ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сочувствующий
Магнетическое притяжение
Совершенная красота. Открой внутренний источник здоровья, уверенности в себе и привлекательности
Север и Юг. Великая сага. Книга 1
Страна Сказок. Авторская одиссея
Тело, еда, секс и тревога: Что беспокоит современную женщину. Исследование клинического психолога
#INSTADRUG
Отвергнутый наследник
Среди садов и тихих заводей
Содержание  
A
A

Уордсн поморгал от боли и подумал: «Вот и началось»

– Позвольте мне представить вам особого советника Максима Игенсарда. Мистер Игенсард, передаю вам слово.

– Благодарю вас, член Совета Мартингейл.

К небольшой трибуне у стола подошёл мужчина, прежде сидевший за спиной старшего советника от Восточного союза. Зал, пошумев, успокоился. Уорден вновь пожалел об инфракрасной слепоте телевизионного канала. Он внимательно осмотрел лицо Игенсарда. Конечно, Диос знал о назначении ревизора, но то, что Совет предложит Игенсарду допросить его и Хэши, стало для Уордена полной неожиданностью. Впрочем, удивляться было нечему. Он успокоился – причём настолько, что едва не сделал ошибку и не показал свою невозмутимость.

– Господин Диос, – начал Игенсард. – Господин Лебуол. Это уникальная возможность для меня. Надеюсь, нам удастся прояснить проблемные вопросы.

Особому советнику нужен был другой голос – какой-нибудь такой, что соответствовал бы его бесцветному виду. Несмотря на то, что Игенсард был единственным мужчиной, стоявшим в зале, он выглядел до жалости маленьким. Серый, плохо скроенный костюм, будто нарочно подчёркивал размеры его несоразмерно большого живота – несоразмерно большого потому, что руки были тонкими, а лицо – худощавым. Казалось, что ветры судьбы раздули его во все стороны.

Однако только он понимал, что для создания иллюзии визуального контакта с шефом полиции Концерна ему следовало смотреть на видеокамеру, а не на экран. В результате он был единственным человеком в зале, который не разглядывал пах Уордена. Особый советник вёл себя скромно, но его прямой взгляд абсолютно не выказывал смущения.

Горло Уордена сжалось от надежды – или от страха.

– Спрашивайте, – хрипло произнёс он. – Мы постараемся ответить.

Игенсард тут же взялся за дело. У него не было с собой никаких документов, но, похоже, он в них и не нуждался.

– Я не знаю, кому адресовать свои вопросы. Давайте я их задам, а вы сами решите, кто из вас будет отвечать. Итак, Морн Хайленд была лейтенантом эсминца полиции Концерна «Повелитель звёзд». После крушения корабля она попала в руки капитана Термопайла. Его показания зафиксированы в протоколах дела. Он заявляет, что спас её после гибели эсминца, а само крушение корабля объясняет саботажем на Рудной станции.

Чтобы ослабить напряжение, Уорден вмешался в его речь:

– Вы хотите спросить нас, был ли связан Тэвернер с уничтожением «Повелителя звёзд»? Мы этого не знаем.

Игенсард сделал вид, что не слышал реплики Диоса.

– Морн Хайленд осталась с Термопайлом после его возвращения на Рудную станцию. По его словам, она якобы не доверяла службе безопасности станции. Но когда Термопайла арестовали за кражу припасов, она тут же бросила его и улетела вместе с капитаном Ником Саккорсо на борту фрегата «Мечта капитана». Сам капитан Саккорсо часто подозревался в незаконной деятельности, но ни разу не был осуждён. Эти данные верны?

Уорден пожал плечами.

– Вы получили их из протоколов дела. Какие могут быть сомнения?

– В таком случае, господин Диос и господин Лебуол, все мои вопросы могут вместиться в один. Почему вы позволили этому случиться?

Скромность Игенсарда была притворством, способом обезоруживать людей.

– На Рудной станции поймали и осудили известного пирата. Его тут же забрало к себе Бюро по сбору информации. И в то же время офицеру полиции Концерна – женщине, единственной уцелевшей после гибели боевого корабля полиции, а также спутнице капитана Термопайла и, следовательно, единственной свидетельнице того, что он мог сделать, – позволили беспрепятственно покинуть Рудную станцию. И опять же в компании известного нелегала! Ни одного допроса! Ни одной встречи с ней! Как будто её специально отпустили для того, чтобы она впоследствии могла присоединиться к капитану Термопайлу, которому, по весьма странному совпадению, удалось бежать из БСИ. Уважаемые руководители полиции, ведь это попахивает соучастием.

Колючий взгляд Игенсарда заставил Уордена забыть о большом животе и малом росте особого советника.

