ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Одержимый желанием убивать, Энгус помчался за Майлсом. Рванув на себя закрывшуюся было дверь, он увидел длинный коридор со множеством ответвлений. Тэвернер свернул в одно из них. Энгус мог бы помчаться за ним и превратить этот уровень в руины. Его распирало от ярости и жажды убийства. Он чувствовал, что, если не даст выхода своей агрессии, его бедное сердце взорвётся от напряжения. Однако у программного ядра имелись другие идеи. И Энгус, внезапно повернувшись, подошёл к Нику, Мике и Сибу. Его дрожь и душевные вопли угасли в стальных оковах зонных имплантов. Он остановился у двери, перед которой лежал труп амниони.

– Джошуа? – с изумлением спросил Ник. – «Иерихон»? Что всё это значит, чёрт возьми?

Энгус промолчал. Прицелившись лазером, он выжег дверной замок и повесил оружие на пояс. Морн должна быть там. Майлс не стал бы ждать его в другом месте. Вероятно, амнионы полагали, что базы данных Джошуа верно подскажут ему место. Она должна находиться в этой комнате. Программа не могла ошибиться. Или могла? Сдерживая страх, Энгус толчком открыл дверь.

Он увидел небольшую и ярко освещённую стерильную камеру. Из-за поляризации лицевой пластины он не мог различать видеокамер, но это не волновало его. Да и что из того, что кто-то увидит его изображение? Майлс и без того уже все рассказал амнионам.

В комнате были лишь небольшой санузел и кресло, похожее на кушетку. Оно было раскладным и переносным, как стол в лазарете. На нём лежала Морн Хайленд – лежала неподвижно, словно труп. Термопайл тут же узнал её, несмотря на дыхательную маску, которая закрывала часть лица. Ввалившиеся глаза, смотревшие на него, принадлежали явно больному человеку. На скулах виднелись синяки. Грязные и всклокоченные волосы спутались и слиплись, словно пострадали от какой-то химической реакции. С момента их последней встречи Морн похудела и стала костлявой, как дистрофик.

Душевные потрясения и жестокое обращение уничтожили былое великолепие Морн. Ник погубил её красоту, как «Красотку».

И всё же Термопайл узнал её. Более того, он понял, в каком она состоянии. Её муки неудовлетворённой имплантной зависимости были чётко выражены в напряжённых чертах лица и в застывшей боли, о которой кричали глаза. Перед ним лежала Морн Хайленд – избитая, истощённая, доведённая до грани сумасшествия… но всё же человек Энгус понятия не имел, почему она осталась человеком. Но сам этот факт был выше любых объяснений. Главное – она сохранила саму себя.

Увидев ужас в её глазах, уловив предчувствие ещё большей боли, он едва не заплакал. Глаза ему застлали слезы. Погубленная, как «Красотка»…

Обычно программное ядро гасило его эмоции, но сейчас оно никак не отреагировало на подступавшие слезы. Очевидно, Лебуол и Диос не предполагали, что он может переживать чужое горе. Но Морн была его собственностью. Она служила ему. Её красота и унижения принадлежали Энгусу Она отдавалась ему. Она делала всё, что он ей приказывал! Да, Энгус принуждал её, но она всё равно была его женщиной! Это делало её бесценной. К тому же Морн спасла ему жизнь…

Когда Хэши Лебуол вставлял в него зонные импланты, Энгус пытался выторговать у него Морн. И вот теперь, при виде результатов этого торга, горячие слезы обожгли его щеки. Конечно, до такого состояния сё довёл Ник. Но истина состояла в том, что причиной этого был Энгус. Именно он был виновен во всех её бедах.

Охваченный чувством вины и жалостью, Термопайл замер на пороге. Морн с ужасом смотрела на него и не двигалась, словно её разбил паралич. В комнату заглянул Ник и тут же отошёл. Теперь он и Мика осматривали коридор. Сибу очень хотелось войти, но он не посмел и неловко топтался за спиной у Энгуса.

Внезапно программное ядро прервало переживания Термопайла. Обратный отсчёт времени продолжался. Зонные импланты сняли часть напряжения с лёгких. Он вздрогнул, поднял руку к панели на грудной пластине и активировал внешние динамики. Потом поморгал, будто в глаз попала соринка, и тихо произнёс:

– Морн, послушай… У меня есть корабль. И со мной Дэйвис. Он там, на борту судна. Мы хотим забрать тебя отсюда.

