ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Раздевшись донага, женщина вновь подняла нож над головой – и снова замерла в нерешительности. Дикий страх парализовал её тело.

С приторно сладкой и предательской улыбкой Ник назвал сумму – большую, но вполне приемлемую для Майлса. Не спуская глаз с женщины, Тэвернер вытер пот со лба и дрожащей рукой загасил окурок.

– Ты, наверное, спятил, – произнёс он раздражённым тоном. – Ну да! Ты просто выжил из ума! Я не понимаю, какое отношение мои деньги имеют к твоим затруднениям?

В дальнем конце бара двое или трое мужчин начали стучать ногами. Войдя в ритм, они вбивали каблуками в пол своё нетерпение. С каждой секундой к ним присоединялось всё больше людей.

Осознав, что программное ядро не согласно с передачей денег Нику, Энгус решил для пробы изменить тактику. Он хотел посмотреть на реакцию Саккорсо.

– Деньги не единственный способ решения проблем, – сказал он примирительно. – Даже здесь, на Малом Танатосе. Вопрос ведь не в том, чего хочет Билл, а в том, что ты можешь дать мне и Майлсу. Ты сказал, что согласен обеспечить нас тем, за чем мы сюда прилетели. Возможно, я действительно стал глупым, но мне не ясно, о чём ты говоришь.

Топанье ног докатилось до сцены и невидимым молотком застучало по женщине. Она содрогалась при каждом ударе.

Ник нагнулся вперёд и, похоже, перешёл от предательства к безрассудству.

– Послушай меня, задница, – прошептал он Энгусу. – Я в беде и не имею времени для игр. Ты можешь изображать лицедея, когда останешься наедине с собой. Хоть затрахай себя до беспамятства – мне будет всё равно. Но сейчас я этого терпеть не собираюсь. Меня послал сюда Хэши Лебуол. Так же, как и вас. Твой шантаж по отношению к Майлсу – это детские сказки. Хэши дал тебе его для прикрытия, чтобы ты мог прилететь на верфи «Купюры» и выполнить своё задание.

Энгус притворно заморгал. Напряжение, царившее на сцене, его абсолютно не касалось.

– Я потрясён. С чего ты это взял? И какое задание мне необходимо выполнить?

– Вы прилетели, чтобы спасти Морн Хайленд, – чётко произнёс Саккорсо. – Если ты решишь мою проблему с Биллом, я отдам её тебе.

Его голос надломился, и он едва не перешёл на крик.

– Иначе я продам эту сучку амнионам, и они обработают вашего долбаного копа по всей программе. Мне нужно спасти свою задницу, понял?

Жалко дрожа, женщина на сцене покрепче сжала нож Майлс вытащил ник изо рта и впился зубами в одну из костяшек на руке. Артистка поднесла нож к себе, громко всхлипнула и начала отрезать свою правую грудь. Кровь брызнула из надреза и потекла по животу. Изо рта по подбородку тоже побежала струйка крови. Наверное, она прокусила губу, чтобы удержаться от крика. Когда правая грудь с глухим шлепком упала на сцену, артистка принялась за левую.

Потрясённый, Майлс отвернулся от сцены. Схватив бокал обеими руками, он опустошил его одним глотком, вытащил из пачки ник и глубоко вдохнул дым.

– Отвали, Саккорсо, – задыхаясь, прошептал он, словно только что сам пострадал от ножа или пережил оргазм. – Проваливай и оставь нас в покое. Ты просто псих. Нам больше не о чём разговаривать.

Термопайл не хотел думать о Морн. Он не выносил этих мыслей. Ник действительно мог продать её амнионам. И тогда она будет потеряна навечно. Но Энгус ничего не мог поделать с этим. Абсолютно ничего. Даже Мин Доннер не удалось проникнуть в его программное ядро и записать программу, которая позволила бы ему спасти Морн. Жаркий огонь пылал в его руках, пока зонные импланты не подавили это ощущение. Ярость терзала сердце Энгуса, пока другие импланты не охладили его пыл.

«Морн, – думал он. – Моя любимая Морн».

Термопайл был бессилен. Он даже не мог выразить свои чувства. Программа сдерживала его стальной уздой – как смерть, как пространственная брешь.

