ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Почуяв близость добычи, горгона увеличила скорость и ринулась прямо на Хигрома.

В последнюю секунду он отскочил, и чудовище, будучи не в силах остановиться, по инерции врезалось в Песчаную Стену.

Линден увидела, как от места столкновения полетели каменные брызги, и ощутила, что внутри камня разбегаются трещины.

И тут неожиданно для всех Кир и Хигром запрыгнули твари на спину и изо всех сил заколотили её по голове.

Но та обратила внимания на удары не больше, чем, если бы её посыпали песком, и закружилась на месте, пытаясь руками стряхнуть людей с себя.

Кир кубарем скатился на землю, а горгона ухватила Хигрома поперёк тела и отшвырнула его, словно тряпичную куклу.

Во время схватки ни один из них не издал ни звука. Стремительные перемещения на белом песке, удары, падения — суровая и скорбная картина битвы.

Рванувшись навстречу твари, Кир с таким остервенением врезал ей по подбородку, что та, оторопев, даже отступила на шаг. Ободрённый успехом, харучай немедленно обрушил в то же место серию ударов. Но они уже не имели эффекта. Горгона пришла в себя и присела, готовясь к прыжку.

И тогда Кир ударил туда, где должно было находиться горло.

И вновь горгона, оторопев, застыла на мгновение. Но в ту же секунду одна из её рук метнулась к его плечу. Линден механически констатировала перелом кости. Кир зашатался и чуть не упал.

И тут же так быстро, что харучай не успел защититься, горгона пнула его в колено.

Тот упал и остался лежать перед ней, абсолютно беззащитный. Острые осколки сломанной кости прорвали кожу. Кровь брызнула во все стороны и тут же впиталась в песок.

Мечтатель вскочил на парапет, собираясь прыгнуть вниз, — он был уверен, что не разобьётся, — но Хоннинскрю и Первая удержали его.

В напряжённой тишине слышалось лишь дьявольское хихиканье гаддхи.

Кайл с безмолвной мольбой вцепился в руку Линден. Но в бой вступил Хигром. Разбежавшись, насколько это было возможно на сыпучем песке, он подпрыгнул и ударил горгону пяткой прямо в морду.

Тварь отступила на шаг, но затем ринулась на бесстрашного харучая, расставив руки, словно хотела заключить его в объятия. Он увернулся и, проскочив к ней за спину, вновь подпрыгнул и вскочил на неё верхом. Закрепившись ногами, он обхватил её за шею и сдавил изо всех сил. Чудовищно напрягая мускулы, он пытался добраться до горла и задушить её.

Горгона замолотила в воздухе лапами, но не смогла ухватить прилипшего к спине харучая.

Рант Абсолиан прекратил хихикать. Его разочарование было горьким, как у ребёнка, сломавшего любимую игрушку.

Линден до боли вцепилась в парапет, и из её пересохшей глотки рвался беззвучный вопль поддержки.

Но тварь была не только сильна, она была ещё и хитра. Внезапно она прекратила попытки стряхнуть харучая и, присев, вдруг одним прыжком одолела расстояние до стены и обернулась к ней спиной.

Хигром попал в ловушку: он был зажат между Горгоной и камнем. Словно предвестники землетрясения, стену стали сотрясать глухие толчки.

Руки Хигрома бессильно разжались, и, когда горгона отступила от стены, он рухнул на песок. Его грудная клетка была раздавлена. Он ещё дышал, захлёбываясь кровью и напрягая раздавленные лёгкие и сердце. Белая и безликая, как олицетворение судьбы, горгона застыла над ним, намереваясь нанести последний удар.

Но тело харучая содрогнулось, изо рта хлынула кровь, и Линден почувствовала, что нить, связывающая его с жизнью, оборвалась. Он затих.

Песчаная горгона примерилась к стене, собираясь ударить в неё, но тут пробил час её возвращения в смерч.

Резко развернувшись, она устремилась назад, в пустыню, навстречу своему Року. И вскоре исчезла из глаз в клубах поднятого ею песка.

Линден зарыдала. Что-то внутри неё погибло. Её друзья молчали, но она не смотрела на них. «Хи-гром, Хи-гром», — стучало её сердце, снова и снова повторяя имя харучая, словно этим Линден могла хоть что-то сделать для него.