– Это попахивает должностным преступлением. Мы можем предположить, что капитан Термопайл был одним из ваших оперативных агентов. Мы можем предположить, что, спасая ему жизнь, вы уничтожили всю информацию о совершённых им преступлениях! Вы забрали Термопайла у Службы безопасности Рудной станции, чтобы сделать его допросы безуспешными! Вы позволили ому бежать в награду за былые услуги и, возможно, за работу в будущем. Это предполагает, что полиция КРК вошла в сговор с известными преступниками для дискредитации всех служб безопасности. Вы защищаете нелегалов и потворствуете пиратству, а значит, помогаете амнионам в их агрессии против человечества.

Уорден боялся, что Мин вскочит с кресла и закричит. Но железная дисциплина удержала её на месте.

– Прежде чем я получу ответ, – подытожил Игенсард, – позвольте мне информировать вас, что я видел протоколы по уголовному делу Термопайла. В них есть очень интересные подробности. Служба безопасности Рудной станции позволила лейтенанту Хайленд улететь с капитаном Саккорсо по вашему приказу. Она являлась офицером полиции и не подпадала под их юрисдикцию. Поэтому они запросили инструкции у штаб-квартиры полиции Концерна. И ваш ответ запретил им проводить с ней какие-либо процедуры дознания. Я ещё раз повторю свой вопрос. Почему вы позволили этому случиться?

«Наконец-то, – подумал Уорден. – Сейчас все либо рухнет, либо устоит». Мигрень от мерцания экрана создавала у него ощущение, что он ослеп на оба глаза.

– Уважаемый советник Игенсард, – с усмешкой ответил он, – откуда такие обобщения? Не имея никаких доказательств, вы высасываете из пальца далеко идущие выводы.

– Просто ответьте на мой вопрос, господин Диос, – настаивал Игенсард. – Выводы будет делать Руководящий Совет Земли и Космоса.

Пожав плечами, Уорден доверил свою судьбу людям, которых он не мог контролировать, и, конечно же, Лебуолу, не делавшему различий между одной судьбой и другой.

– Это в ваш департамент, Хэши, – мягко сказал он шефу БСИ. – Вам и отвечать.

Лебуол был готов ко всему. Он смущённо потупился, словно испугался ответственности. Впервые с начала конференции в его словах зазвучала правда.

– Особый советник Игенсард, ваша озабоченность не к месту.

Его дрожащий голос наполнился такой убедительностью, что даже Уорден едва не поверил в неё.

– Я снова должен заметить, что ситуация гораздо сложнее, чем вы её понимаете. Капитан Термопайл не числится среди оперативных агентов Бюро по сбору информации. Если бы вы ознакомились с данными пси-анализа, подготовленными службой безопасности Рудной станции, то поверили бы мне. Такому человеку, как Энгус Термопайл, абсолютно нельзя доверять. Я не мог бы использовать его в качестве оперативника, поскольку он просто не подчинился бы мне. С другой стороны, капитан Саккорсо выполнял наши оперативные разработки. И все его преступления были мнимыми, а не реальными. Они служили ему прикрытием. Что же касается работников Службы безопасности Рудной станции, то мы действительно не позволили им вмешиваться в дело лейтенанта Хайленд. В то время мы сомневались в чистоте их рядов и пытались проверить свои подозрения.

– А где сейчас Морн Хайленд? – прервал его Игенсард. – Какие меры вы предприняли для её спасения? О Боже! Господин Лебуол, она несколько недель находилась в руках Термопайла. Вы упомянули о его пси-анализе. Он признан психопатом, а она была копом. Вы подумали о том, что он с ней делал? На Рудной станции имеются госпитали, терапевты и нейрохирурги. А какую помощь мог оказать ей капитан Саккорсо? Куда он увёз её? Какую судьбу вы уготовили этой несчастной женщине?

– Особый советник Игенсард, вы должны нас понять…

Дрожь в голосе Хэши стала ещё выразительнее. Она окрашивала его слова тонами печали и тревоги.

– Человеческий космос находится в состоянии мира с амнионами. Полиция Концерна рудных компаний, не жалея времени и сил, поддерживает основы этого мира. Другое дело – Бюро по сбору информации. БСИ находится в состоянии войны. Мы сражаемся за факты и за понимание – за средства, благодаря которым люди и амнионы могут избежать прямого конфликта. Но это тем не менее война. А на войне мужчины и женщины становятся винтиками боевой машины. Они используются для решения задач, в которых не учитывается их личная ценность. БСИ не имеет права пренебрегать уникальными возможностями. А лейтенант Хайленд дала нам шанс, пренебрежение которым стало бы должностным преступлением.

34
{"b":"7329","o":1}