ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Это будет здорово.

– Ну вы даёте! – проворчала Мика. Новость Саккорсо лишь прибавила жёсткости её сердитому взгляду.

– Нам сейчас только вашей охоты не хватало!

Её холодная враждебность угрожала подпортить настроение Ника.

Приблизив губы к сё уху, он вкрадчиво прошептал:

– Последний раз предупреждаю. Если ты будешь ко мне так относиться, то берегись.

Её реакция удивила и даже испугала Ника. Она отпрянула, скривила лицо от отвращения и, вскочив с кресла, встала перед ним.

– Я не собираюсь остерегаться тебя, ублюдок! – закричала Мика. – Я твой первый помощник! Сколько раз мне приходилось прикрывать тебя! Спасать твою задницу, чёрт возьми! И теперь ты мне угрожаешь? Как будто мы и так уже не сидим в дерьме по шею! Неужели ты думаешь, что только тебя волнует происходящее? Что ты единственный, чья жизнь на линии огня? Мы все висим на волоске с тех пор, как ты затащил нас на Станцию Всех Свобод, обманул амнионов и продал Дэйвиса. Пообещал им отдать мальчишку, а он оказался у Билла. Наш кредит теперь ничего не стоит. У тебя нет товара для торга. Если мы попытаемся улететь, корабли амнионов превратят нас в пепел. А если мы останемся здесь, то сдохнем с голода. Пойми! Нас могут убить из-за того, что ты не держишь слова!

Она грохнула кулаком по консоли терминала.

– А теперь ты собираешься наплевать на наши беды и ввязаться в боксёрский матч с какой-то женщиной, которая работает на Билла! И, возможно, на амнионов! Ник, ты просто дерьмо!

Внезапно её гнев иссяк. Голос Мики стал таким же жалким, как у Сиба, – но не от испуга.

– И я тоже была бы последним дерьмом, если бы не попыталась остановить тебя.

На мостике воцарилась гробовая тишина. Никто из команды никогда не слышал, чтобы кто-то бросал капитану подобный вызов. Даже Орн Ворбалд, который хотел изнасиловать женщину Ника, а затем, чтобы оправдать себя, ввёл в программу компьютерный вирус, не осмелился бы так дерзить.

Но Саккорсо только рассмеялся. Он должен был смеяться, чтобы удержаться от крика. Протесты Мики ввергли его в огненную бездну – в ту самую пучину ужаса, которая едва не поглотила Ника в апартаментах Билла. Ещё мгновение – и он убил бы свою помощницу голыми руками.

– Всё верно, Мика, – с улыбкой ответил Саккорсо. – Я понимаю, ты расстроена. Однако ты исходишь из неверных предпосылок. Тебе кажется, что над нами сгустились тучи. Но на самом деле это не так. Ты просто не в курсе дел.

«И больше не будешь в курсе дел!»

– Ты ошибаешься в оценке моих действий. И я объясню, почему…

– Капитан! – взволнованно прервал его Скорц. – Их эмиссар у шлюза!

Ник открыл было рот для гневной отповеди: «Заткнись, пока жив, придурок!» Но, взглянув на Лит, он промолчал. Её глаза сияли от восхищения – нет, от абсолютной уверенности в нём, от желания отдать ему себя без всяких оговорок, от веры, которой так жаждало его сердце.

Мика потеряла эту веру. Возможно, она вообще её никогда не имела. Но Лит Коррегио была предана ему до конца. И поэтому он не стал кричать на Скорца. Не стал убивать перепуганную Мику. Не стал защищаться. Ник вновь обрёл спокойствие и кураж.

– Кто на этот раз? – спросил он небрежным тоном. По мостику пролетел вздох облегчения.

– Он не сказал, – ответил Скорц. – Но мне кажется, это тот ублюдок, которого они присылали в прошлый раз.

Ник непроизвольно отпрянул, словно его ударили в лицо.

– Тот же самый? – рявкнул он. Его спокойствие мгновенно улетучилось. – Здесь? На верфях «Купюра»?

– Мне так показалось, – нерешительно ответил Скорц. – Голос вроде тот же.

Лазерный луч вдохновения скользнул по извилинам мозга, и нервы Ника озарились когерентным светом.

Тот самый урод, которого они присылали к нему в прошлый раз. Марк Вестабуль, а не какой-то штатный чиновник со «Штиля». Значит, кто-то на Станции Всех Свобод – какой-то «решающий» амнионец – предвидел эту ситуацию. Предвидел, что «Мечта капитана» уцелеет в бреши. Иначе зачем Вестабуль оказался на борту «Штиля»?