Сквозь слёзы она увидела, как Рант Абсолиан в сопровождении своих женщин и стражи начал спускаться по лестнице. Его довольное хихиканье потонуло в солнечном свете и ослепительно белой жаре.

Касрейна на Песчаной Стене уже не было.

Глава 17

Конец шарады

Линден не знала, сколько времени она простояла в горестном оцепенении. Уход Касрейна, который не пожелал остаться и смотреть на смертельную схватку харучаев с Горгоной, казался ей более циничным, чем откровенное ликование гаддхи по поводу победы этой твари. Она понимала, что нужно что-то делать, принимать какие-то решения, но была не в состоянии даже думать об этом.

Её сердце все ещё выстукивало: «Хи-гром, Хи-гром», а тело как омертвело.

— Не прикасайтесь ко мне! — сказал у неё над ухом Ковенант, и она чуть не закричала от накопившихся боли и страха.

Кайл отпустил её, и на коже запястья остались следы его пальцев: он так сильно сжал её руку, что ногти впились до самой кости. Ранки уже начали саднить и слабо пульсировали в такт биению сердца: «Хи-гром, Хи-гром…»

Наконец Первая стряхнула с себя оцепенение и обернулась к Раеру Кристу. Она пристально посмотрела на него подслеповато сощуренными покрасневшими глазами и сипло прошептала:

— Дай нам верёвку.

Кайтиффин побледнел, его лоб покрывали крупные капли пота, и, казалось, он был близок к обмороку. Похоже, смерть харучая глубоко потрясла его. А может быть, он просто до сих пор ни разу не видел песчаной горгоны в деле. Или же до него дошло, что он сам может однажды, чем-то не угодив хозяевам, подвергнуться подобному же наказанию. Сиплым шёпотом, как и Первая, он отдал приказ ближайшему хастину. И, раздражённый медлительностью стража, отвесил ему тяжёлый пинок, чтобы хоть на ком-то сорвать своё настроение. Тот даже не обернулся, но прибавил шагу и вскоре появился вновь с мотком верёвки в руках.

Мечтатель и Хоннинскрю с ловкостью бывалых моряков тут же закрепили конец и один за другим спустились вниз. Несмотря на то, что в их огромных руках верёвка казалась слишком тонкой, она была достаточно крепкой, чтобы выдержать вес двух Великанов. И вскоре они уже стояли на окровавленном песке рядом с Киром.

Линден вздрогнула от прикосновения Кайла, мягко подтолкнувшего её к парапету, и, не в состоянии сопротивляться, покорно побрела к верёвке. Она не понимала, куда идёт. Она не понимала, чего от неё хотят. Она шла, куда вели, и, когда Кайл помог ей взобраться на парапет, машинально уцепилась за верёвку и соскользнула вниз.

Первое, что она увидела, было тело Хигрома. Его раны обвиняли её. С трудом переставляя ноющие ноги по вязкому песку, она побрела к Киру.

Тем временем вниз на одной руке спустился Бринн, второй бережно поддерживая юр-Лорда. За ним буквально обрушилась Первая.

Вейн подошёл к парапету, посмотрел вниз, словно оценивая ситуацию, затем решительно взялся за верёвку и тоже спустился. В ту же секунду элохим влился в камень Песчаной Стены и тут же поднялся из песка рядом с Великанами.

Линден ничего этого не видела: она стояла на коленях перед Киром, собираясь его обследовать.

Харучай молчал. Его лицо как всегда не выражало никаких эмоций. Но лоб был покрыт испариной. Линден испугалась, что наступает агония, и решила поторопиться.

Его боль накатила на неё и накрыла с головой. Каждый нерв взвыл, а глаза словно наполнились раскалённым пеплом. С плечом дело обстояло не так уж плохо: сломана только ключица, и перелом чистый. Но вот нога…

Господи Иисусе!

Осколки костей разворотили мышцы от бедра до колена и торчали сквозь кожу во многих местах. Кир потерял много крови. Линден не верила, что он когда-нибудь сможет ходить. Даже если бы в её распоряжении было хорошее больничное оборудование, рентгеновский аппарат, вышколенный персонал — даже тогда она не смогла бы спасти его ногу. Но все это осталось в том, другом мире. Мире, который она потеряла. А приобрела вместо него — мучительную боль, с точностью рентгеновского аппарата рисующую объективную картину повреждений харучая на её собственной плоти.

84
{"b":"7327","o":1}