ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В своём воображении Термопайл уже действовал. Несколько шагов между столиками к углу, где сидел Саккорсо. Последний убийственный взгляд в глаза, чтобы капитан Траходав осознал, что случится дальше. Одна рука хватает его за горло – со скоростью микропроцессора – слишком быстро, чтобы можно было отреагировать. Вторая рука сжимается в кулак, лазер выстреливает луч в основание шеи, и тело врага бьётся в судорогах, не в силах высвободиться из смертельной хватки Энгуса.

Потом ещё одна ментальная команда, рука на горле яростно сжимается – и Ник оседает в кресле. Вся его бравая пиратская удаль исчезает, а тело, сводившее с ума стольких женщин, превращается в мёртвую плоть. И лицо синеет в ярком когерентном свете…

Энгус сделал бы это! Сделал! Никакой набор процессоров и сопротивлений не остановил бы его! Ни один зонный имплант не умерил бы его ненависть. Чего бы это ни стоило, каких бы невральных мук ни потребовало, он сделал бы это. Саккорсо безжизненно повис бы в тисках его рук, и Энгус снова стал бы свободным – свободным и независимым, чтобы убивать и бороться за своё выживание.

Однако он не сдвинулся с места. Вся эта идея была миражем. Он мог прокручивать её в уме, но программному ядру и зонным имплантам было плевать на его желания. Увидев шрамы и презрительную усмешку Ника, Энгус замер на месте. Он не мог ни двигаться, ни говорить. Термопайл даже дышал с трудом. Переживая агонию чувств, он не мог и пальцем шевельнуть без соответствующего распоряжения программы.

– Ну что же, – самодовольно прошептал Майлс, – давай позабавимся.

Сердце Энгуса кричало от боли и ярости, но программное ядро гасило любой намёк на чувства, бушевавшие в нём.

Склонившись к уху Термопайла, Майлс прошептал:

– Вперёд, Джошуа. Иди и делай свою работу.

Распираемый смертельной ненавистью, Энгус выглядел как жаба. Он против воли начал сканировать помещение, находя видеокамеры и подсадных стукачей. Таковых было двое. Первый, мужчина, сидел у стойки – слишком далеко, чтобы прослушивать столик Ника. Сгорбившись, он с отвращением смотрел на пару механических рук, в которых находилась приёмно-передающая аппаратура. Второй стукач, женщина, сидела за столиком в опасной близости от Ника. На ней почти не было одежды, но тело излучало определённый электромагнитный фон. Её развлекали двое мужчин. Они прижимались к ней, покупали по очереди напитки, шептали на ушко вольности и алчно посматривали на её прекрасную грудь. Но это были обычные посетители, и опасность исходила только от женщины.

Программное ядро велело Энгусу избавиться от неё. Но оно не сказало, как это сделать.

Когда Термопайл и Тэвернер подошли к столу, Ник даже не поднялся, чтобы поздороваться. Он сидел спиной к углу, наблюдая за залом. Энгус тоже выбрал бы такую же позицию. Но его программа диктовала иные действия. Определив остаточный след излучения, он сел рядом с тем местом, где провода в стене вели к ближайшей видеокамере.

– Майлс! – ухмыльнулся Ник. – Капитан Термопайл! Я бы с радостью притворился, что удивлён нашей встречей, но на этой космической глыбе новости разносятся быстро. И каждый, у кого ещё не атрофировался мозг, уже знает о вашем прибытии.

Он повернулся к Тэвернеру:

– Может быть, нам лучше поговорить на моём корабле?

Заметив лёгкий кивок Энгуса, Майлс устроился справа от Ника. Энгус занял место слева и повернулся так, чтобы прикрыть Тэвернера от видеокамеры в стене.

– Это лучше для тебя, но не для меня, – воинственно ответил Майлс. – Я и так уже скомпрометирован.

Шрамы Ника выглядели как рубцы на языке Энгуса. Они пылали от злобы и боли.

– Тогда пойдём на ваш корабль.

Майлс нахмурился и покачал головой.

– Тут будет безопаснее. Билл нам не доверяет, поэтому мы постараемся вести себя как все.

Лишь его тон намекал на истинное положение дел: согласно данным программного ядра, Майлсу было приказано избегать ситуаций, в которых он мог бы продемонстрировать другим людям свою власть над Энгусом. И то, что Термопайл знал об этом, делало приказ обязательным для исполнения.

