ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Звезды и Лисы
Культ предков. Сила нашей крови
Обязанности владельца компании
Палатка с красным крестом
Письма к утраченной
Последнее дыхание
Как пройти собеседование в компанию мечты. Илон Маск, я тот, кто вам нужен
Нить Ариадны
Дети мои
Содержание  
A
A

Считалось, что он обладал каким-то особым и бесценным подходом к своему подопечному. Однако теперь наш источник утверждает, что помощник шефа Тэвернер был привезён в штаб-квартиру полиции по причине серьёзных подозрений в сговоре с нелегалами и выдаче им секретов службы безопасности Рудной станции. Его доставили в штаб-квартиру полиции для того, чтобы эксперты БСИ могли узнать о нём правду и таким образом нейтрализовать угрозу, которую он собой представлял. По причинам, которые пока не ясны, помощника шефа Тэвернера не охраняли должным образом. Ему удалось вызволить из камеры капитана Термопайла, и они, угнав космический корабль, покинули станцию полиции Концерна.

Такая явная некомпетентность полиции вызывает не только раздражение, но и ужас. Людям страшно думать, что от мерзкой экспансии амнионов их защищают те же самые мужчины и женщины, которые сегодня позволили бежать осуждённому пирату и его коварному двуличному сообщнику».

Далее последовали подробности: повтор сообщений об аресте и осуждении капитана Термопайла, краткая характеристика помощника шефа Тэвернера и исчерпывающий анализ события со стороны многочисленных самопровозглашенных экспертов – генофобов; поборников гражданских прав, безумцев свободного рынка и коренных землян, – то есть представителей мелких политических партий, которые мечтали о голосах в Руководящем Совете и долгое время не имели их.

Холт Фэснер перестал прислушиваться. Он включил интерком, обезопасил канал связи со штаб-квартирой полиции, и каждый техник, каждый секретарь между палатой его матери и кабинетом Годсена Фрика затрясся от страха перед великим Драконом. Но всё это время его руки предательски дрожали.

Уорден

Из своего командного пункта управления в штабе полиции КРК Диос наблюдал, как «Труба» быстро пересекала пространство, контролируемое их станцией. Уорден был один, если не считать Мин Доннер – руководителя подразделения спецназа и его личного телохранителя. Он отослал остальных – даже связистов и системотехников, которым полагалось поддерживать его контакт с координационным центром и каждым департаментом полиции Концерна.

Диос не запер дверь, но выключил все передатчики и мониторы командного пункта.

Уединение было редким событием для начальника полиции. Тишина вокруг него – ещё более уникальным явлением. Присутствие Мин лишало его полного одиночества, но она по крайней мере молчала, если не имела серьёзной причины для разговора. Пока отбытие «Трубы» проходило по плану. Корабль не подавал сигналов о своём местонахождении и не запрашивал данных. Однако его метка на экране показывала, что он придерживается заданного курса и требуемой скорости, корректируя траекторию полёта по информации навигационных буев, которые управляли тяжёлым внутрисистемным транспортом вблизи штаб-квартиры полиции Концерна.

Ожидал ли Уорден Диос чего-нибудь иного? Вряд ли. На борту «Трубы» находились только двое, и Энгус с Тэвернером не отважились бы импровизировать так рано. Энгус Термопайл был идеально запрограммирован. Хэши Лебуол постарался как мог – а он считался волшебником кибернетики. Сама мысль, что Термопайл мог уклониться от программы, была почти невероятной. Но в любом случае Майлсу полагалось держать его на прицеле.

Что касается Тэвернера с его лицемерной преданностью, то он не станет привлекать внимание к себе в такой непосредственной близости от Земли и штаб-квартиры полиции. Майлс же был слишком хорошо натренирован и слишком боязлив для этого. Вдобавок Уорден сжёг за ним все мосты. Утечка сведений в прессу, которую протокол осуществил через одного из подчинённых Годсена Фрика, сообщала о «бегстве» Энгуса при прямом соучастии Майлса. Бывший помощник шефа службы безопасности мог решиться со временем на многое, но только не здесь и не сейчас.

Начальник полиции Концерна не имел причины задерживаться на командном пункте управления. Он был занятым человеком, и ему уже следовало перейти к другим обязанностям. Однако он ценил тишину и почти полное уединение. Тем более уединение с Мин Доннер. Вот почему он оставался здесь и наблюдал за «Трубой» – частью своей судьбы, которая выходила из-под его контроля.

