ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Холт откашлялся.

– Чтобы защититься от такой случайности, Уорд забрал к себе не только Энгуса, но и нашего предателя – мелкого чиновника-садиста по имени Майлс Тэвернер. До некоторых пор всё складывалось довольно удачно. Но потом появились проблемы, которые встревожили Годсена. В настоящий момент Энгус превратился в киборга, запрограммированного с головы до пят. Без разрешения программного ядра он даже зубы оскалить не может. Но за ним по-прежнему нужен контроль – необходим человек, который будет корректировать его программу при возникновении непредвиденных обстоятельств. Кроме того, ему нужна команда. И превыше всего – достоверное прикрытие. Ему необходимо правдоподобное объяснение, почему он оказался на свободе, – то есть детали того, как Энгус выбрался из камеры и захватил корабль. Помолчав для эффекта, Холт тихо добавил.

– Уорд решил, что с Энгусом должен лететь Майлс Тэвернер.

Норна молча жевала беззубым ртом. Вместо слов с сё губ стекали струйки слюны. Взгляд перебегал с экрана на экран, словно она уже забыла о сыне.

– Мать, ты следишь за ходом мысли? – на всякий случай спросил Холт. – Нам известно, что Майлс – продажная душонка. Именно поэтому он с такой охотой предал службу безопасности Рудной станции. Но Уорд уверен, что Майлс не пойдёт против нас – потому что мы тут же обреем его наголо.

Это была одна из любимых фраз Холта Фэснера.

– Если он раскроет сведения, которые мы не хотим предавать огласке, или сделает что-то неугодное нам, то его попросту сварят живьём. Однако Годсена тревожит другая перспектива – его беспокоит коллективное восприятие события. Если наша операция станет достоянием общественности, то что о ней подумают огромные немытые массы людей?

Такие фразы радовали сердце Холта.

– Как они воспримут побег известного убийцы и насильника, вступившего в сговор с продажным чиновником? Что об этом скажут члены Руководящего Совета? И какова на самом деле вероятность того, что Майлс не пойдёт против нас? Он может сколотить баснословное состояние, продав наши планы и сведения об Энгусе.

К счастью, Майлс не мог продать самого Термопайла, поскольку чип, делавший Энгуса верным полиции Концерна рудных компаний, не подлежал замене.

– Наш Годсен знает своё дело. Это его обязанность – закатывать истерики и с пеной у рта психовать по поводу подобных проблем. Он правильно сделал, что прилетел ко мне. Но на этот раз я его не поддержал. Мне не хотелось, чтобы он забывал своё место. Я не хотел, чтобы у него появилась привычка указывать мне, что делать. И я не хотел подрывать репутацию Уорда

Во всяком случае, не теперь, когда риск мал, а потенциальная выгода так велика. Успешные действия в запретном пространстве и драматическая победа в битве с пиратами укрепили бы доверие масс к полиции Концерна. А если Майлс поведёт себя неподобающим образом, то Уорд всегда может приказать Нику Саккорсо избавиться от него.

– У Диоса талант к таким деликатным операциям. И он лучший начальник полиции Концерна, которого я мог бы пожелать. Возможно, он единственный, кто мог бы угрожать мне, если бы я не купил его душу.

Фактически Холт считал бы Уорда опасным противником, если бы не вовлёк его в должностное преступление и не заставил сыграть главную роль в запрете исследований иммунного лекарства, которое создавалось «Интертехом».

Из телесной оболочки Норны вырвался тихий шёпот:

– Но ты всё-таки встревожен.

– Да, это верно, мать – согласился Холт – Я встревожен Каким бы осторожным ни был Уорд, он рискует. А ты знаешь, как мне не нравится риск. Именно поэтому я и запретил производство вакцин. Теоретически иммунное лекарство могло сместить баланс сил в человеческом космосе. Любая эффективная защита против амнионских мутагенов повредила бы Уорду и всей полиции Концерна, сделав их менее важными и менее нужными. Это могло ослабить мою позицию среди членов совета.

Он задумчиво пожал плечами.

