ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Кто их так назвал? – спросил Сиро

Дрожь в голосе и глупый вопрос свидетельствовали о том, что мальчишка ещё не научился укрощать свой страх.

– Сиро, – встревоженно сказала Мика, – оставайся с Вектором. Я скоро вернусь. Обещаю.

– Я имел в виду древних моряков, – ответил Вектор – Тех, кто в далёком прошлом бороздил океаны Земли. Они строили свои корабли из дерева, а для движения использовали силу ветра Иногда во время шторма в атмосфере накапливалось столько статического электричества, что оно собиралось шарами на вершинах мачт.

Энгус вдруг понял, что Вектор говорил эту чушь только для того, чтобы успокоить мальчишку, отвлечь его.

По какой-то причине Термопайл так расстроился, что бежал едва ли не вслепую. Его компьютер по-прежнему оценивал обстановку, а зонные импланты поддерживали плавный бег. Но в глазах Энгуса застыли слезы и красное марево ярости. Видение детской кроватки превратили его лицевую пластину в завесу тьмы, и единственной защитой от расплавляющей боли, которую причиняла ему женщина огромных размеров, была безумная и лютая ненависть. Вот почему он хотел спасти Морн. Она тоже имела зонный имплант. Энгус унижал её, он делал с ней всё, что навязывали ему злость и безрассудство. Но Морн была нужна Термопайлу. Фактически он зависел от неё в той же степени и по той же причине, что и от огромной женщины. Они обе определяли его шанс остаться в живых.

Злая женщина могла убить его, а Морн – спасти. Её зонный имплант помогал ему менять их положение относительно детской кроватки. Морн не давала ему свалиться в ужасную бездну небытия. И подобно той, другой женщине она знала его самое заветное желание и самый смертельный секрет.

Система охлаждения в его скафандре явно барахлила. Пот затекал за ворот, собирался под мышками и в паху.

Остался один километр.

Энгус и Ник прошли мимо последней лампы и приблизились к концу бетонного покрытия, скрывавшего под собой природные скалы Малого Танатоса. Дальше начиналась голая первозданная поверхность планетоида. Вдали виднелся вход в амнионский сектор – овальный бункер, припавший к поверхности Чтобы пробраться к нему, им предстояло пройти между острыми зазубренными скалами. Теперь любое падение было вдвойне опасным Ткань и плексюлоза скафандра могли восстанавливаться при небольших повреждениях. Но они не выдержали бы фатального соприкосновения с этими древними заострёнными камнями.

Энгус повернулся и взглянул на Мику и Сиба. Они отстали примерно на двести метров. Мика поддерживала Макерна за руку Они неуклюже бежали бок о бок, часто сталкивались друг с другом и спотыкались, словно выбились из сил.

– Энгус…

Казалось, голос Дэйвиса приходил из чёрной пустоты над головой.

– Работа сделана. Мы готовы.

Термопайл увидел три маленькие фигуры, торопливо удалявшиеся от тарелки антенны.

– Всё в порядке? – спросил он.

– В принципе да, – ответил Вектор. – Делай это сейчас, если действительно можешь.

У любого смертного человека в такой ситуации появились бы сотни сомнений: а что, если Билл разгадал их трюк, а вдруг Башня аннулировала введённые им коды, а не заметил ли кто-нибудь их действий и не предупредили ли верфи «Купюра»… Но Джошуа не был простым смертным. Он вытащил из кармана скафандра небольшой пульт, одним плавным движением нацелил антенну в нужном направлении и нажал на тангенту. Через долю секунды белая вспышка – роковая, как молния, и бесшумная, будто кошмар, – охватила тарелку транслятора и выгравировала её на фоне чёрного неба.

В одно мгновение все прожектора в зоне доков отключились, и непроглядная тьма рухнула на Малый Танатос, как горный обвал. Ни звёзд, ни света, ни движения. Энгус ничего не видел и ничего не слышал. Он падал в бездну. Она поглощала его. Ник, Мика и Сиб, Вектор, Сиро и Дэйвис – они перестали существовать, и даже шелест их дыхания, звучавший прежде в шлемофоне, теперь не доходил до него через вакуум. Запертый в безмолвии своих зонных имплантов, он начал что-то бормотать себе под нос. Ещё минута – и Термопайл сорвался бы на крик.

Внезапно Ник сказал:

– О чёрт! Смотри-ка, получилось!

