ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Остальные казались верными – кроме Шейхида. Но отношение Вектора было предсказуемым. Он думал, что Ник замышлял его убийство. Чёрт! Этот флегматичный кусок дерьма заслуживал, чтобы его убили! Он не выполнил приказ капитана. К счастью, инфекция недоверия не распространилась дальше.

Но она могла охватить всю команду. Сначала будет Салага. Он брат Мики и восхищается Вектором. Остальные перейдут на их сторону, как только почувствуют уязвимость Ника, как только поймут, что опора их существования зашаталась.

Ищи намёки, Ник! Какую-то надежду – способ избежать крикливой паники в этом публичном доме.

Саккорсо остановился перед пультом сканера и хрипло спросил:

– Как они пристыковали нашу капсулу?

– Втянули в шлюз грузового трюма, – ответил Аркенхилл, не отрывая взгляда от пульта.

Подражая Кармель, он пытался доказать, что ничем не хуже её.

– Мне кажется, они оставят капсулу у себя. Пару минут назад судно вошло в док. Узнать их якорное место?

– Не стоит.

Ника волновало другое: кто забрал Дэйвиса Хайленда.

– Дай мне идентификатор судна.

– Это запросто. Мы получаем от космопорта всю навигационную информацию.

Для предотвращения возможных столкновений Башня передавала каждому кораблю все данные о передвижениях в пространстве, контролируемом верфями «Купюра».

Аркенхилл пощёлкал клавишами и сверился с записями на мониторе.

– Корабль «Планёр». Капитан Сорас Чатлейн. Порт приписки – станция «Терминус».

– Далековато залетел от дома, – заметила Мика «Терминус» находилась на другом краю человеческого космоса – дальше всех других колоний и по крайней мере за сто световых лет от Земли.

Ник повернулся к Сибу Макерну:

– Что нам известно об этом корабле?

Светлые усики Сиба торчали в стороны. Из-за недосыпа его глаза покраснели и выглядели уставшими. Он набрал запрос на пульте и через минуту доложил:

– Ничего, Ник. Мы никогда о нём не слышали. Саккорсо непроизвольно сжал кулаки. Голос Сиба дрожал от страха, а Ник презирал слабаков. Он с трудом подавил желание ударить системотехника.

– Поищи по перекрёстным ссылкам, – велел он Макерну. – Название корабля, имя капитана, опознавательный код. Дай мне исчерпывающий ответ.

У нелегальных кораблей официальные и личные опознавательные коды часто не совпадали друг с другом. Капитаны и суда меняли имена и названия, когда и как им того хотелось. Однако они не могли изменить регистрационных номеров – опознавательных кодов, внесённых в их программные ядра. Для этого требовалась замена самих программных ядер. В принципе такое тоже было возможно, но тогда в силу вступали другие расхождения…

– Проведи поиск по конфигурации, – добавила Мика. – Проверь их эмиссионный след и всё, что может выявить сканер.

Теперь Саккорсо хотел ударить свою помощницу. Не потому, что она ошибалась, но потому, что Мика помогала ему, когда он в этом не нуждался. Ник сам должен был отдать такой приказ. Его мозг не работал, и он ненавидел своё состояние – ещё сильнее, чем этих затраханных слабаков.

«Морн, чёртова сучка! Что ты со мной сделала? Кто предал меня из-за тебя? Кто дал тебе выйти?»

– Так, начинаем! – крикнул Скорц. – Нам прислали инструкции по снижению и посадке.

Ник затаил дыхание, пока связист передавал подробности радиограммы. Их посчитали посетителями. Экипажем корабля без груза. Беглецами. Нелегалами, искавшими убежища. Обычными перекупщиками информации. Но не кораблём, нуждавшемся в капитальном ремонте тахионного двигателя, хотя они могли оплатить его стоимость.

Громко выругавшись, Ник подошёл к пульту Скорца.

– Дай мне канал связи!

Скорц прикрепил дужку микрофона к уху и защёлкал клавишами, затем вызвал Башню и объявил:

– Сообщение от капитана Саккорсо.

Потом вскочил, освобождая место для шефа.

– Башня! – сердито рявкнул Ник. – Это капитан Саккорсо. У вас что, приёмник сдох? Вы не слышали, что мне необходим ремонт? Или вы не получили подтверждений о моём кредите? Мне нужна стоянка в ремонтном доке космопорта.

– Привет, капитан.

