ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глаза Первой сузились; на её лице отчётливо читалось, что сейчас она готова на любой, самый рискованный шаг, только бы не чувствовать себя беспомощной, загнанной в ловушку. Линден поняла, что её немедленно надо остановить, и горячо заговорила:

— Мне нужно ещё очень много работать с ногой Кира. Если я не сделаю ему операцию, он никогда не сможет ходить. Но с этим можно немного подождать. Зато прямо сейчас мне необходимы горячая вода и перевязочный материал. Некоторые раны у него все ещё кровоточат. А при такой сильной жаре инфекция распространяется быстрее. — Она уже видела внутренним взглядом, как воспаляется плоть, как начинается заражение. — Это ждать не может. Если я немедленно не обработаю ему ногу, он может её потерять.

Харучаи посмотрели на неё с большим сомнением. Но Линден, давшая себе клятву вытащить Кира, решила проигнорировать их презрение:

— Если мы будем продолжать играть роль гостей гаддхи, вряд ли Раер Крист откажет нам в том, что мне сейчас необходимо.

Несколько минут тишину во дворике нарушал только плеск фонтана. Наконец Бринн разлепил губы:

— Элохим прав.

— Да, — с вызовом откликнулась Первая, — элохимправ. А Хигром, отдавший за нас свою жизнь, по вашему мнению, — лишь жалкий неудачник. Так вот: чтобы спасти Кира, я пойду на любой риск! — И, не дожидаясь ответа, она зашагала к воротам, ведущим к Удерживающей Пески. — Эгей, Раер Крист! Наш харучай сильно пострадал! Нам нужны медикаменты.

— Сию секунду, — просиял кайтиффин, не скрывая облегчения, и отдал короткий приказ помощнику, который тут же рысью припустил в сторону донжона. — Первая в Поиске, всё, что вам может понадобиться, будет, немедленно доставлено в ваши апартаменты.

Хоннинскрю, Мечтатель и Линден двинулись за Первой, не оставляя Кайлу и Бринну выбора. Чуть помедлив, к ним присоединились и Вейн с Финдейлом.

У ворот их снова встретили два стража, но на сей раз они не требовали называть имён. Или они уже знали гостей гаддхи в лицо, или же получили новый приказ. Путешественники почти бегом пересекли песчаную площадь перед донжоном. Линден прилагала титанические усилия, чтобы не отставать от Первой.

После яркого солнца в полумраке кордегардии глаза могли видеть лишь то, что было освещено льющимся из распахнутых ворот светом. Прежде чем глаза Линден успели привыкнуть к сумраку, она, к своему удивлению, ощутила, кроме стражей, ещё и людей, которых вовсе не ожидала здесь встретить.

Приглядевшись, она распознала в них слуг, но это были не те вышколенные лакеи, что прислуживали им на этаже двора. Эти прислужники были слишком старыми или некрасивыми, чтобы допускать их пред светлые очи гаддхи и кемпера. На них были жалкие лохмотья — очевидно, общее процветание Бхратхайрайнии на них не распространялось. Они ползали на карачках по полу, убирая за лошадьми после недавних учений. Линден подумала, что некоторые из них лишились хозяйского расположения по милости придворных или фавориток.

Но вдруг случилось такое, что мгновенно вытеснило из её головы все мысли о придворных: она увидела Красавчика.

Уродливый Великан стоял под конвоем нескольких хастинов, но они только охраняли его. Очевидно, им было приказано задержать его здесь до прихода его друзей.

Как только он увидел входящую Первую, лицо его тут же смягчилось. Но по его сгорбившимся плечам и печальному взгляду Линден поняла, что новости, которые он принёс, их мало порадуют.

Глядя на него, она с новой силой ощутила, как затягиваются силки вокруг Поиска. Отчётливым шёпотом, но так, чтобы Великаны услышали, она произнесла:

— Ничего не говори. Касрейн слышит всё, что слышат стражи.

Как бы невзначай она взглянула на кайтиффина; его лицо покраснело так, словно он был близок к апоплексическому удару. Это доставило ей искреннее удовольствие. Она и добивалась того, чтобы кемпер узнал, что ей многое известно.

Кайл предостерегающе коснулся её руки, что сразу напомнило ей о саднящих царапинах. Но Линден и без него понимала, на какой риск идёт.