– Возможно, я перестраховался, и мои опасения не подтвердились бы, но мне не хотелось рисковать. Поэтому я настоял, чтобы о лекарстве знали только Уорд и Хэши, и чтобы только Хэши мог использовать вакцины для тайных операций Бюро по сбору информации. В настоящий момент Уорд рискует сам по себе. Не без советов со мной, конечно.

И его доводы для подобных действий убедительны при условии, что Энгус Термопайл сможет устранить проблему с Морн Хайленд. Этот лейтенант полиции КРК обладала нелегальным зонным имплантом и предположительно знала об иммунном лекарстве. Если ей когда-нибудь удастся покинуть запретное пространство, чтобы рассказать общественности о своём эксклюзивном знании, то руководитель службы протокола, да и вся полиция Концерна получат гигантскую головную боль. Ты можешь назвать эту операцию хирургическим вмешательством.

Холт облизал пересохшие губы.

– Или удалением меланомы до того, как она начнёт давать метастазы. Поэтому Уорд идёт на риск с моего благословения. А я тревожусь о нём. Мне кажется, что он подставляет себя под удар.

На фоне неразборчивого бормотания экранов сиплый голос Норны казался тихим ворчанием, но Холт различал её слова так чётко, словно они были единственными звуками в комнате.

– Я думаю, он ставит под удар тебя.

Фэснер смущённо хмыкнул.

– Ну что ты, мать! Не паникуй. Ты всегда возбуждаешься по пустякам. Мы сейчас говорим об Уордене Диосе – моей правой руке, человеке, которого я сотворил. Что бы он ни предпринял, используя свои полномочия, все это пойдёт на пользу мне.

Он мог бы продолжать, но его голос угас, когда Норна указала кривым дрожащим пальцем на один из экранов.

Сначала он не понял, на какой именно. Туда, где шёл эротический сериал? Нет, один из новостных каналов. Среди сумятицы из слов и музыки мужское туповатое лицо авторитетным голосом произнесло: «Специальный репортаж».

Специальный репортаж? Какой ещё репортаж? В человеческом космосе ничто не сообщалось – и ни о чём не позволяли сообщать – без согласования с Холтом Фэснером.

«Хорошо информированный источник в офисе руководителя Протокольного отдела полиции Концерна подтвердил, что сегодня из штаб-квартиры полиции бежал опасный преступник Энгус Термопайл».

Волна покалывающего холода прокатилась вниз по спине Холта и заставила сжаться мошонку.

А мужская голова продолжала говорить, словно была чем-то большим, чем куклой чревовещателя: «Капитан Термопайл был схвачен и осуждён примерно шесть месяцев назад на Рудной станции. Позже по приказу Хэши Лебуола, директора БСИ, его перевезли в штаб-квартиру полиции. Нам не известно, по какой причине Бюро по сбору информации заинтересовалось капитаном Термопайлом. Никаких объяснений по этому поводу не давалось. Однако, как выяснил наш репортёр, этот пират не был обычным преступником. Обстоятельства его ареста и вынесение приговора стали основополагающим фактором для принятия так называемого акта преимущественного права. В ходе следствия вскрылись факты сговора между Термопайлом и старшим офицером службы безопасности Рудной станции. Этот вопиющий случай поставил под сомнение честность всех коммерческих и государственных служб безопасности во всём человеческом космосе и убедил членов Руководящего Совета Земли и Космоса в необходимости акта преимущественного права…»

Диктор сделал пикантную паузу.

«Сама новость о том, что капитану Термопайлу удалось бежать из штаб-квартиры полиции, уже вызывает тревогу. Однако наш источник в офисе руководителя службы протокола полиции Концерна утверждает, что ситуация гораздо хуже, чем кажется. Основным виновником события стал Майлс Тэвернер – бывший помощник шефа службы безопасности на Рудной станции.

«О черт», – подумал Холт. На этот раз тревога начала подниматься от паха к груди. Лёгкие заболели, словно вдруг стали старыми и дряблыми.

Как и все марионетки, мужская голова на новостном канале была неумолима: «Будучи ответственным за допрос капитана Термопайла на станции Рудной станции, помощник шефа Тэвернер был доставлен в штаб-квартиру полиции КРК вместе с арестованным пиратом. Очевидно, в Бюро по сбору информации планировали использовать его для дальнейшей следственной работы с Термопайлом.

3
{"b":"7329","o":1}