ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Даже для его нынешнего состояния этот вопрос прозвучал слишком, сердито – и глупо.

– Нет, – спокойно ответила Морн. – Ведь я тебя знаю.

Ник не нашёлся что ответить. Стиснув зубы, он толкнул её в зев коридора. Пустой проход привёл их в амнионский сектор. Вход в него представлял собой обычную и ничем не примечательную дверь в ровной стене. Саккорсо не был внутри, но предполагал, что дверь являлась внешним люком воздушного шлюза, поскольку сектор имел свою собственную атмосферу. Ник с содроганием вспомнил едкий привкус воздуха на Станции Всех Свобод, першение в горле и кашель. В груди закололо. Нет, он не собирался проходить ещё раз через это испытание.

Схватив Морн за руку на случай, если она в последнюю минуту попытается убежать, он направился в внешнему интеркому.

– Ник, пожалуйста…

На секунду ему показалось, что она начнёт умолять его, попросит сжалиться над ней и отпустить. Но Морн не стала унижаться.

– Скажи, почему они позволили тебе забрать меня? – спросила она.

Она снова вернулась к той теме – к побегу со станции Рудной станции.

– Тебе хуже не будет. А мне нужно знать. Почему они не попытались спасти меня?

– Черт! – с досадой воскликнул Ник.

Даже здесь, в преддверии ада, она не желала сдаваться.

– Ты думаешь, что заслуживаешь чьих-то усилий? Наивная дура! Ты провела слишком много времени с капитаном Термопайлом. Копы знали, что от тебя теперь мало проку. Зачем же им было идти на риск?

И тут он понял, что истина причинит ей сильную боль. Его правда будет для неё невыносимой!

– Копы отдали мне тебя по моей просьбе – как плату за услугу. Иногда я не хотел выполнять их грязную работу – особенно когда речь заходила об отморозках типа Термопайла. Но мне нравилось получать плату. Я не знал, что потеряю маршевый двигатель, поэтому не взял кредит. Вместо денег я потребовал тебя.

Он хрипло рассмеялся.

– Наверное, копы сочли это выгодной сделкой. Они прижимали к ногтю Термопайла, а взамен отдавали его подстилку.

Морн ни разу не посмотрела на него с того момента, как он заставил её взглянуть ему в глаза. Она не смотрела на Ника и теперь. Но её голос пронзил его сердце.

– Если тебе кажется, что все так просто, то ты слишком долго доверял своим хозяевам.

Это было уже слишком. Он ударил кулаком по кнопке интеркома и проревел:

– Я капитан Ник Саккорсо! Привёл вам вашу «компенсацию», которую вы просили. Её зовут Морн Хайленд. Она мать того «человеческого отпрыска», который вам нужен. Открывайте дверь! Я втолкну её внутрь и уйду. Только быстрее! Мне своих забот хватает!

Ответ последовал незамедлительно:

– Капитан Ник Саккорсо, доставка женщины приемлема. Ваш уход неприемлем. Вы должны войти вместе с ней. Вам дадут дыхательную маску. Мы заберём у вас женщину, но вы должны остаться.

– Чёрта с два я останусь! – в приступе страха крикнул Ник и попятился к дальней стене коридора, потянув за собой Морн. – Мы так не договаривались. Ваш долбаный эмиссар не говорил, что меня задержат.

– Вы не будете задержаны.

Амнионский голос звучал механически ровно и невозмутимо.

– Вам не причинят вреда. Мы даём свои гарантии.

Внезапно дверь скользнула в сторону, открывая тёмный проход. В воздушном шлюзе стоял Марк Вестабуль. Его сопровождали две амнионские самки – в масках и с оружием в руках. В них не было ничего человеческого. Они направили стволы на Морн и Ника.

– Прошу вас, капитан Саккорсо, – произнёс Вестабуль.

Его голосовые связки были плохо приспособлены к модуляции.

– Мы хотим побеседовать с вами. Если вам страшно входить в наш сектор, разговор может состояться здесь. Хотя, на мой взгляд, это менее удобно.

– Вы, наверное, хотели сказать, более опасно! – крикнул Ник, указав на ближайшую видеокамеру. – Ведь тогда Билл услышит каждое слово.

– Нет, – ответил Вестабуль. – По настоятельной просьбе амнионов Билл разрешил нам нейтрализовать некоторые из этих устройств. Я беспокоюсь только о вашем комфорте. Если вы согласитесь войти, мы предоставим вам максимально возможные удобства. И тогда я отпущу охрану.

