ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ник хотел повторить свой вопрос. «Каким образом ты помешаешь мне защищать себя? Если я щёлкну пальцами, Лит пристрелит тебя там, где ты стоишь». Однако инстинктивный страх удержал его от вызова амнионскому эмиссару. Он знал, что Вестабуль не блефует.

– Довольно, – произнёс Саккорсо. – Обдумайте мои слова. Вы действуете нерационально. Ещё один шаг в этом направлении – и амнионы окажутся в убытке. Прослушав мою запись, Билл поймёт, что любой «уважительный» отчёт о ваших действиях будет ложным. Я думаю, вы правы – он не вступит в спор. Но он потеряет к вам доверие.

Как будто Билл кому-то доверяет!

– Нелегалы начнут подозревать вас в нечестности. Это нанесёт вам вред таким изощрённым образом, что вы не сможете исправить ситуацию. Так что лучше не ссорьтесь со мной. Мы ведь можем договориться. К сожалению, пока это невозможно. Вы сами загнали меня в тупик. Хотите, чтобы я забрал мальчишку у Билла, и в то же время не даёте мне это сделать. Неужели вы действительно верите, что это вас не касается? А как, по-вашему, я могу его выкупить? Вы оставили мне только два нелёгких выхода. Сначала я попробую продать идею о том, что вы открыли способ ускорения с помощью контактного поля бреши. Конечно, от меня потребуют доказательств, которые я, честно говоря, не могу предоставить. Ник шёл на рассчитанный риск, пытаясь сбить Вестабуля с толку.

– Все компоненты превратились в шлак. Поэтому мне придётся избрать второй вариант.

Ник вскочил с кресла, перегнулся через пульт и выпалил свою угрозу прямо в лицо эмиссару:

– Я продам Биллу секрет моего иммунитета. Ты же не хочешь этого, верно? Ржавый кусок амнионского дерьма!

– Ник! – возмущённо прошептала Мика.

Остальные молчали.

– Если только вы не дадите мне время придумать что-нибудь другое, – сделав паузу, добавил Ник.

Яростно мигая, словно воздух «Мечты капитана» вредил его человеческому глазу, эмиссар с минуту рассматривал Ника. Ничто не выдавало его реакции – ни тик на щеке, ни пощёлкивание пальцев. Люди Ника замерли на своих местах, пока Вестабуль анализировал ситуацию и перебирал свои тайные амнионские мысли.

Наконец он проскрипел:

– Хорошо.

Рэнсам напряжённо вздохнула. К счастью, остальные вели себя тихо. Да и внимание Вестабуля было приковано только к Нику.

– Капитан Саккорсо, – продолжил он, – если вы немедленно предоставите нам обещанную компенсацию и тем самым продемонстрируете своё уважительное отношение к заключённой сделке, то мы дадим вам один стандартный день для переговоров с Биллом. Однако я предупреждаю вас: при нахождении компромисса вы не должны упоминать ваш предполагаемый «иммунитет».

Бесстрастность голоса придавала силу его словам.

– Такую информацию невозможно удержать в секрете – во всяком случае, не в колонии нелегалов. Если вы упомянете о ней, то мы тут же узнаем об этом. И тогда переговоры останутся в прошлом. Применив всю нашу мощь, мы парализуем вашу оборону и конфискуем «Мечту капитана». А в качестве возмещения убытков заберём всех вас. Если понадобится, то амнионы пойдут и дальше. Мы разрушим верфи «Купюра», но не дадим распространиться знанию, которым вы, по вашим словам, обладаете.

Ник пропустил эту угрозу мимо ушей. Она была слишком серьёзной и большой, чтобы тревожиться по её поводу. Ему снова захотелось спросить: «Парализуешь нашу оборону? Как?» Но он вновь подавил это желание. Саккорсо получил, что хотел – отсрочку на день, и не рискнул бы сё потерять.

– Пусть будет по-вашему, – с язвительной усмешкой согласился Ник. – Если вам по душе такое безумие, пожалуйста. Но, думаю, до этого не дойдёт.

Он осмотрел людей на мостике. Взгляд его скользнул по бледному и напуганному лицу Сиба, по сердито надувшей губы Мике, по задумчиво нахмурившемуся Вектору и Лит, готовой к любой неожиданности.

А ещё к верфям «Купюра» летел Майлс Тэвернер. И Сорас Чатлейн была наконец в пределах досягаемости.

– Я думаю, мы договоримся, – добавил Ник, наведя прицел усмешки на амнионского эмиссара. – Не знаю, как именно, но я постараюсь. Сделаю всё, что смогу.

