ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Это Энгус Термопайл, – объявил он в микрофон, – капитан крейсера-разведчика «Труба» класса «Игла». Вызываю амнионский крейсер «Затишье». Не стреляйте! Повторяю: не открывайте огонь! Мой корабль не имеет наступательного оружия. Я не представляю для вас угрозы. На моём борту находятся пленники, которых я хочу отдать вам в обмен на безопасный проход. Мой корабль сохранит тот же курс и ускорение. Мы можем встретиться в точке…

Его компьютер молниеносно провёл вычисления, и Термопайл назвал координаты.

– Я готов отдать вам Ника Саккорсо, Морн Хайленд и её сына в обмен на безопасный выход из амнионского космоса. Капитан Саккорсо приказал своему кораблю уничтожить «Штиль». Морн Хайленд – офицер полиции. Дэйвис Хайленд – её сын, выращенный по программе насильственного развития на Станции Всех Свобод. Мне они не нужны, и я отдам их вам, если только вы позволите мне улететь.

Он с невозмутимым видом отключил микрофон. Ник поднял голову, обдумывая свои дальнейшие действия. Похоже, в голову ему приходили разные мысли – от идеи саботажа до разумного подчинения Термопайлу.

– Ну ты и сукин сын! – прошептал Саккорсо.

На случай, если Ник совершит какой-нибудь отчаянный поступок, Энгус приготовился деактивировать пульт помощника. Однако Саккорсо понимал, что это их единственный шанс.

– Неужели ты надеешься уйти от них с помощью такого блефа? – спросил он. – Или вы с Майлсом придумали какую-то гадость?

Пять минут.

По мере взлёта их сканер расширял обзор. Теперь он насчитывал десятки кораблей, стартовавших из доков. Некоторые из них на полном ходу улетали прочь. Другие по непонятной причине группировались на орбите. Очевидно, они получили приказ Билла или амнионов. «Планёр» догонял «челнок» и выравнивал скорость, чтобы принять экипаж на борт корабля.

– Мы с Майлсом? Ты что, с ума сошёл?

Энгусу захотелось рассмеяться.

– А что с тобой-то случилось? Хотя нет… Дай я сам догадаюсь.

Его программа не требовала отчитываться перед Саккорсо.

– Я назначил Мику старшей. Ты решил не ждать меня и попытался взять власть в свои руки. Но тебя одолел мальчишка – простым штыком-парализатором.

Ещё один триумф. Ник, ты создаёшь о себе очередную легенду. Не удивительно, что твои мозги превратились в яичницу.

Ник нахмурился, но ничего не ответил.

– Я дам тебе два указания, – продолжил Энгус. – Только на этот раз не облажайся. Как только я крикну тебе: «Давай!», тут же меняй курс и дуй вперёд на максимальном ускорении. Мне плевать, какое направление ты выберешь. Просто уводи нас подальше от всех кораблей. Они не полетят за нами. И не забудь – на максимальном ускорении! Корабль будет артачиться – я переключил часть энергии на щиты. Но ты должен выжать из малышки всё, что только сможешь. Теперь второе! Когда я снова крикну: «Давай!», ты должен вывести корабль в гиперпространство. Тут тебе нет равных, так что покажи мне один из своих знаменитых полётов вслепую.

Осталось четыре минуты.

– Ты справишься? Или мне взять управление на себя?

– Я не уверен в успехе, – проворчал Саккорсо. – И было бы забавно посмотреть, как ты выберешься из этого сам.

Тем не менее он приступил к прокладыванию новых курсов и разогреву маршевого двигателя. Внезапно динамики на мостике ожили: «"Труба", приём. Это „Каменщик". У меня приказ от Билла. Если ты не поставишь импульсный движок на реверс, я открою огонь. У тебя шестьдесят секунд на раздумья».

На экране дисплея рядом с мигающей точкой «Каменщика» высветился идентификационный код. Этот корабль уже находился в зоне поражающего огня и быстро приближался. Едва Термопайл потянулся к микрофону, как «Труба» приняла сообщение от амнионов.

«Крейсер „Затишье" вызывает человеческий корабль „Каменщик“, – произнёс скрипучий механический голос. – Приказываем вам воздержаться от огня. Вы находитесь в амнионском космосе, и поэтому наши цели доминируют над вашими. Разрушение „Трубы“ неприемлемо. На его борту находятся существа, которые нужны амнионам. Если капитан Термопайл замышляет предательство, ваша помощь в предотвращении бегства „Трубы“ будет вознаграждена. Однако если он проведёт с амнионами честную сделку, то его корабль получит разрешение на безопасный вылет из нашего пространства, – механический голос выдержал паузу и добавил: – Биллу будет предложена компенсация».