Почти парализованный своим возмущением и яростью, он наблюдал за женщиной на сцене. Энгус уже видел такие акты самоувечья. Отрезав левую грудь, артистка вскрыла себе живот, и кишки вывалились к её ногам Поначалу кровь хлестала из ран, как из обезглавленной свиньи, но затем заработали вживлённые в неё устройства. В местах электромагнитных утолщений находились клапаны. Когда обильное кровотечение приобрело угрожающий характер, зажимы устройств перекрыли основные артерии, и теперь работники сцены могли унести женщину к хирургам. Публика знала, что через неделю-другую артистка поправится и снова будет готова к выполнению номера.

Когда софиты погасли, несколько человек захлопали в ладоши. Кого-то вырвало.

«… Преступление против вашей души».

Внезапно перед внутренним взором Энгуса возник небольшой экран – тёмный интерфейс между его сознанием и чипами программного ядра. Термопайл погрузился в информационную брешь между тем, что он понимал, и тем, что мог сделать. Чёрный поток возможностей и приказов хлынул в его мозг с другой стороны бытия.

«Это нужно остановить».

Сам того абсолютно не желая, он протянул Саккорсо руку:

– Хорошо. Договорились. Мы достанем для тебя Дэйвиса Хайленда. А ты отдашь нам Морн.

Словно потерявшись во мраке погасших софитов, Майлс закричал:

– Энгус, сволочь! Ты ублюдок!

Ник вытаращил глаза и зашёлся в диком хохоте.

Энгус

Если бы он тоже мог смеяться или плакать, то не стал бы сдерживать себя. Всё пришло к нему внезапно – одной гигантской волной. За ложным стоицизмом его зонных имплантов он был потрясён до глубины души приказами программного ядра, своим отчаянием и надеждой.

Морн!

Он хотел спасти Морн. Даже скрывая свои чувства от Ника и Майлса, он не мог делать вид, будто это неправда. Однако право принимать решение принадлежало не ему За его обещанием Нику не было ни грана правды.

Но почему же тогда Лебуол говорил, что Джошуа не будет рисковать своей миссией ради Морн Хайленд?

Так вот зачем Уорден Диос (ублюдок! сукин сын!) подключался к его программному ядру. Весь командный состав полиции списал Морн со счётов, и поэтому Уорден дал приказ спасти её. По какой-то причине Диос притворялся, что не заботится о ней. Но он подготовил свои инструкции и тайно ввёл их в Джошуа, чтобы скрыть свои истинные намерения от окружающих.

Он хотел вернуть её.

«Это нужно остановить».

К сожалению, Диос не учёл, что её можно спасти за деньги. Выкуп Морн с помощью кредита Майлса не был заложен в программе. Значит, Лебуолу ничего не известно. И Майлс тоже не знал об этой тайне.

Лицо Тэвернера стало серым, словно он был в предынфарктном состоянии. Его глаза испуганно округлились. Взгляд шарил по сторонам, точно Майлс пытался понять, насколько глубоким было предательство. Никто не знал правду о Диосе. Никто, кроме Ника Саккорсо.

«Я дам тебе то, за чем ты сюда прилетел».

Но откуда он мог узнать секрет главы полиции? «Нет, перестань, – велел себе Энгус. – Не паникуй. Нику известно только то, что Морн – лейтенант полиции Концерна. „Труба“ тоже прилетела из штаб-квартиры полиции». Саккорсо сопоставил два этих факта и случайно пришёл к верной догадке. Безумный смех и побледневшие шрамы придавали Нику вид помешанного. Он просто гадал.

Но почему Уордсн Диос хотел сохранить эту тайну от своих людей? И какова тогда была истинная цель миссии Джошуа?

Энгус в душе смеялся над испугом Майлса и неведением Лебуола. Эти засранцы заслуживали того, чтобы их оттрахали початком кукурузы. Но в то же время Термопайлу хотелось плакать, как напуганному ребёнку. Все эти решения принадлежали не ему, а долбаной программе.

«Мы достанем для тебя Дэйвиса Хайленда. А ты отдашь нам Морн».

Эти слова означали нечто обратное тому, в чём Майлс видел цель их миссии. Хотя в любом случае у Энгуса не было выбора. Звено с его программным ядром фонтанировало, как лопнувшая водопроводная труба, – команды и данные заливали его мозг сплошным потоком.

Человек в стерильном медицинском комбинезоне наложил на тело артистки плотный бандаж и вынес её с неосвещённой сцены. Очевидно, в «Дёшево и сердито» эта исполнительница пользовалась успехом, если всякий раз её отправляли на восстановление. Человека сменил робот-уборщик. Смыв кровь со сцены, он быстро удалился.

46
{"b":"7329","o":1}