ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
На самом деле я умная, но живу как дура!
Без надежды на искупление
Популярность. Как найти счастье и добиться успеха в мире, одержимом статусом
Сердце бабочки
Новая Королева
Сделай сам. Все виды работ для домашнего мастера
#В постели с твоим мужем. Записки любовницы. Женам читать обязательно!
В магическом мире: наследие магов
Наследство золотых лисиц
Содержание  
A
A

В шлемофоне слышалось хриплое дыхание Сиба Время от времени до Энгуса доносились ругательства Мики, но Ник сохранял абсолютное молчание. Лавируя между глыбами застывшей лавы и острыми гребнями скал, Саккорсо бежал почти вровень с Энгусом. Он обходился без технических протезов и процессоров. Термопайл оскалился. Ему вдруг захотелось побежать быстрее и оставить Ника далеко позади. Но он заметил, что Саккорсо пользовался соплами, подстраивая их выхлопы под ритм и скорость бега.

Впереди смутно маячила цель их путешествия. Расстояние скрадывал свет прожекторов. Их поблекшие лучи выхватывали из темноты аварийный вход в амнионский сектор. Он едва выступал над поверхностью Малого Танатоса и походил на овальную дверь бункера. Зажатое между скалами сооружение предназначалось в основном для нестандартных ситуаций и позволяло амнионам выходить на поверхность планетоида. Огромная якорная стоянка, на которой угнездился «Штиль», располагалась в полукилометре слева. Огни дока вырисовывали в темноте высокий горб боевого судна. На луковице корпуса виднелись антенны, грузовые шахты и орудийные установки.

Если бы амнионы проявили осторожность и использовали сканер для осмотра прилегающей территории, они увидели бы четверых людей. «Штиль» не могла связаться с Башней и, вероятно, со своими соплеменниками в поселении. Но амнионское судно могло расстрелять непрошеных гостей из пушек и лазеров.

Между кораблём и бункером на скалистой поверхности располагался портал для приёма «челноков». Со стороны он выглядел как две сомкнутые металлические створки шириной по тридцать метров каждая. За ними находился док с воздушными шлюзами и лентами транспортёров.

Энгус услышал невнятное бормотание. Затем раздался голос Мики:

– Осторожнее, Сиб. Они никуда не денутся. Но если ты сейчас упадёшь и порвёшь скафандр, то от тебя не будет проку.

Сиб не ответил. Он задыхался от напряжения. Энгус раздражённо покачал головой.

Кивком указав на бункер, Ник бодро поинтересовался:

– Я полагаю, у тебя есть план и на этот случай?

Энгусу был не нужен план. Ему нужна была схема поселения. На основании баз данных и собственного опыта он полагал, что колония чужаков занимала большое пространство и могла вмещать нескольких сотен амнионов. Где они держат Морн? Как её найти? И если ему удастся остаться в живых, как он найдёт дорогу в ту часть верфей «Купюра», где располагалась основная цель его миссии?

Все так же пользуясь силой наращённых мышц и небольшим притяжением, он запрыгнул на вершину бункера, быстро пробежал к дальнему концу овальной плиты и, заглянув через край, увидел бетонный козырёк над люком воздушного шлюза. Спрыгнув вниз, он принялся рассматривать контрольную панель замка Рядом с ним в лихом и затяжном прыжке спустился Ник.

При других обстоятельствах вскрыть замок было бы проще простого – уж слишком простым оказался его механизм. В конце концов, Энгус мог бы разворотить дверь мини-пушкой.

Однако резкая смена давления предупредит амнионов о проникновении врагов и позволит им приготовиться к обороне.

Нет, для спасения Морн нужен другой вариант.

– Что дальше?

Голос Ника звучал совсем близко – прямо из шлема Энгуса.

– Если ты нажмёшь кнопку интеркома и вежливо попросишь впустить тебя, то они, наверное, откроют. А почему бы и нет? Откроют и сцапают нас всем скопом.

– Заткнись, – проворчал Термопайл.

В его голосе слышались злоба и усталость. Очевидно, программное ядро больше не заботилось о маскировке чувств. Он нагнулся и внимательно осмотрел контрольную панель. Его особое зрение должно было высветить схему. Однако по какой-то неясной причине электромагнитные датчики не действовали. Сердце Энгуса забилось сильнее. Струйки пота побежали по рукам, затекая в перчатки. Что случилось? Он не мог получить необходимую информацию – программное ядро отключило его улучшенное зрение. Неужели Диос и Лебуол отправили его в такую даль и обрекли на неудачу?