Красавчик сжал губы, и лицо его напряглось, словно ему пришлось проглотить все те слова, которые при других обстоятельствах полились бы из него рекой. Разгадав уловку Линден, Первая бросила на Хоннинскрю многозначительный взгляд. Капитан скорчил учтивую мину, памятуя о своей роли ведущего переговоры, и его борода при этом воинственно стала торчком. С безупречной вежливостью он представил Красавчика и кайтиффина друг другу, а затем испросил у Криста разрешения удалиться, так как они, мол, торопятся из-за больной ноги Кира.

Кайтиффин был рад поскорее освободиться от опасных гостей — очевидно, ему не терпелось встретиться со своим хозяином, чтобы получить новые инструкции. Поэтому он без промедления проводил гостей в их апартаменты на втором ярусе.

В гостиной путешественники увидели помощника Раера Криста, который уже принёс всё необходимое: большую латунную миску с кипятком, несколько ковшей и различных ножей и бритв, кусок льняного полотна для перевязки и целую кучу каменных горшочков с мазями и снадобьями. Когда Линден проверила, все ли доставлено, помощник спросил, не стоит ли пригласить ещё и одного из дворцовых хирургов. Но она отказалась. Она отказалась бы даже в том случае, если бы его помощь действительно была ей нужна. Им было необходимо поговорить свободно, без чужих ушей.

Линден кивнула Хоннинскрю, и тот, поблагодарив сидящего как на иголках кайтиффина и его помощника, отпустил их. Они выскочили с такой поспешностью, что Линден не смогла скрыть угрюмой довольной усмешки.

Кайл тут же встал на страже у двери, которую Бринн предусмотрительно оставил открытой во избежание сюрпризов типа того, что преподнесла им леди Алиф. Мечтатель бережно опустил Кира на диван, и Линден склонилась над ним.

— Камень и море! — прорвало Красавчика. — Я счастлив всех вас видеть, хотя то, что я обнаружил вас в таком тяжёлом положении, наполняет сердце моё болью. Что случилось с Хигромом? Кто так изуродовал Кира? Я горю желанием услышать…

Но Первая не дала ему договорить. Тихо (но с такой горечью, что стало ясно: будь супруги сейчас наедине, она разрыдалась бы, а так — приходилось сдерживаться) она спросила:

— Какие вести ты принёс нам со «Звёздной Геммы»? Маска учтивости мгновенно слетела с лица Хоннинскрю, и он вскинул глаза на Красавчика. А Мечтатель, словно не проявляя интереса, повернулся спиной и присел рядом с Линден, чтобы помочь ей, если понадобится. Его старый шрам побелел от недобрых предчувствий.

Линден осторожно обмывала ногу Кира. Её умелые руки двигались уверенно и быстро, как бы сами по себе, а всё внимание было приковано к разговору Первой с мужем.

Великан словно стал меньше ростом, и ему большого труда стоило выдавить из себя:

— На корабль было совершено нападение.

Хоннинскрю зашипел сквозь зубы, руки Мечтателя бессознательно вцепились в подушку. Первая встретила эту новость с бесстрастностью харучая (что далось ей нелегко).

— Сразу после вашего отъезда, — начал рассказывать Красавчик, с трудом подбирая слова, — капитан порта поспешил исполнить приказ Раера Криста. Двери всех складов были для нас распахнуты: пища, вода, камень… Короче, полное изобилие. Ещё до заката наши кладовые были забиты под завязку, а я заштопал борт «Геммы». Но дел оставалось ещё немало… — Он чуть было по привычке не пустился в описание любимой работы во всех подробностях, но, вспомнив, где находится, заставил себя говорить о более важных вещах. — Все вели себя с нами дружелюбно, даже капитан порта смирился с тем, что мы оскорбили его достоинство. К счастью для нас, якорь-мастер не обманулся всем этим и приказал на ночь выставить дозорных. А я, дурак, видя полную луну над Бхратхайрайнией, был свято убеждён, что при таком ярком свете ни одна опасность не подкрадётся к нам незамеченной. Но лунный свет превратил весь залив в зеркало, скрывая то, что таилось в его глубинах. Так вот, когда луна поднялась в зенит, один из дозорных в трюме услышал непонятный стук.

86
{"b":"7327","o":1}