Марк Вестабуль молча смотрел на него. Ник хлопнул в ладоши.

– Лит, проводи его к выходу.

Вторая помощница без колебаний указала эмиссару на трап. Её ладонь лежала на рукоятке оружия. Вестабуль невозмутимо, словно получил всё, что хотел, повернулся и покинул мостик в сопровождении Лит и Симпера. Как только они удалились, Ник сердито повернулся к Мике:

– Не смей мне перечить!

Он напоминал разъярённого хищника.

– Нам удалось выпросить у них целый день. Это меняет ситуацию. Теперь мы можем на что-то надеяться.

Иди и подними Морн. Пинай и бей её, как хочешь, но приведи эту сучку в чувство. Чтобы через десять минут она стояла на ногах!

Мика не двинулась с места. На миг она опустила голову, затем посмотрела на Ника, и её глаза увлажнились. Глотая слёзы, она тихо спросила:

– И за этот день ты отдашь им Морн?

– Да! – рявкнул он, потому что её вопрос и слезы были ещё одним предательством. – Хотя эта дешёвка им не очень-то нужна.

– Но она человек! – закричала Мика. – Ты отдаёшь им человека!

Не в силах выразить свои чувства, она лишь покачала головой и добавила:

– Я против того, чтобы отдавать амнионам людей.

Саккорсо хотел выругаться в ответ, но его остановила реплика Сиба – настолько неожиданная, что слова застряли в горле.

– Я тоже против, Ник.

– Тогда нас трос, – спокойно добавил Вектор.

Ник сердито осмотрел людей на мостике.

– Кто ещё? – спросил он, сдерживая крик. – Как насчёт тебя, Рэнсам? Может, хочешь превратиться в подобие Вестабуля? Я такого не пожелал бы и злейшему врагу. А ты, Скорц? Аркенхилл? Что скажешь, Карстер?

Им всем полагалось ответить: «Мы сделаем так, как ты прикажешь, Ник. Мы доверяем тебе. Ты спасал наши жизни тысячи раз. Это твой корабль, и ты самый лучший из капитанов. Мы будем на твоей стороне до самого конца».

Но никто из них этого не сказал. Карстер сосредоточенно вглядывался в экран электронного прицела, как будто готовился к важному выстрелу. Рэнсам пригнула голову и дышала так, словно была на грани сердечного приступа. Аркенхилл стал таким же бледным, как Сиб.

В конце концов Скорц, обращаясь ко всем, увещевающе произнёс:

– Да ладно вам! Мы делали кое-что и похуже. Этого было недостаточно – во всяком случае, не для Ника Саккорсо, не в такой момент и вообще. Единственная женщина, которую он мог бы полюбить, предала его. Ему угрожали амнионы – они обещали парализовать его оборону и конфисковать корабль. Дэйвис был у Билла. Билл отказался чинить «Мечту капитана». Сорас по-прежнему смеялась над ним.

Ник потерял уже столько частей себя, что не мог сосчитать. Хотя он ожидал нечто подобное от Вектора. На самом деле инженер так и не влился в команду «Мечты капитана». И Сиб был настолько слаб, что гнулся во все стороны. Но кто бы мог подумать, что против Саккорсо восстанет его первая помощница! Мика Васак!

Ему было мало поддержки Скорца. Он хотел накричать на Мику, в кровь разбить ей лицо. Дать команде понять, кто хозяин на корабле.

Так вот ваша благодарность? Тогда катитесь вы все в ад! Ник мог продать любого из них амнионам. И он будет смеяться, когда эти слабаки станут умолять его о спасении…

Однако у него не было на это ни сил, ни времени. Энергия и надежда вытекали из Саккорсо, как вода, словно Мика пробила дыру в его сердце. Пока люди на мостике ожидали, что он взорвётся сверхновой звездой, Ник заставил себя отдышаться, а затем, успокоившись, тихо спросил:

– Неужели вы думаете, что у меня есть другой выбор?

Они не стали спорить с ним. Даже Мика не спорила. Если Ник Саккорсо признал своё поражение, то что же оставалось делать им? Развернувшись на каблуках, Мика покинула мостик, забрав с собой остаток его непобедимой силы.

Ник

Саккорсо ждал рапорта Мики о готовности Морн. Он находился в своей каюте, но не бездельничал. Подойдя к одному из рундуков, который служил ему персональным сейфом, Ник набрал код, открыл крышку и спрятал в рундук идентификатор Морн и пульт её зонного импланта. Амнионы не проявили интерес к последнему предмету, а переговоры с эмиссаром прошли без необходимости предлагать им первый.

20
{"b":"7329","o":1}