При этих словах Энгус почувствовал благодарность к Саккорсо. Тем не менее его программное ядро не замечало никаких эмоций. Оно не обращало внимания на страх и уж тем более на облегчение. Подгоняемый эмиссией электронов, он спрятал пульт, снял с пояса фонарь и посигналил им в направлении Мики и Сиба.

– Сиро, – хрипло крикнула Мика, – у тебя всё в порядке?

– Да, конечно.

Похоже, парень одолел свой страх.

– Это было потрясающе!

– У нас все нормально, – доложил Дэйвис. – Энгус, мы направляемся к вам. Пройдём полпути и будем ждать вашего возвращения.

– Нет, – ответил Термопайл. – Оставайтесь рядом с «Трубой» и прикрывайте нас оттуда. Я не хочу, чтобы вас отсекли от корабля.

Ответ Дэйвиса прозвучал из темноты как прощание:

– Будет сделано.

– Я их вижу! – неожиданно крикнул Сиб.

– Энгус, мы заметили свет твоего фонаря, – добавила Мика. – Иди. Мы догоним.

Но, прежде чем Энгус успел сделать шаг, прожектора над доками включились.

Лит

Лит сидела, потея от напряжения. Она ожидала новых приказов и реакции амнионов на выполнение их первых инструкций.

– Все путём, – произнёс Пэстил. – Я понял! Ты хочешь, чтобы мы казались им беспомощными! Чтобы у нас был выбор действий! Ты хочешь скрыть тот факт, что Ник поменял наши коды…

Его прервала Мальда Верони. В её голосе звучала тревога.

– Потому что, если амнионы узнают, что эти коды не работают, они испугаются нас. Они уничтожат наш корабль, прежде чем мы успеем что-то сделать.

Пэстил не обратил внимания на её слова.

– Что они нам велели? Заглушить импульсные двигатели?

– И обесточить систему прицеливания, – сказала Мальда.

– А что это им даст? – удивлённо спросил он. – Мы по-прежнему можем двигаться куда захотим. Ну, потеряли ускорение – и что? Мы же все равно удаляемся от космопорта.

– Когда ты начнёшь думать головой, а не задом? – возмутилась Мальда – Через несколько минут мы станем отличной мишенью для орудий верфей «Купюра». Они начнут обстрел, но мы не сможем маневрировать. Или отвечать им огнём своих пушек.

– И это только начало, – добавила Лит. – Убедившись, что их приказы исполнены, они направят нам новые инструкции. Не зная наших функциональных систем, они не могут управлять полётом «Мечты капитана». Поэтому, применив наши коды, они начали с грубых действий. Как только амнионы поймут, что их попытка удалась, они попробуют более изощрённые штучки.

Если только амнионы получат этот шанс. Если только на них не свалится куча других проблем, которые отвлекут их внимание.

– Своим первым приказом они потребовали скрыть их вмешательство и подключить канал связи к нашему компьютеру, – сказал Линд. – Значит, следующим их шагом будет использование этого канала для сбора информации. Они ознакомятся с базовыми системами корабля и затем опробуют более тонкие методы управления.

«Могли ли они заметить разницу», размышляла Лит. Могли ли они узнать, что «Мечта капитана» обесточила импульсный двигатель и орудийные установки не по их приказу, а по команде Лит? Скорее всего, нет. Они не сканировали данные сё пульта – точнее, пока не пытались. Они просто ввели инструкции и теперь наблюдали, что происходит.

Лит не могла терять время зря. Чёрный ветер свирепел. Как и Ник, он сжигал мосты за её спиной. Ей и смене нужно было подготовиться – подготовиться прежде, чем амнионы на «Затишье» предпримут новый шаг.

– На случай, если кому-то интересно, – заметила Кармель, – я могу сказать, куда направились семь человек, которые вышли с «Трубы».

Коррегио встрепенулась. Ещё бы! Одним из них наверняка был Ник. Кроме того, ей требовалось время на размышления.

– Говори, – велела она Кармель.

– К пушкам они не пошли, – спокойно доложила старший сканер. – Трос из них остановились около большой антенны Что-то там делают. Точнее сказать не могу. Мы далеко от них, а верфи «Купюра» излучают много помех. Кажется, подключают кабель. Другие четверо куда-то побежали. Они бегут через доки. Двое вырвались вперёд, а двое отстали. В этом направлении нет кораблей – если только не считать «Штиль».

102
{"b":"7329","o":1}