Появление вооружённых амниони удивило Ника. Он пожалел, что не взял с собой оружие. Возможно, если бы он пристрелил этих самок, то напряжение, распиравшее его грудь, ослабло немного. Тик под глазом напоминал работу клапана. Кровь пульсировала в каждом шраме.

– К чему эта пустая болтовня? – спросил Ник. – Мы уже обо всём договорились, – он кивнул в сторону Морн. – Я только что выполнил свою часть соглашения.

Вестабуль заморгал человеческим глазом.

– Я подтверждаю, что её доставка принята. Однако наши переговоры с вами стали относительно опасными, и мы хотели бы разрядить обстановку. Мне кажется, что, если никто из ваших людей и обитателей верфей «Купюра» не будет присутствовать при нашем разговоре, вы согласитесь ответить на несколько моих вопросов. Устранив разногласия между нами, мы нашли бы условие, при котором вы могли бы выполнить и остальные требования амнионов.

Ник вдруг подумал, что Марк Вестабуль во многом остался собой. Прежде всего он мог размышлять как человек. Чистопородным амнионам не хватало мозгов, чтобы понять внутривидовые отношения людей и их манипуляции друг другом.

– Иначе говоря, – парировал Ник, – если я буду сговорчивым, вы восстановите статус моего кредитного модуля?

– Я ничего не обещаю.

И действительно, обезображенное лицо эмиссара, его покрытая ржавчиной рука и инопланетные колени не обещали ничего, кроме гибели человечества. А такая возможность реально существовала.

Ник больше не колебался. Толкнув Морн к амниони, он крикнул:

– Сначала уведите её отсюда! А потом я выслушаю ваши вопросы. Не исключено, что я и отвечу на них.

Крупная самка обхватила женщину лапой. Морн не сопротивлялась и не пыталась вырваться. Она даже не оглянулась на Саккорсо. Безмолвно, словно приняв свою гибель, она позволила амниони затащить её в воздушный шлюз. Вторая самка коснулась кнопок панели, и дверь захлопнулась.

Это зрелище вызвало у Ника внезапную ярость. Потеряв контроль над собой, он закричал на Вестабуля:

– Скажите своей шавке, чтобы она целилась куда-нибудь в другое место! Я не буду отвечать на ваши чёртовы вопросы, пока она угрожает моей жизни!

Вестабуль издал горловой звук, который ничего не означал для Ника. В тот же миг амниони опустила оружие, спрятала его в большой кобуре на поясе и расставила лапы в стороны. Потрясённый своим бесполезным гневом, Ник прикусил губу и попытался успокоиться. Ему казалось, что шрамы разрывали щеки изнутри, что кожа на них лопалась кусками. В какой-то миг его отвращение к Вестабулю и амнионам стало настолько сильным, что Ника едва не вырвало.

– Клянусь Богом, – хрипло произнёс он, – это сточная канава вселенной.

Несмотря на остатки человеческого ума, Вестабуль не отреагировал на оскорбления.

– Вы уже делали сходные ссылки в прошлом, – заметил он, – но их применение по отношению к нашим поселениям неверно. Правильнее было бы сказать, что только человечество имеет «сточные канавы». У нас другие технологии для удаления отходов.

– Ладно, забудьте об этом, – прервал его Ник. – Теперь мы одни – только вы, я, интерком, видеокамеры и ваша уродка с оружием. Задавайте свои вопросы. Я хочу понять, каковы мои шансы восстановить кредитный модуль.

Он свирепо потёр щеки, пытаясь расслабить спазм. Но лицевые мышцы продолжали конвульсивно сжиматься и разжиматься, превращая его надменную усмешку в жалкую гримасу боли.

– Капитан Саккорсо…

Вестабуль пошевелил руками, будто пытался сделать жест, который его тело разучилось выполнять.

– У меня к вам единственный вопрос – хотя и сложный. Почему вы прилетали на Станцию Всех Свобод?

Сжав кулаки, Ник обуздал свой гнев и выслушал доводы эмиссара.

– Вы заявили нам тогда, что помимо кредита для ремонта корабля вам требовалась «помощь медицинского характера», – ровным голосом произнёс Вестабуль. – Однако ясно, что кредит не являлся основной причиной. По нашим сведениям, у вас уже была необходимая сумма, когда вы покинули человеческий космос. То есть можно предположить, что ваш корабль летел сюда для производства ремонта. Но затем вы вдруг изменили курс и рискнули пересечь пространственную брешь. Вестабуль выдержал небольшую паузу.

23
{"b":"7329","o":1}