– Проклятье, – изумлённо прошептал Ник. – Выходит, они не пытались убить нас, подсунув бракованные детали маршевого двигателя.

Вопреки самому себе он был впечатлен размахом их интриги.

– Они просто проверяли своё снаряжение. Использовали нас для того, чтобы посмотреть, как работают компоненты.

Никто на мостике не понял его – он был слишком далёк от них в своих догадках. Мика хмурилась, как обиженная школьница. Аркенхилл и Карстср смотрели на Ника, разинув рты. Рэнсам ёрзала в кресле, словно сё глодали черви. Лит металась между прозрением Ника и собственным непониманием. Только Вектор был достаточно смышлён, чтобы следовать за ходом мысли капитана.

– Вряд ли, – тихо возразил он. – Мы бы погибли, если бы не оборвали контактное поле.

Вектор мог бы напомнить Нику, что это он спас «Мечту капитана».

– Они экспериментировали не с гравитацией, а с ускорением, – ответил Ник со странной убеждённостью.

И после паузы почти с благоговением добавил:

– Вообрази, что могла бы делать на девяти десятых скорости света такая махина, как «Затишье»!

– О мой бог! – простонал Сиб Макерн.

По мостику прокатилась волна брани. Но Ник проигнорировал возгласы команды, продолжая раскручивать нить размышлений.

Ничто на Земле, ничто в человеческом космосе не могло бы защитить корабль или колонию от сверхсветового протонного луча, выпущенного с крейсера, который летел бы на скорости девять десятых световой. Возможно, амнионы решили отказаться от своей стратегии ненасильственного империализма, и им захотелось создать оружие для молниеносной и сокрушительной победы.

Тогда история с Дэйвисом – просто дымовая завеса. Амнионам нужна смерть Ника и гибель «Мечты капитана», чтобы он и его корабль не успели предупредить человеческий космос. Но, с другой стороны, они должны скрыть правду. Удержать секрет и в то же время сохранить свою репутацию честных торговцев на верфях «Купюра». Нет, это было слишком притянуто за уши. Он строил башню выводов на зыбком фундаменте. Ему не хватало доказательств. Тем не менее Ник чувствовал какой-то скрытый умысел – причём настолько огромный, что можно было только догадываться о его размерах. Майлс Тэвернер летел на верфи «Купюра» в компании с Энгусом Термопайлом. На первый взгляд в этом не было никакого смысла. Но из-под поверхности события тянулся запашок Хэши Лебуола. Ник сразу уловил его. Он мог лишь гадать о его планах. Но на самом деле ему было плевать на них. Важно, что, когда Майлс и Энгус прилетят, он получит прямой канал с полицией Концерна. Этот канал и его новая информация об эксперименте амнионов могли заставить полицию Концерна рудных компаний встать на его защиту. И сейчас Нику требовалось только время.

– Скорц, скажи Вестабулю, что сопровождение уже выслано, – велел он мирным и спокойным тоном. – Мы откроем дверь через пару минут.

Связист поспешно приступил к выполнению приказа, а Ник повернулся к Лит:

– Возьми с собой Симпера. Приведите это чучело сюда. И не забудьте вооружиться.

Пусть амнионы знают, что Саккорсо готов постоять за себя. Глаза Лит сверкнули. Она кивнула и покинула мостик. Посмотрев ей вслед, Ник почувствовал приятное тепло в паху. После гнусного предательства Морн ему впервые захотелось женщину.

Скорц оказался прав. Эмиссаром был Марк Вестабуль. Любой, кто увидел его хотя бы раз, уже никогда не перепутал бы с другим амнионом.

Вестабуль стал жертвой неудачного эксперимента – вернее, не совсем удачного. Человеку ввели мутаген, который, по мнению амнионов, должен был превратить его в одного из них – как генетически, так и психически, – оставив физическое тело без изменений. Однако сохранились только части его прежнего «я» – упрямый остаток человеческого. Уцелели лишь отдельные области мозга, некоторые привычки и шаблоны мыслей. Большая часть его тела осталась прежней: одна рука, почти вся грудь, обе голени и половина лица. Он без особых затруднений мог дышать обычным воздухом. Но на коленях бугрились узлы амнионской кожи. Они так сильно выпирали наружу, что для свободы движений ему пришлось вырезать дыры в костюме. Вторая рука выглядела как металлическая ветвь дерева, покрытая ржавчиной. Лицо было обезображено немигающим амнионским глазом, полным отсутствием губ и большими острыми зубами.

18
{"b":"7329","o":1}