Уорден знал, что на карту поставлена судьба всего человечества. Иначе он не стал бы делать того, что делал.

Диос был сильным мужчиной с широкой грудью и мощными руками. Его скулы и подбородок казались твёрдыми и будто выплавленными из металла. Чёрная повязка с круглым лоскутом, закрывавшим протез левого глаза, придавала ему странный и строгий вид. Но иногда, чтобы выдерживать напряжение тайных желаний, он нуждался в чём-то значительно большем, чем строгость и сила. Ему приходилось напоминать себе о последствиях, которые ожидали его в случае ошибки.

Если он проиграет битву, то её выиграет Холт Фэснер. Уорден сделал очень многое, помогая создавать империю Дракона. И теперь, когда он в конце концов понял опасность содеянного, ему не хотелось уклоняться от ответственности.

На миг изображение удалявшегося корабля слегка затуманилось – это означало, что передача навигационных данных перешла с одного буя на другой. В течение следующего часа «Труба» должна была достичь предписанной области пространства – значительно ближе к Земле, чем позволялось другим кораблям. Эта область предназначалась только для использования полиции Концерна. Затем корабль исчезнет. И Уордену придётся жить, ожидая результатов операции.

Мин переминалась с ноги на ногу. Её пальцы поглаживали рукоятку оружия, которое она носила с собой везде. Уорден подозревал, что его помощница не расставалась с импульсным пистолетом даже в постели.

– Вы действительно думаете, что они справятся? – не отрывая глаз от экрана, спросила она.

Уорден быстро взглянул на Мин Доннер. Строгие линии её рта никогда не менялись. С тех пор как она стала его доверенной помощницей, в её чёрных волосах появились седые пряди. Но взор был ещё достаточно горяч, чтобы покорять мужчин не менее стойких.

Диос любил Мин странным и безличным образом. Он уважал её моральную чистоту, верность коллективу подразделения специального назначения и безупречное служение закону и власти, которые оберегали хрупкую целостность человеческого космоса. Теперь эти качества служили ему укором. А стыдясь своих поступков, он терял обычную предосторожность.

– Если они не справятся, – ответил Уорден, – Дракон заставит меня сделать харакири.

Мин посмотрела ему в глаза. Её взгляд впился в него – в протез за матерчатым кругом и человеческий глаз. Все её тело пылало светом в инфракрасном спектре.

– Тогда зачем вы так рискуете?

Никаких объяснений – он должен быть более осмотрительным. Нельзя открывать ей правду. Она и так уже была в большой опасности – хотя бы потому, что сохраняла честность и являлась руководителем подразделения специального назначения.

– Вы считаете, что у меня был выбор?

– Вы могли бы послать меня, – ответила она без колебаний. – Или должны были ввести меня в команду – вместо того, чтобы направлять к врагу киборга и предателя. Не говоря уже о принесении в жертву Морн Хайленд.

Мин не боялась выражать свои мысли.

– Вы могли бы поручить надёжному человеку оба эти задания: спасти Морн и уничтожить верфи «Купюра».

И, прежде чем Уорден успел ответить, она добавила:

– Оставлять сё там равносильно убийству. Морн могут схватить амнионы. Мы не должны бросать её. Она не заслужила этого. Она не заслужила гибели вместе с космопортом. Если вы считаете, что Энгус и Майлс будут озабочены её спасением…

Голос Мин наполнился ядом. Тело лучилось цветом минеральной кислоты.

– Если вы решили не утруждать их вызволением Морн, то попробуйте что-нибудь другое. Позвольте мне организовать группу спасения. Или займитесь этим сами.

Она вдруг замолчала. Диос увидел, как напряглись её челюсти, сдерживая слова, которые она хотела произнести.

– Морн сейчас неважна, – ответил Уордсн, скрывая свою печаль. – Меня не волнует, понимаете вы это или нет. И меня не волнует, какое возмущение вызывает у вас моё пренебрежение к нашей бывшей сотруднице. Сейчас важны только Энгус и Майлс. Всё зависит от них. Если бы я дал им заведомо провальное задание – приказал бы им спасти Морн Хайленд и тем самым усложнил их задачу, – они могли бы вообще никуда не лететь. И если их миссия провалится, то и мы обречены на гибель.

4
{"b":"7329","o":1}