ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Как бы её ни потрясли последние откровения Диоса, она осталась преданной ему. Офицеров подразделения специального назначения часто сравнивали с фанатичными рыцарями духа, свободными от бесчестия и двуличия. Они были противовесом бюро по сбору информации, где даже воздух был пронизан миазмами обмана. И почти религиозная преданность Мин гарантировала, что она исполнит приказ начальника наилучшим образом. В её удостоверении не имелось записи «служить и защищать» – той старой заповеди, которой полиция следовала на всём протяжении человеческой истории. Но этого и не требовалось. Она была записана в сё сердце.

Мин тоже иногда одолевали сомнения – особенно сейчас, когда честь и репутация её организации стояли под вопросом. Но благодаря чистоте своих убеждений она понимала разницу между сомнениями и действием. Она не отвечала за честность Диоса и всей полиции Концерна. Доннер несла ответственность только за спецназ и саму себя. Она сохраняла честность перед собой и другими, целиком и полностью посвятив свою жизнь работе и высоким идеалам служения. Мин намеренно отметала сомнения, оставляя их Уордену Диосу, Бюро по сбору информации, полиции Концерна рудных компаний и остальному человечеству.

Она считала это важным для себя. Иначе её деятельность оказалась бы парализованной. Любое сомнение по своей природе являлось всепожирающим чудовищем – оно поглощало все Недавние события давали тому яркий пример На конференции с РСЗК Диос дал ей причину усомниться в его честности Но другие инициированные им дела – например, инструкции, привезённые ею на Землю, – разрушали образ, который он демонстрировал совету Кому следовало верить – человеку, пославшему её сюда, или общественному деятелю, который без зазрения совести признавался в торговле людьми ради тактических целей? При мысли о продаже Морн у Доннер щемило сердце.

Если бы она позволила себе усомниться в выборе действий, то её работа стала бы бесполезной. Ей требовался другой стандарт для принятия решения И таким стандартом для Мин было служение. Вот почему она, как террорист, пробралась украдкой на этаж, где находились кабинеты Объединённого западного блока Мин делала всё возможное, чтобы о её присутствии знал только тот, с кем ей следовало встретиться. Этим человеком был капитан Вертигус Шестнадцатый, старший член совета от Объединённого западного блока. Мин Доннер договорилась с ним о встрече всего лишь несколько часов назад, перед видеоконференцией Диоса. И если речь Уордена не заставила его передумать, то он уже должен ждать её. Один, если это ему удастся

Небольшой сенсор, который Мин сжимала в кулаке, информировал её о том, что коридор по ту сторону двери пуст Он вёл к пожарному выходу, так что это её не удивило. Доннер знала, что реальной проверкой плана – и сотрудничества капитана Вертигуса – станет момент, когда она откроет дверь, пройдёт по коридору и повернёт за угол. Её маршрут проходил мимо приёмной залы ОЗБ, где, как в улье, роились секретари, функционеры, подхалимы и репортёры из служб новостей. Ни одно подобное помещение в комплексе РСЗК никогда не пустовало Свернув за угол, Мин предстояло пройти мимо эскадрона служащих, которые преграждали путь к кабинету советника. Капитан Вертигус обещал очистить коридоры, чтобы Доннер могла посетить его инкогнито Но сделал ли он это? Мин не слышала голосов, однако показания сенсора её не успокаивали. В приёмной кто-то находился – по крайней мере один человек…

Секретность имела первостепенную важность. План Уордена был бы невозможен, если бы слух о её встрече с капитаном Вергигусом достиг не тех ушей. Личным помощникам ещё можно было доверять, но только не юристам. А газетчики и тележурналисты вообще оказались бы бедой.

Доннер быстро прошла вдоль стены и заглянула за угол. Хэши сказал, что она может положиться на маленький сенсор. На этот раз Мин не разозлилась, обнаружив, что он оказался прав. В десяти метрах от нёс в коридоре находился человек. Все конторки и места за мониторами были пусты. На краю одного из столов, явно поджидая сё, сидел Вертигус Шестнадцатый. Увидев Мин, он поманил её за собой и направился в кабинет.

