ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Если бы он отвечал за свои действия, то его позиция была бы очень сложной. Морн представляла для Энгуса смертельную опасность. Она обладала информацией, которая могла лишить его последней надежды. Именно по этой причине – среди прочих поводов, настолько расстраивавших его, что ему не хотелось о них думать, – он заключил с Морн сделку и сдержал своё слово.

Что бы он сделал с ней, если бы не был запрограммированной марионеткой? Убил бы на месте? Да. Или попросил бы сё присоединиться к нему? Да! Или умолял бы поверить, что будет верен ей до конца своей жизни? Да и ещё раз да!

Мысль о том, что ему, возможно, придётся стоять и смотреть, как она умирает, вызвала в нём старую и острую тоску.

Вопросы, касавшиеся Ника, не имели такой личностной окраски. Но какого чёрта он летал на Станцию Всех Свобод? И что здесь делали боевые корабли амнионов – гнались за Саккорсо или защищали его? Кто был предан на этот раз?

Впрочем, Энгусу было всё равно. Ему требовалась только месть – простая и ясная. Интриги Ника и его альянсы ничего не меняли. Для миссии Джошуа Саккорсо был опасен лишь тем, что он имел какие-то тайные отношения с Майлсом.

Сообщения, которые Тэвернер отослал по узкому лучу, адресовывались не Башне, а «Мечте капитана» и «Штилю». Оба корабля ответили. Это делало Ника таким же опасным для Джошуа, как Морн – для Термопайла.

Его глубокая ненависть не влияла на точность движений. Нажав на кнопку интеркома, он вызвал каюту Майлса и прорычал, как демонический ангел-хранитель:

– Просыпайся, детка. Пора возвращаться из страны сновидений. Впереди нас ждёт смертельная опасность, и она стремительно приближается к нам.

Чтобы не отвечать на вопросы Майлса, он выключил интерком и зловеще усмехнулся.

* * *

Посадка «Трубы» прошла спокойно и плавно. Майлс делал свою работу неохотно, но без возражений. Да и Башня не имела причин обращаться с разведчиком хуже, чем с другими кораблями. Пушки планетоида могли уничтожить его в один миг. Кроме того, на орбите находился амнионский крейсер. Все остальные вопросы мог решать только Билл, и лишь от него зависела дальнейшая судьба экипажа «Трубы».

Наконец присоски дока захватили корпус корабля. Силовой, воздушный и коммуникационный патрубки присоединились к внешним разъёмам судна. По приказу программного ядра Энгус заглушил импульсные двигатели и тем самым включил счётчик стоянки. В один миг он, Майлс и «Труба» стали должны Биллу значительную сумму.

– Если у тебя есть какие-то особые инструкции, – предупредил он Тэвернера, – тебе лучше высказать их сейчас.

Во рту у него смердело, как на адской свалке.

– Здесь не место для сюрпризов – если только ты не научишься импровизировать лучше, чем делал это на моём корабле.

Майлс бросил окурок в кучу мусора рядом с креслом и прикурил другой ник. Потом, не глядя на Энгуса, надменно произнёс:

– Это и есть твоя «смертельная опасность»? Место, где не любят сюрпризов?

Энгус разразился злым смехом.

– Ты не понял мой намёк?

Ему требовался какой-нибудь выход для бурлившей в нём ярости.

– Когда ты поймёшь его, он тебе дико не понравится. Это я могу гарантировать. А теперь слушай меня внимательно.

Он начал расстёгивать защитные ремни.

– Сейчас мы выйдем из корабля и постараемся вести себя так, словно прилетели сюда по собственному желанию. Даже если ты провёл свою юность среди уличных банд (это была догадка Энгуса, но он верил ей), то всё равно не видел ничего подобного.

Глаза Майлса беспокойно сузились.

– И к чему ты это говоришь? – спросил он.

Его попытка выглядеть беззаботным не удалась.

– Просто доверься мне, – со злой ухмылкой ответил Энгус.

Он присел, чтобы ощутить притяжение Малого Танатоса, затем обманчиво лёгкой походкой направился к трапу. Схватившись за поручни, Термопайл обернулся и почти по-дружески посоветовал:

– Не делай ошибки и не бери с собой оружие. Прежде чем нас впустят в приёмную зону, тебя просканируют до яиц. Здесь вооружёнными ходят только люди Билла.

Только они и амнионы.

Майлс с тревогой посмотрел на Энгуса.