Нагнув голову и понизив голос, Майлс проинформировал Саккорсо:

– Энгус способен вычислять охранников. Он позаботится о том, чтобы нас не прослушали. Его голова сейчас в той же петле, что и моя. Я ему верю.

– Ах, даже так? – отозвался Ник, не глядя на Энгуса. – Мы давно с тобой не общались, и с той поры случилось множество событий. Я был занят – и ты, похоже, тоже. Откуда тебе известно, что он сунул голову в ту же петлю?

– Выпивка, Майлс, – грубо вмешался Энгус – За каким чёртом мы сюда пришли, если не будем заказывать выпивку?

Тэвернер считался помощником Энгуса. Ему полагалось выполнять приказы. Но прежде чем встать и направиться к бару, он позволил себе задержаться и гневно взглянуть на Термопайла.

– Иди-иди, – усмехнулся Энгус.

– Капитан Термопайл, ты под старость делаешься грубым, – произнёс Саккорсо. – Мне показалось, что ты сейчас намеренно помешал Тэвернеру ответить на мой вопрос. И я спросил себя: а почему? Может, ты ведёшь свою игру на стороне?

Энгус быстро оценил опасные последствия беседы. Видеокамера на потолке вела съёмку, но вряд ли фиксировала их разговор. С другой стороны, женщина-стукач сидела через два столика от них, и, следовательно, они с Ником находились в зоне приёма её микрофонов. Однако проблема осложнялась двумя обстоятельствами. Ему следовало сказать Саккорсо нечто такое, что не должно было дойти до ушей Билла. И, кроме того, Ник с Майлсом могли приступить к обсуждению тем, ради которых они договорились встретиться на Круизе. Он должен был не допустить такой возможности.

– Ты ошибаешься, капитан Траходав, – невнятно ответил Энгус. – Майлс – мой помощник. Я не знаю и не желаю знать, о чём вы, два гомика, говорили друг с другом. Но следует ставить вопрос не о моей игре на стороне, а о твоей, приятель.

Ник фыркнул.

– Очаровательно! Прости меня, дружище, но я не верю ни одному твоему слову. Или ты лжёшь, или с Майлсом случилось что-то очень серьёзное с тех пор, как я встречался с ним в последний раз. Похоже, из него действительно выбили кучу дерьма. Но ты вряд ли убедишь меня в том, что помощник шефа службы безопасности Рудной станции согласился пойти к тебе в помощники.

Это был все тот же нахальный и задиристый капитан Саккорсо. Однако Энгус не мог обмануться. Интуиция труса тут же уловила в голосе Ника скрытое беспокойство. А побледневшие шрамы и бегающий взгляд служили явными симптомами страха. Но что могло его так напугать?

Программное ядро не позволяло Энгусу открыто выразить свою ярость. Стараясь сделать это хотя бы голосом, он язвительно произнёс:

– Я не обманываю тебя, капитан Траходав. Майлс стал моим помощником по той же причине, по которой он вытащил меня из тюрьмы. Просто я собрал кое-какие доказательства.

Он бросил в него это слово, как камень.

– Доказательства того, что вы, куски дерьма, подставили меня. Ты чертовски прав – копы выбили из него кучу дерьма. Я получил его вместе с яйцами. И после того как я покрутил их немного, он согласился выполнять мои приказы.

Однако запугать Ника было непросто.

– Ты что-то говоришь, капитан Термопайл, но я тебя не слушаю. Если ты решил здесь попердеть, то лучше сядь за другой столик и сделай это в уединении. У тебя нет никаких доказательств! Если бы ты их имел, то давно бы воспользовался ими, чтобы выйти на свободу.

– А я так и поступил.

Энгусу захотелось стереть улыбку с лица Ника – своими собственными пальцами.

– Правда, на это ушло несколько месяцев. У меня имелись доказательства, но их некому было выслушать. Я находился под присмотром Майлса. Но потом меня увезли в штаб-квартиру полиции Концерна, и я наконец получил благодарных слушателей.

Майлс принимал у бармена напитки. Стукач у стойки притворялся спящим. Энгус грохнул кулаком по грязному столу, прорычал какое-то ругательство и вскочил. Лавируя между столиками, он направился к начинённой микрофонами женщине и двум мужчинам, которые щупали её без всякого стеснения.

43
{"b":"7329","o":1}