Только сейчас, когда советник переступил порог кабинета, она заметила скованность в его движениях Он был очень старым и не походил на других политиков, которых знала Мин. Вертигус не прибегал к техникам омоложения, которые, вгрызаясь в генетический код, замедляли старение. Именно по этой причине его регулярно, хотя и без какой-либо пользы, избирали в Руководящий Совет Земли и Космоса: популяция ОЗБ включала в себя более высокий процент «коренных землян», чем другие избирательные округи, и данная категория людей считала достоинством тот факт, что капитан Вертигус не желал искусственно продлевать свою жизнь.

Вертигус был легендарной фигурой – первым человеком, повстречавшим амнионов Свыкшись с аурой героя, он постоянно демонстрировал свою готовность умереть за идеалы и убеждения. Его неизменная поддержка полиции в сочетании с непоколебимым противостоянием КРК создала ему образ борца за моральные ценности. Он считался «уважаемым и пожилым государственным деятелем» РСЗК. Мин вспомнила, как однажды Хэши Лебуол двусмысленно пошутил. «Если бы капитана Вертигуса не было, его пришлось бы выдумать».

Тем не менее для человека его возраста он сохранил завидную подвижность. К тому времени, когда Мин вошла в кабинет и закрыла за собой дверь, он уже сидел за столом с таким скучающе-занятым видом, как будто всё время находился здесь

Доннер вытащила из карманов несколько компактных помехосоздающих устройств и прикрепила их к двери, интеркому, терминалу и видеофону. Вертигус молча наблюдал за ней, по-детски сложив руки на огнеупорной глянцевой крышке стола. Под прозрачной кожей на его руках проступали вены. Глаза были настолько светлыми, что казались слепыми.

Когда Мин обезопасила кабинет от прослушивания, он спросил тонким дрожащим голосом:

– Теперь мы можем говорить?

– По-моему, да, – кивнув, ответила Мин. – Сейчас этой комнаты как бы не существует.

Она холодно усмехнулась.

– Если мы убьём друг друга, то об этом узнают только тогда, когда кто-нибудь откроет дверь.

Капитан Вертигус откинулся на спинку кресла и дрожащей рукой пригладил прядь волос на темени.

– В таком случае, госпожа Доннер, я должен вас разочаровать..

Его голос был слабым и невыразительным.

– Мои дни сочтены, и я вряд ли достоин убийства. Похоже, он неверно понял её слова.

– Я хотела сказать…

Вертигус не дал ей закончить.

– Честно говоря, я вряд ли достоин и этой секретности, – продолжил он. – Мне без труда удалось отослать своих людей. Такое было бы невозможно в кабинете даже младшего члена Совета.

Он вяло пожал плечами.

– Однако всем плевать на старшего советника от Объединённого западного блока. Какая разница, что он будет делать в отсутствие своей свиты – пускать слюни или просто бредить. Мне очень грустно, но я должен признаться, что превратился в реликт. Моё время прошло.

Если бы вы, госпожа Доннер, явились ко мне официально, то подняли бы мой статус до таких высот, на которых я не бывал уже многие годы.

Минуту Мин молча смотрела на него. Если Вертигус свыкся с поражением и своей бесполезностью, то убедить его будет непросто. Она вдруг засомневалась в своём выборе. Подойдёт ли этот человек для такой работы? Уорден Диос доверил ей задание, потому что знал о её безупречной преданности делу, у неё был иммунитет к политическим манипуляциям и интригам. Но именно по этой причине Мин не была уверена в своей позиции. В чью игру она играла? И чьи планы исполнял Уорден Диос?

С грацией хищника она устроилась в кресле напротив старшего советника. Чтобы скрыть свою нерешительность и заодно выяснить, чему она противостояла, Мин спросила:

– Как же это случилось, капитан Вертигус? Каким образом вы стали реликтом?

– Я совершил политическую ошибку, – честно признался он.

Возможно, старик хотел убедиться, что она не строит иллюзий на его счёт.

59
{"b":"7329","o":1}