ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Вестабуль сказал, что они могут «парализовать» мою оборону. Целиком и полностью. Что тебе известно об этом?

Морн прошла ещё несколько шагов, затем едва слышно произнесла:

– О господи! Почему ты думаешь, что я могу ответить на твой вопрос?

Усталость, которая чувствовалась в её голосе, была усталостью скорей душевной, чем телесной. Но она не выглядела напуганной настолько, чтобы это удовлетворило Ника. А ему не хотелось выискивать какие-то объяснения.

– Во-первых, ты коп. До того как ты связалась со мной, у тебя имелись недоступные мне источники информации. Ты каким-то образом сумела узнать о новых разработках амнионов. Во-вторых…

С внезапной яростью он снова сжал её запястье.

– Во-вторых, ты говорила с ними, когда захватила мой корабль. Моё судно, сучка!

Она застонала от боли. С тех пор как они расстались с Микой, Морн ни разу не посмотрела на Саккорсо. Она и сейчас не желала смотреть на него. Но Морн его слушала.

– Ладно, – прошипела она сквозь зубы.

В её голосе чувствовалась угроза, словно даже теперь, на пути к амнионам, она думала, что может противостоять ему.

– Давай заключим сделку. Ты скажешь мне, о чём говорил с полицией перед тем, как мы полетели на Станцию Всех Свобод. Ты расскажешь мне о своих делах с полицией Концерна и о том, для чего они тебя наняли. Ты расскажешь, почему они позволили тебе забрать меня. А я за это открою тебе секрет, благодаря которому амнионы могут парализовать твой корабль.

Она поразила его своим самообладанием. Почему Морн не боялась? Почему не была сломлена? Ей полагалось рыдать от боли и страха, умолять его, а не торговаться с ним.

Проход был безлюден в обоих направлениях. Амнионы селились вдали от человеческой колонии, и никто из людей не осмеливался появляться в этих местах. Конечно, охранники Билла наблюдали за ними через видеокамеры, но они не могли уловить разговор на таком расстоянии.

Ник отпустил руку Морн, схватил её за плечи и рывком развернул лицом к себе.

– Смотри мне в глаза, чёрт бы тебя побрал!

«Почему ты ещё не спятила от страха?»

– Смотри мне в глаза!

Она медленно подняла голову. Ник увидел её глаза, в которых кипела безумная тёмная боль, – и отступил на шаг. Сила её страданий и низость грубого обращения с ней были подчёркнуты светом внутренней убеждённости. Морн выглядела жертвой, восставшей из могилы – из мутагенного плена амнионов, вернувшейся, чтобы уничтожить его.

Он резко оттолкнул её. Потеряв равновесие, Морн ударилась затылком о стену и упала бы, если бы Ник не подхватил её и не поставил на ноги. Ему требовались действия. Без них он не мог контролировать страх, пиявкой скользивший в его кишках.

– Я уже говорил тебе об этом, – произнёс он дрожащим голосом. – Ты – плата за моё молчание. Копы отдали тебя в обмен на моё обещание, что я не раскрою их планы Биллу.

– Чушь! – ответила она. – Когда ты впервые заикнулся об этом, я сразу уловила ложь. Теперь твой обман очевиден. У тебя есть контакт с полицией. Ты знал места, где у нас были скрытые видеокамеры. А это означает, что ты работал на них задолго до того, как тебя послали на Малый Танатос. И потом, чтобы забрать меня с Рудной станции, тебе требовалось их разрешение.

– Как ты догадалась?

Вопрос запоздал. Она уже ответила на него.

– Тебе не удалось бы подставить Энгуса без помощи сообщника, который работал в службе безопасности Рудной станции. Но и он оказался бы бесполезным, если бы вы не имели контакта с командным центром полиции. Иначе вы не получили бы компьютерных кодов, благодаря которым фиктивное снабжение корабля было признано законным. Таким образом, полиция концерна знала о твоих делах. Тебе оказывали помощь. И, следовательно, ты выполнял их приказы. Возможно, вся твоя хвалёная репутация была основана на этом. Ты выполнял задания полиции, а копы помогали тебе сохранять лицо. Так что никто не платил тебе за молчание и не обменивал меня. Насколько я понимаю, твоё новое задание было давно подготовлено. Но о чём ты с ними спорил? Для чего они наняли тебя?