Когда Термопайл произнёс имя сына, голова Морн дёрнулась. Холодный иней в ввалившихся глазах растаял, но в них по-прежнему был мрак. Он заполнял её сознание, как полость, – как будто она вошла в контактное поле безумия и не вернулась.

– Ты можешь встать? – спросил её Энгус. – Ты можешь идти? Если потребуется, мы понесём тебя на руках. Но если ты пойдёшь сама, у нас будет больше шансов остаться в живых.

Морн продолжала смотреть на него, словно Энгус говорил на языке, которого она больше не понимала.

– Морн, пожалуйста, ответь. Скажи мне что-нибудь. Ещё мгновение – и он упал бы на колени, умоляя её.

произнести хоть слово. Его выручил Макерн. Он ввалился в комнату и, задыхаясь от страха, затараторил:

– Морн, это я, Сиб. Представляешь? Мы объединились! Все, кто был против того, чтобы Ник уводил тебя к амнионам. Мика, Вектор и даже Салага Вектор и Салага сейчас вместе с Дэйвисом. Энгус сказал тебе правду. Они охраняют корабль. Саккорсо тоже с нами. Он потерял «Мечту капитана», и теперь ему некуда идти. Морн, помнишь, я помог тебе однажды? Как Вектор и Мика. Мы не сделали того, что ты просила, но помогли чем могли. Позволь нам ещё раз помочь. Дэйвис сторожит корабль, однако он не продержится долго. Если мы не поспешим, то потеряем его. И тогда нам не на что будет надеяться.

Казалось, что Морн не понимала его слов. Она реагировала только на имя сына. Но и этого хватало. Каждый раз, когда Сиб произносил «Дэйвис», она совершала какое-нибудь действие. Сначала Морн села, потом спустила ноги с кресла и в конце концов встала.

Её голос, приглушённый маской, прозвучал тихо и отрешённо:

– Не подпускайте к нему Ника.

– У меня есть другая идея, – проворчал Энгус.

Слова Морн изменили его настроение – как только она заговорила, жалость Термопайла превратилась в холодную ярость. Он вышел в коридор, с неудержимой злостью сорвал ружьё с плеча Ника, затем вернулся в комнату и отдал оружие Морн:

– Вот. Сама не подпускай к нему Ника.

Она вцепилась в приклад, словно оружие было единственной реальной вещью в её мире. Указательный палец правой руки лёг на спусковой крючок.

– Морн, нам придётся выйти в открытое космическое пространство, – добавил Сиб. – Это единственный путь на «Трубу». Я принёс тебе скафандр.

Он показал ей свою ношу.

– Давай помогу надеть.

Энгус отвернулся. Он больше не мог оставаться здесь. Программа требовала незамедлительных действий. Игнорируя протесты Термопайла, ядро ввело в его сознание секретную информацию ПКРК о термоядерных генераторах. Эти сведения были соотнесены с расположением энергетических систем верфей «Купюра». Энгус вышел из комнаты. Ник едва не набросился на него с кулаками.

– Ты придурок! Она же теперь убьёт меня!

У Энгуса не было времени на споры.

– Не убьёт, если ты поможешь ей спасти Дэйвису жизнь.

И, отвернувшись от Саккорсо, он посмотрел на Мику. Она встретила его взгляд со злой усмешкой. Её руки сжимали оружие с такой уверенностью, словно она с детства была приучена пользоваться им.

– Я ухожу, – сказал Энгус. – Мне тут надо кое-что сделать. Остаёшься за старшего – до тех пор, пока не вернусь.

Глаза Мики слегка расширились, но она не стала перебивать.

– Отведи Морн на «Трубу».

Термопайла не волновало, что будет с остальными.

– Когда она и Дэйвис будут на борту, задрай люки. Я смогу открыть шлюз в любое время. И помни – ты старшая, а не он.

Энгус кивнул в сторону Ника.

– Не позволяй ему становиться у тебя на пути. Если он зарвётся, прикончи его.

Ник злобно рассмеялся.

– Ты просто спятил, Термопайл. Ты выжил из ума.

Энгус пропустил его слова мимо ушей.

– Мне нужен час, – сказал он Мике. – Если я к тому времени не вернусь, улетайте без меня. Выдерни «Трубу» из креплений дока и улетай. Ты ничего не знаешь о корабле, и тебе будет трудно вести оборону, но другого выхода нет. Если ты задержишься здесь – тебе конец.

107
{"b":"7329","o":1}