителю. Даже сквозь туфли она ощущала струящуюся в каменном теле корабля. Гранит словно стал прозрачным, и она могла окинуть внутренним взглядом любое помещение, ощутить каждого из Великанов, находящихся в круге её внимания. Но Зло все ещё пряталось от неё — неуловимое и неотвратимое.

Внезапно её икры свело судорогой, все нервы заходили ходуном: в каждую клеточку её тела Гиббон заложил панический ужас перед Опустошителями. Но она продолжала идти.

Луна зашла, и вскоре забрезжил рассвет, но Линден казалось, что время растянулось, и первые лучи солнца застали её ещё на полпути к носу корабля. Все её мускулы сводило от напряжения, и она боялась, что могла уже миновать убежище Опустошителя, не заметив его. Кир принёс ей воды, и она на секунду отвлеклась. Но тут же, снова зажав волю в кулак, двинулась вперёд, мечтая о том, чтобы не споткнуться.

Ковенант, всё это время сидевший на бухте троса, громадной, как кровати в кают-компании, хмуро наблюдал за Линден, и она чувствовала, как в нём бурлят ярость и отчаяние из-за слепоты собственных чувств и полной беспомощности. Бринн и Хигром стояли в карауле рядом с ним.

Опасаясь, что она опять — опять! — может опоздать, Линден ускорила шаг. Но прежде чем она достигла кубрика, внезапный спазм пронзил мускулы её ног, и она чуть не рухнула на палубу.

Кир и Кайл успели подхватить её под руки и помогли удержаться на ногах.

— Здесь, — выдохнула она. Судорога раскалённым железом пронзила её ноги с пяток до самых бёдер. Стоять сама она уже не могла. — Где-то там, внизу. Подо мной.

Якорь-мастер отдал команду сосредоточить все поисковые группы в указанном трюме.

Капитан с недоумением почесал в затылке.

— Больно странное убежище, — пробормотал он словно про себя. — Там, внизу, с палубы до самого киля — сплошные зернохранилища да кладовые. И все битком набиты. Севинханд, — кивнул он на якорь-мастера, — изрядно запасся пресной водой, диким маисом и фруктами в окрестностях Сарангрейвы.

Линден не смотрела на него. В её мозгу билось: «Окрестности Сарангрейвы. Место, где в море изливается вся грязь Сарангрейвской Зыби».

Стиснув зубы, она следила, как тьма, таящаяся в трюмах судна, сползается из маленьких клочков, прежде прятавшихся по углам, как она уплотняется и разбухает, словно грозовая туча. И внутри неё закипает ярость.

Рокот, точно зазвучали барабаны, возвещающие сигнал к атаке, пронизал гранит, и нечто ринулось на штурм. Непонятно откуда взявшиеся пчелы зароились вокруг, и Линден скорчилась на палубе, спрятав лицо в колени. Паруса «Звёздной Геммы» безвольно повисли. Опустошитель атаковал со всех сторон.

Из трюмов послышались яростные вопли и шум борьбы.

— Началось! — чуть дыша пролепетала Линден.

Мутная волна лютой, звериной жестокости поднималась из недр корабля — и вот она уже выплёскивается на палубу через все люки и двери.

Крысы.

Огромные крысы, сверкающие жёлтыми клыками и злобными алыми глазками, — их сотни. Опустошитель был ими.

Они устремились прямо к Ковенанту.

Тот едва успел вскочить на ноги, и в ту же секунду Хигром и Бринн бросились наперерез волне атакующих тварей. С другой стороны к ним присоединился Кир. Прыгая высоко, как кошки, грызуны обрушились на харучаев, и защитники Ковенанта исчезли под серой колышущейся массой.

В ту же секунду в бой вступили капитан и Мечтатель. Подошвы их башмаков загрохотали по палубе, раскидывая и давя злобных тварей. Брызги крови полетели во все стороны.

Остальные Великаны, каждый на том месте, где его застигла атака, сражались как могли с неистребимым полчищем. И в самом центре кипевшей схватки отчаянно бились харучаи: они отшвыривали от себя убитых крыс с такой скоростью, что Линден не успевала уследить за их движениями.

И тут она ощутила, как внутри Ковенанта нарастает сила, готовая вот-вот выплеснуться пламенем. Но между ним и озверевшими крысами стояли его защитники, и он не мог выпустить дикую магию на них.

На какую-то секунду Линден поверила, что враг не пробьёт защиту: харучаи не подпускали к Ковенанту ни одну из мерзких тварей, а Великаны топтали их сотнями. Воздух затрепетал от яростного вопля — вопля, слышного только ей: это Опустошитель не мог сдержать разочарования оттого, что жертва не даётся.

Думая о Ковенанте, Линден решила, что и ей пора включиться в бой. Но она не сдвинулась с места. Она просто не могла сделать ни шагу. Столь близкое присутствие Опустошителя парализовало её. Оно сломило её волю, оно заставляло подниматься из тайных уголков души все самое мерзкое и страшное — то, с чем она пыталась бороться всю жизнь. Линден лишь беспомощно наблюдала, как Ковенант споткнулся и упал, ухватившись за правое колено.

Затем снова вскочил, сжимая в каждой руке по корчащейся крысе. И тут же их тельца пожрали две вспышки белого пламени. На его лице застыла гримаса глубокого отвращения.

Казалось, он не замечает, что на его брюках расползается кровавое пятно.

В пылу схватки никто не обратил внимания на то, что на море воцарился полный штиль.

Глава 3

Рецидив

Мрак застил глаза Линден. Кровь, запятнавшая одежду Ковенанта, снова вернула её в ночной кошмар: она изливалась из безмерной раны на его груди, пятная уже весь мир. Во рту появился даже привкус яда, который она высасывала из его раны. Моральный яд. Он был не просто опасным — дьявольски, порочно опасным. И ещё: у него был запах того же тлетворного дыхания, что исходило от странного незнакомца, сказавшего ей: «Будь честной».

8
{"b":"7327","o":1}