Ник попытался засмеяться и не смог. Во рту пересохло, дыхание перехватило. Спазм боли пронёсся по шрамам, словно их вскрыли ножом. Почти задыхаясь от напряжения, он сказал:

– Хэши Лебуол велел мне сделать здесь работу.

– Какую работу? – резко спросила Морн.

И Ник решил сказать ей правду. Ему вдруг страстно захотелось поделиться с ней истиной. Он надеялся насолить ей этим – сделать нечто такое, что лишило бы Морн фанатичной убеждённости, защищавшей сё от страха. Он собирался поведать ей о сделке полиции Концерна.

– Речь шла о том, чтобы как-то навредить верфям «Купюра». Нанести максимально возможный ущерб, который вывел бы Билла из бизнеса. К тому времени Лебуол уже дал мне вакцину. Он хотел, чтобы я продал его Биллу.

Ник знал, что эта правда разобьёт сердце Морн. Она больше не вздыхала и не возмущалась. Она остолбенела – и Саккорсо почувствовал радость. Комок страха в его горле исчез. Он снова мог дышать полной грудью.

– Мне предписывалось дать Биллу настоящую капсулу, чтобы он проверил её на живом субъекте. Затем я должен был подменить состав в остальных капсулах инертной субстанцией, которую он воспроизвёл бы в своих лабораториях. Билл продал бы этот заменитель нелегалам или, возможно, амнионам – что в принципе неважно. Вскоре истина вышла бы наружу. Все узнали бы, что он продаст фальшивую вакцину, и он оказался бы в глубоком дерьме. «Живи с этим, сучка, – пока можешь! Вот кому ты верила. Вот каковы те люди, на которых ты работала».

– Если мне не удастся отвязаться от амнионов, то я так и сделаю, – продолжал он. – Но я не буду рисковать и связываться с заменителем.

Эта ложь должна была причинить Морн новую боль.

– Когда я рассказал Лебуолу о своих проблемах, он отказался от меня. Теперь Хэши горько пожалеет о своём предательстве.

Решив, что Морн основательно сбита с толку, Ник обнял её за талию и прошептал почти по-дружески:

– Теперь твоя очередь. Открой мне свой секрет. Расскажи, как амнионы могут парализовать мою оборону.

– А? Что? – прошептала она, словно не расслышала его слов, словно оцепенела или даже оглохла, соприкоснувшись со злобой Ника. – Ты мог бы догадаться. Ведь это касается тебя.

«Ну вот, началось, – подумал он. – Теперь она попытается отыграться».

– Там, на Станции Всех Свобод, мне нужно было доказать им реальную возможность самоликвидации твоего корабля. Если бы амнионы подумали, что я блефую, они не вернули бы мне Дэйвиса. По этой причине я переслала им копии всех файлов, имевшихся на вспомогательном командном пульте, включая твои приоритетные коды.

Её объяснение было пощёчиной Саккорсо.

– Теперь они могут перекодировать любую инструкцию, которую ты наберёшь на пульте.

На миг он подумал, что его сердце остановилось. Конечно, Ник тоже имел эти коды. Он тоже мог изменить их. Но тогда амнионы вновь заменят их своим приоритетом… Паралич обороны. Со временем компьютеры отключатся, чтобы защитить себя от перегрузок.

Внезапно мир вокруг него стал чёрно-белым. Морн не пыталась навредить ему. Наоборот, сё откровение спасало Ника. Перекодировка приоритетных кодов была бы опасной только в том случае, если бы он не знал об этой хитрости амнионов. Но, вернувшись на «Мечту капитана», он напишет новую программу с кодами. И вся работа займёт не больше часа. Морн оказала ему неоценимую и неожиданную помощь.

– Почему? – с изумлением спросил он её. – Я сам не догадался бы. Почему ты рассказала мне об этом?

«Почему ты помогла?»

Её усталость вернулась, и, похоже, Морн отказалась от дальнейшей борьбы.

– Потому что я не хочу, чтобы они взяли тебя, – ответила она. – Я не хочу, чтобы они вообще кого-то брали. И если бы в той капсуле был ты, я сделала бы то же самое. Иначе мой человеческий дух потерял бы свою цену и значение.

Нику стало стыдно, и он шёпотом злобно выругался.

– Значит, ты раскрыла мне их секрет в надежде на то, что я почувствую благодарность и передумаю отдавать тебя амнионам?

22
{"b":"7329","o":1}