– Они вставили в тебя металлодетектор?

– Если и вставили, – с усмешкой ответил Энгус, – то об этом знает только Хэши Лебуол, чёрт бы его взял.

Поднимаясь по ступеням, он увидел, как Майлс вытащил из кармана маленький штык-парализатор и спрятал его между подушками амортизирующего кресла. Похоже, он уже забыл, как чувствуют себя беззаботные люди. Тэвернер не ждал от верфей «Купюра» ничего хорошего. Термопайл воспринял это как гарантию успеха. Энгус был трусом, и ему требовались любые гарантии.

Лифт в средней части корабля спустил их к воздушному шлюзу.

Энгус указал на контрольную панель и пробормотал:

– Такую работу полагается делать помощнику капитана. Ты сам откроешь люк или мне нужно держать тебя за руку?

Глаза Майлса потемнели от гнева и тревоги.

– Иди первым, Джошуа, – напряжённо сказал он. – Я не выйду из шлюза, пока ты не пройдёшь через сканеры.

Энгус ничего не ответил. Он даже не мог пожать плечами.

Приблизившись к контрольной панели, Термопайл набрал код для открытия внутренней двери воздушного шлюза. Мини-монитор в его голове показывал время: 22. 07, или 15. 53 по стандартно-космическому исчислению, – поздний вечер на верфях «Купюра». Другое цифровое окно напоминало ему коды безопасности, которые могли задраить «Трубу» и держать её в таком состоянии до тех пор, пока он и Майлс не вернутся на борт. Встроенные сенсоры электромагнитного излучения высвечивали схемы сервоприводов и кодовых замков.

Дверь шлюза с шипением открылась. С таким же шипением в Энгусе бурлила ярость, хотя внешне это и не проявлялось. Когда Майлс присоединился к нему в воздушном шлюзе, он задраил внутреннюю дверь и открыл внешний люк корабля. В лица им пахнул кисловатый воздух верфей «Купюра».

Подкова сканера была омыта электромагнитными полями. Для необычного зрения Энгуса они выглядели тонкой паутиной или вуалью, которая разрывалась при движении его тела. Смело проходя сквозь нити полей, он знал, что ему их нечего бояться. Это подтверждало и его программное ядро: компьютер, зонные импланты, лазеры и аккумуляторы не вызывали пульсаций в мерцающей ауре детекторов верфей «Купюра». Хэши Лебуол был гением в таких делах – он знал, что делал, когда продумывал оборудование Энгуса.

Термопайл беспристрастно отмстил отсутствие охранников. С точки зрения Лебуола, это было хорошим признаком, означавшим, что Билл решил не подвергать явному сомнению историю Тэвернера и Энгуса. Вместо этого он хотел понаблюдать за ними и понять, что к чему.

Энгус этому не удивился. Билл всегда относился вежливо к своим источникам дохода. Он шпионил за всеми и каждым, но старался не обижать своих клиентов.

Термопайл обернулся к Майлсу и зловеще прошептал:

– Пошли. Безопаснее, чем сейчас, уже не будет.

Не ожидая Тэвернера, он направился в приёмную зону.

Здесь было много охраны, но Энгус не обращал на неё внимания. К тому времени, как Майлс поравнялся с ним, он успел воспользоваться информационным терминалом и подтвердил свой кредит по голосовому идентификатору.

Бесцеремонно схватив Майлса за руку, он шепнул ему на ухо:

– Давай, дружок. Назови компьютеру своё имя, чтобы мы могли тратить твои деньги.

Поскрипев зубами, Майлс ввёл в информационный терминал свой голосовой отпечаток для дальнейшего использования его в качестве идентификатора. Судя по странной усмешке, он придумал новый вариант для унижения Энгуса.

Ощутив в душе всплеск страха, Термопайл заказал на терминале две комнаты в спальном районе. Конечно, он и Майлс могли остаться на борту «Трубы». И, конечно, в комнатах, которые они снимут на верфях «Купюра», будут спрятаны видеокамеры. Но именно по этой причине для них было безопаснее поселиться в гостинице. Билл успокоится, узнав, что может наблюдать за ними.

Желая позлить своего спутника, Энгус заказал два номера в гостинице, называемой «Дёшево и сердито». Она располагалась вблизи от Круиза – центральной части колонии. Сжав руку Майлса и кивнув на терминал, он зашептал:

40
{"b":"7329","o":1}