Ответ, доносившийся из динамика, был лаконичным и невыносимо наглым.

– Наш приёмник исправен. И мы не глухие. Нам просто не нравятся корабли, за которыми гонятся амнионе-кие крейсеры. Скажи спасибо, что мы вообще вас принимаем.

Наступила небольшая пауза, после которой наглый голос добавил:

– Эй, капитан! С тобой хочет побеседовать Билл. Ты должен лично подтвердить свой кредит.

От страха у Саккорсо перехватило дыхание, словно от удара в солнечное сплетение. Секунду или две он не мог дышать. Ник знал, что его голос будет ломаться, как у сопливого мальчишки, но он не мог тратить время на самокопание. Откашлявшись, он грозно произнёс:

– Довольно шуток, Башня. Мой кредитный модуль можно проверить на любом компьютере. Что толку в личных разговорах? Мне нужен большой ремонт, и я готов оплатить его. Давай мне место на площадке космопорта!

Башня долго не отвечала. Затем голос в динамиках насмешливо сказал:

– Твой кредитный модуль аннулирован.

– Ах ты, сукин сын!

Ник оттолкнул микрофон, точно хотел выплеснуть гнев в лицо того человека, которого не видел.

– Его нельзя аннулировать. Это деньги! Ты не можешь аннулировать деньги!

Обладатель голоса в динамиках зашёлся довольным смехом.

– Скажи это амнионским кораблям, которые гонятся за тобой.

Раздался отчётливый щелчок. Связь с Башней прервалась. На мостике воцарилась неестественная тишина. Казалось, что замолкли даже воздушные насосы. Карстер, который обычно держал свои вопросы при себе, не выдержал молчания. Без формы он выглядел как мальчишка, и, вероятно, чтобы компенсировать этот факт, ему захотелось показать себя рассудительным аналитиком.

– Лично подтвердить кредит? – спросил он у людей на мостике. – Что всё это значит?

– Это значит, – устало ответила Мика, – что Билл ещё не принял решение относительно нас. Он хочет понять, что происходит.

Ник резко повернулся к ней. Если бы она сказала ещё одно слово, он точно ударил бы сё.

– Ты права! – закричал он. – Но не все так просто! Он забрал мальчишку этой трахнутой Морн!

Да, Билл хотел понять, что происходит. Он стремился выжать из этой ситуации максимальную выгоду для себя и заодно рассчитаться с Ником за кучу проблем, которые тот создал для колонии.

А Ник обещал Дэйвиса амнионам. Кроме того, желая доказать свою честность в торговых сделках – и чтобы скрыть истинную природу своих замыслов, – он пообещал им Морн.

Дэйвис теперь у Билла. Если кредит «Мечты капитана» будет признан недействительным, Ник не сможет выкупить мальчишку. Но оставалась Морн.

Вот так история! Он прилетел кое-куда и обманул кое-кого, и теперь обманутый кое-кто убьёт его за это. Если только…

Идея пришла к нему как удар молнии – недаром электричество поддерживало всё, что Ник считал важным в своей жизни.

Он выживет, если обманет чёртовых копов.

Хэши Лебуол велел ему разрушить верфи «Купюра» – вернее, нанести космопорту долговременный и значительный ущерб. Руководитель БСИ разработал для этого целую операцию, опасную и рискованную, – как раз того типа, на которых специализировался Саккорсо. И именно то, что Лебуол играл ва-банк, воодушевило тогда Ника. Однако сейчас он мог направить этот план против Хэши и всей чёртовой полиции.

Ник не знал, что ответили копы на его последнее сообщение. Возможно, вообще ничего не ответили. Но если ответ был послан, Ник докажет Биллу, что полиция угрожает амнионам и Малому Танатосу больше, чем он. А чтобы копы простили его прегрешения, ему достаточно будет сослаться на Морн. Он всегда сможет сказать, что пытался спасти её. Если же эти бараны из полиции не ответили, то они не смогут вмешаться в его дела.

Впрочем, всего не учтёшь. И это не было проблемой Ника. Пусть Лебуол разбирается с последствиями. Или Диос. За что боролись, на то и напоролись. А его задумка могла получиться.

Какое-то время он стоял в проходе между пультами, оценивая собственные возможности, и поток мыслей возвращал его к утерянному самообладанию. Затем он отвернулся от Мики, словно её сомнения больше не беспокоили его.

12
{"b":"7329","o":1}