Энгус оскалился.

– Все как я сказал. Одна хорошая ложь стоит тысячи истин. Держи курс и то же ускорение. Даже если амнионы чувствуют, что я блефую, даже если им хочется убить тебя, они не упустят шанса вернуть Морн и Дэйвиса.

Саккорсо мрачно кивнул. Он уже выбрал новое направление. Все индикаторы брешь-двигателя горели зелёным.

Осталось три минуты. Энгус усмехнулся. Если «Каменщик» промедлит с ответом, то его команда вряд ли уцелеет, чтобы потом пожалеть об этом. С другой стороны, если он выстрелит в «Трубу», то амнионы узнают больше, чем хотелось Энгусу. Они поймут, что у него есть отклоняющие щиты.

«"Затишье", – отозвался „Каменщик“. – Наш ответ отрицательный. Я не могу передать Биллу вашу просьбу о приостановке огня. Башня не выходит с нами на связь. Если я не выполню его приказа, он не позволит мне вернуться в док».

Прежде чем амнионы успели ответить, антенны «Трубы» приняли новое сообщение, пришедшее из потрескивавшей тьмы.

«"Затишье". Говорит Билл. Я нахожусь на грузовом „челноке“, и это единственный канал связи, который у меня сейчас имеется. Не доверяйте Термопайлу. Он лжёт. Он попытается проскочить мимо вас, будьте уверены. Спросите его, как он захватил Дэйвиса Хайленда! Спросите его, как он пленил Морн Хайленд. Термопайл не отдаст вам Саккорсо, потому что он с ним заодно. Они выкрали у меня мальчишку, а потом забрали у вас его мать. Это они разрушили ваш сектор, убили амнионов и взорвали „Штиль". Не слушайте его, „Затишье“. Это трюк!»

Две минуты.

Как только Билл перестал кричать, динамики передали сообщение амнионов: «"Затишье" – всем человеческим кораблям вблизи Малого Танатоса, – скрипучий голос приобрёл настоятельный тон, которого Энгус никогда прежде не слышал. – Мы приказываем вам окружить крейсер-разведчик „Труба“. Он должен быть захвачен. Человеческие корабли, которые помогут нам захватить его, получат большую награду. Те корабли, которые откажутся от помощи в пленении „Трубы", будут признаны нами враждебными и подвергнуты разрушению, – сообщение стало повторяться: – „Затишье“ – всем… »

Ник поднял голову и с усмешкой сказал:

– Похоже, ты не ожидал такого поворота.

На его лице появились капельки пота. Руки по-прежнему спокойно управляли пультом, но глаза бегали, как у загнанного зверя.

– Что бы ты ни делал, этот долбаный «Каменщик» все равно откроет огонь. Он подстроил прицел под наше ускорение, и в случае чего мы можем уйти с траектории выстрела. Но другие ублюдки загонят нас в круг.

Помимо «Каменщика» Энгус насчитал четыре корабля, которые с разных сторон приближались к «Трубе». Ник хрипло произнёс:

– Маневровому двигателю нужно по крайней мере тридцать секунд, чтобы набрать достаточный импульс для эффективного скачка. Но за это время они успеют сжечь нас дотла.

Осталась одна минута.

Энгус язвительно передразнил самодовольный тон, который утратил Ник:

– Тогда нам нужно отвлечь их внимание. Приготовься. Я сейчас это устрою.

Им предстояло большое ускорение. Если бы Дэйвис не позаботился о Морн, она снова испытала бы приступ гравитационной болезни. Энгус знал, что это ускорение сомнёт их с Ником в креслах, как губки. Саккорсо не был знаком с кораблём. Он не знал, как могла ускоряться «Труба». Но он верно подметил, что пушки «Затишья» могли сжечь их дотла. И Ник довольно точно рассчитал запас времени, необходимый судну для выхода в контактное поле. В первые двадцать секунд корабль будет находиться в стационарной позиции. Затем он оседлает резонансную волну и войдёт в слепой полет через брешь. Но если Диос и Лебуол просчитались… Если их сведения о термоядерном генераторе верфей «Купюра» оказались неправильными или если «Труба» не выдержит ударной волны…

117
{"b":"7329","o":1}