Внезапно им овладело искусственное спокойствие. Оно замедлило пульс и сделало сердцебиение ритмичным. Перед глазами раскрылось операционное окно, в котором замелькали текстовые файлы о его протезах. Программа информировала Энгуса, что электромагнитное зрение искажалось поляризацией лицевой пластины.

Черт! Вот в чём дело!

Он торопливо отрегулировал поляризацию и произвёл калибровку спектра принимаемых частот. Ему нужна была длина волны, которая позволила бы разобраться в схеме электронного замка. В данный момент Энгус вообще не нуждался в поляризации – он находился в тени бункера, которая защищала его от зарева прожекторов. К сожалению, лицевая пластина искажала приём электромагнитного излучения. Энгус вновь обратился к базам данных, стараясь найти способ, благодаря которому он мог бы нейтрализовать преломление волн.

– Что ты делаешь? – с иронией спросил Саккорсо. – Вскрываешь замок силой мысли?

Вот! Слабое мерцание электромагнитного узора! Детали схемы проступали смутно, многие подробности терялись. Но на большую точность рассчитывать не приходилось. Тем не менее Энгус понял, как вскрыть замок и не включить при этом тревожную сигнализацию. Приготовив лазер, он обернулся к Нику:

– Приведи сюда Сиба и Мику. Мы больше не можем ждать.

Ник не сдвинулся с места. Он стоял и смотрел, как Энгус расправлялся с электронным замком. Сузив луч лазера, Термопайл нацелил его в центр контрольной панели и выстрелил. Булавочный укол раскалил металл докрасна. Струйка дыма тут же растворилась в вакууме. Схема тревожной сигнализации была отключена. Последовал второй выстрел – в нескольких миллиметрах от первого. В тот же миг внешний люк воздушного шлюза открылся, как глаз.

– Ты меня удивляешь, – с откровенной завистью произнёс Саккорсо. – Ты уже доказал, что разбираешься в компьютерных системах Билла. Теперь тебе удалось вскрыть амнионский шлюз. Что дальше, Энгус? Может, просто взмахнёшь рукой – и Морн появится перед нами из вакуума? Кстати, что тебе известно о мутагенах?

Из-за угла бункера появилась фигура в скафандре. Это была Мика. Её лицо, затемнённое лицевой пластиной, выглядело злым и усталым. Увидев открытый люк воздушного шлюза, она издала возглас удивления и заглянула внутрь.

– Где Сиб? – спросил Энгус.

– Здесь.

Сиб спрыгнул с вершины бункера и, споткнувшись, ухватился рукой за плечо Мики. Его пистолет висел на поясе. Пустой скафандр он нёс на плече.

– Сейчас мы войдём внутрь, – хрипло произнёс Энгус. – Стреляйте в каждого, кого увидите, будь то амнион или человек. Главное – пристрелите Майлса. Если получите тяжёлое ранение, убейте себя – иначе станете объектами опытов с мутагенами. Нам нужно найти Морн. Я не знаю, где её искать, поэтому, если у вас есть какие-то идеи, говорите.

Сиб покачал головой. Он так устал, что его едва не тошнило.

– Насколько мне известно, существует один-единственный вход из человеческой части верфей «Купюра» в амнионский сектор, – произнёс Саккорсо. – Морн должна быть рядом с ним, если только она ещё не стала амниони.

– Почему ты так думаешь? – спросил Энгус.

– Потому что они не доверяют мне, – с усмешкой ответил Ник. – И не доверяют ей. К ним уже попали несколько кадзе, и это научило их осторожности. Амнионы не станут рисковать и уводить Морн в глубь поселения, где она может нанести им реальный ущерб. Они не позволят ей приблизиться к их командному центру, «челнокам» или к кораблю, черт его дери.

Ник кивком указал на «Штиль».

– Амнионы не пустят её туда, где они живут и работают, пока не убедятся, что это безопасно.

Проклятье! Энгус был вынужден признать разумность слов Саккорсо. Но воздушный шлюз на верфи «Купюра» находился отсюда дальше, чем любая другая часть амнионского сектора. Каждая секунда в поселении чужаков будет увеличивать шанс его встречи с Майлсом. А он знал, что программное ядро не позволит ему убить Тэвернера. В то же время логика программы понуждала Энгуса к действию. Она не оставляла места для сомнений. И, крепко сжав плазменную пушку, он шагнул в воздушный шлюз. Пространство вокруг него окрасилось в зеленовато-жёлтый цвет.

104
{"b":"7329","o":1}